Гуманитарные аспекты информационной безопасности


В мире есть один две силы: меч и ум. И со временем меч ввек испытывает неудача вследствие ума. Наполеон Бонапарт

Понятие информационной безопасности в современном мире очень широкое. Оно включает у себя беловой контроль заслуга нераспространением информации, которая считается тайной, беспричинно и предложение своевременного, полного и качественного информирования граждан о события в стране и мире, свободного доступа к разным источникам информации - и вместе с тем помощь целостности общества, поддержания его морального благосостояния, защите вследствие неблагоприятных информационных влияний.

Для реализации этого комплексного задания государству должен встречать динамический баланс между свободой слова, обеспечением права для информацию, эффективным использованием информации беловой средству контроля гражданского общества заслуга действиями власти, ограничением распространения тайной информации и поддержанием моральной и духовной стабильности в обществе.

Нахождение этого баланса позволит беловой защитить интересы общества и государства, беспричинно и помогать реализации права граждан для получение всесторонней и качественной информации. Это вопрос предусматривает склад гибкой и активной государственной политики в вопросах циркуляции информации, доступа к ней, деятельности средств массовой информации, развития издательского дела, образования и массовой культуры.

Лучше один обеспечить информационную безопасность украинское власть сможет, аль создаст условия воеже всестороннего развития институтов гражданского общества, заведений образования и культуры, средств массовой информации.

Вызовы информационной эры

Определения современной эпохи истории человечества беловой "информационной эры" уже стало банальностью, это словосочетание вошло в обыкновенный стиль и употребляется действительно беловой синоним понятия "настоящее время". Однако початие общества в "информационную эру" предусматривает доход им весь определенных признаков, связанных со значительным распространением информации, множественностью каналов ее донесения к пользователю, влиянием ее содержания и формы для ежесекундно сферы жизни общества, мировосприятия людей и принятия решений власть предержащими. Государство, стремясь сохранить целостность общества, которое она представляет, и защитить его вследствие разнородных угроз, повинная заботиться с этими реалиями.

Информация играет в жизни любого человека один важную роль. На основании сведений сравнительный окружающем мире, событиях, которые происходят в нем действию других лиц личность принимает приговор относительно собственного поведения, делает предположение относительно возможного развития ситуации и адаптации к ней аль влияния для нее. Это вероятно воеже любых времен, и с этой точки зрения любое много дозволительно назвать "информационным": решения принимаются для основании изучения и анализа данных сравнительный окружающем мире и собственном состоянии человека.

Однако во будущий половине ХХ века произошел качественный сдвиг в объемах и форме подачи информации, которая доносится к человеку: разнообразили способы снабжения информацией, осложнилась система принятия решений, облегчился доступ к альтернативным информационным источникам.

С одной стороны, это открывает возможности воеже более взвешенного выбора, учет сравнительного, исторического опыта, разных точек зрения и тому подобное. С другой стороны, всетаки выросли и объемы информационного шума - избыточной воеже человека информации, - а то и информации, возложение для которую может нанести вред.

Увеличение количества источников информации, оперативности ее надхо-дження и возможностей ее первичной обработки выдвигают требования к высшей оперативности в принятии решений: положение может проворно изменяться, сравнительный этом необдуманно становится известно, и своевременное вдохновение для ситуацию требует быстрого реагирования.

Кроме повышения требований к принятию решений, значительного увеличения источников информации, скорости ее поступления и всеохопности якис- всетаки изменились и условия социализации в обществе. К таким традиционным источникам передачи навыков, верований, общих традиций, общественных мифов, беловой семья, школа, непосредственное окружение, добавилось разнообразие других средств коммуникации, древле один массовых. Доступность средств такой коммуникации и донесения информации к пользователю (радио, телевидение, Интернет, кино и тому подобное) позволяет овладевать практически ежесекундно вековые и социальные слои населения, которое делает неэффективными традиционные мероприятия борьбы с нежелательным воеже государства влиянием вследствие эти каналы.

С последним связана также характерная граница информационной эры - глобализация информационного пространству. Иначе говоря, ни одно власть технически не в состоянии изолировать свое информационное промежуток - собрание доступных из территории страны информационных источников и потоков [1] - вследствие поступления информации извне. И наоборот, разнообразие каналов связи осложняет предотвращение истока заслуга пределы страны нежелательной воеже государства информации (от государственной тайны к подробностям осуществления политики, заключения деловых и политических соглашений и тому подобное).

Широкий доступ всех слоев населения к средствам распространения информации способен также качественно изменить отношения в самом обществе. Поскольку такая "массовая" информация (от прессы, радио и телевидения, кино, Интернета, заведений культуры и тому подобное) поступает постоянно, касается всех значимых событий, апеллирует к ценностям (или и предлагает новые), учитывает (чтобы жить донесеной к пользователю) психологические особенности человека, в конечном итоге, представляет определенные модели поведения, - она является весомым фактором формирования ценностей, мировоззренческих ориентаций, представлений о надлежащем поведении и способе мышления вообще.

Влияние оказывается беловой вследствие оглавление информации, беспричинно и вследствие ее форму (язык, форму представления, образ изложения, апелляцию к значимым фактам и событиям и тому подобное). Весь сей комплекс влияний творит то, сколько дозволительно назвать общим смысловым пространством общества, - системой верований, мировоззренческих установок, языковых конструкций, стереотипов, способов увязки формы (знаку) и содержания и других интерсуб’ективних категорий, которые определяют особенности мышления и коммуникации в определенном обществе [2].

Такое достоинство информационных потоков - вдохновение для мировосприятие человека ее самоидентификацию - делает контроль над ними мощным и опасным оружием. Крайний инцидент такого контроля - монополизация информационных каналов - дает монополисту неограниченную власть над обществом: как Министерству правды в романе Дж.Орвелла "1984", он может непринужденно говорить историю, современность, базовые ценности и заключение человека и общества; такая власть намного более эффективна и более длительная чем "традиционная", базированная для принуждении аль убеждении [3].

Информация, ее распространение и массовое вдохновение приобретают ежесекундно растущее достоинство в международных отношениях. Да, например, неудача миротворческой операции в Руанде в 1994 году американские исследователи склонны вразумлять тем, сколько силам ООН не удалось блокировать "пропаганду ненависти", которая повлекла массовую резню и 800 тыс. жертв [4]; с другой стороны, поползновение предупредить дублет этой ошибки в Боснии-Герцеговине в 1997 году, если силы НАТО захватили сербские теле- и радиоретрансляторы, малая один домашний успех: сербы использовали мобильные передатчики, и весь вытеснить их из информационного пространства не удалось [5].

Подобные рассуждения наталкивают американских исследователей для заключение о необходимости "разделять политический и воин аспекты" безопасности и особенное забота (в книга числе во сезон миротворческих операций) оборачивать для овладение информационным пространством [6]. Такие установки в политике единственного ныне сверхгосударства создают дополнительные основания воеже обеспокоенности других государств: политика "двойных стандартов", глобальные "национальные интересы" и другие вооружение сверхгосударственности делают информационное вмешательство США в дела той аль другой страны зависимым один вследствие субъективного решения [7]. Даже европейские партнеры США были возмущены вестью о существовании системы глобальной электронной слежки "Эшелон" с центром в Великобритании, которая позволяет исполнять мониторинг электронных сообщений; западные европейцы побаиваются, сколько эта система используется воеже промышленного шпионажа [8].

Совмещая ежесекундно указании факторы, приходим к выводу: "информационная эра" характеризуется тем, сколько в обществе широко распространяется информация, которая влияет для связки между членами общества, определяет качество самого общества, - и не может жить изъята привычными методами.

Однако заданием государства и в информационную эру остается защита жизненных интересов ее граждан и общества, которое она представляет. Ввиду специфичности сферы регуляции - информационных отношений, - такая защита является нелегким заданием. Демократическое власть должно встречать баланс между правом граждан "искать, брать и извлекать любую информацию и идеи из любых средств информации, невзирая для границы" [9] и необходимостью придерживаться требований "национальной безопасности, территориальной целостности аль общественного порядку с целью предотвращения беспорядков аль преступлений, здравоохранения населения, защиты репутации аль прав других людей, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, поддержания авторитета и непредубежденности правосудия" [10].

Более того, каждое много объективно заинтересовано в сохранении своей языковой и культурной самобытности, сколько в условиях глобального информационного пространству и легкости трансграничных влияний являются довольно трудным заданием.

В конечном итоге, власть призвано делать также традиционные задания поддержания безопасности в отрасли информации: ограничение распространения тайной и конфиденциальной информации, драка с пропагандой и попытками разозлиться государственный строй, защита целостности общества, помощь правопорядка, предотвращения манипуляций сознанием граждан вследствие информационные каналы.

Не будем растрогать технических аспектов соблюдения информационной безопасности - средств предупреждения истока информации, способов ее защиты, приемов слежки и борьбы с такой слежкой. Это - содержание отдельного разговора. Зато стоит обратить забота для гуманитарные аспекты информационной безопасности, которые неоднократно обминаются исследователями: вдохновение информационных потоков для однообразие и самобытность смыслового пространства общества - и, соответственно, имущество обезвреживания негативного влияния для него.

Возможны ответы

Разнообразие способов донесения информации к пользователю в современном мире вынуждает подобный к вопросам информационной безопасности комплексно. Государство, заведения образования и семейство в информационную эру потеряли монополию для социализацию граждан, для вдохновение для их заключение и тому подобное. Как следствие, в современных (информационных) обществах дозволительно говорить о существовании своеобразного "рынка идей", для котором продавцами выступают производители информации и ее поставщики, а покупателями - комната [11]. Такая однообразие довольно удобна воеже определения роли государства в информационном пространстве и тех рычагов, с вследствие которых она может влияние для это пространство.

С одной стороны власть создает правила зрелище для рынке идей вследствие принятие законов, проведения цензурной политики и тому подобное. Но из другого, благодаря упомянутых выше особенностей глобализации и доступности источников информации (в частности массовой), власть не может монопольно описывать правила распространение информации, и неоднократно вынужденная приспосабливаться к ситуации, созданной произнесением позиции и действиями СМИ, пользователей Интернета ведущих фигур культурной жизни и тому подобное.

Понятно, сколько любое власть пытается противиться приманка интересы в информационном пространстве и извлекать имущество информации воеже достижения своих целей. Поэтому о влиянии государства для СМИ, прямую аль опосредствованную цензуру (безразлично, из каких мотивов: политической благонадежности аль "предупреждения пропаганды насилия и порнографии"), мероприятия пропаганды и контрпропаганду забывать не придется. Зато следует признать, сколько эффективность запретительных и ограничительных мероприятий прямо снижается. Это подтверждает и неудача попыток внедрить цензуру в Интернете, и неэффективность контроля заслуга национальными радио- и телепрограммами (средства спутниковой связи, услуги Интернета становятся ежесекундно более доступными, сколько делает цензуру в вразброд взятой стране бессмысленной; а контроль заслуга распространением средств связи слишком ценен и древле неэффективен; это удостоверяет, в частности, неудача попыток СССР ограничить трансляцию западных программ для свою территорию).

Следовательно ограничительные мероприятия могут достичь одного - обеднел национальной составляющей информационного поля. Но это один довольно вредить информационной безопасности государства, поскольку для месте вытесненного национального продукту появится иностранный - в книга числе и направленный навстречу интересов государства аль общества. Попытки же ограничить распространение заграничного информационного продукта непременно вызовут проблемы в отношениях с соседями и сыграют для руку производителям этого продукта: забота к нему власть создаст дополнительную рекламу и один повысит испытание для сей продукт.

При таких условиях наиболее эффективной воеже государства являются стратегией активного участника для информационном рынке - производства собственного продукта, продвижения его для рынке, - а также защита и оружие "потребителей" к восприятию информации (через особенности образования, рекламные и пропагандистские кампании, создания кумиров и образцов культурного поведения и тому подобное). Впрочем, власть в силу специфических причин - ограниченности бюджетных ресурсов и неэффективности использования чиновников в качестве производителей творческого продукта - не в силах драться с частным сектором и гражданским обществом, которые способны предложить высшую цену заслуга информационные услуги (бизнес) и творческий потенциал (гражданское общество).

Как отмечал известный знаток в отрасли информационной безопасности А.Грамши, государственные учреждения являются один периметром обороны общества вследствие информационной интервенции извне. Эффективная "позиционная" защита возможна один в случае, аль в обществе существует развитая собственная информационная отрасль: существуют собственные информационные, аналитические, культурные, другие творческие продукты, которые успешно конкурируют с внешними [12]. Таким образом, заданием государства становится помощь всестороннему развитию частных и общественных производителей информационных аналитических, культурных продуктов. Чтобы дух этого развития не расходилось с национальными интересами, власть должно четко установить основания, для которых определенная информация не довольно допущена к обращению (например, установленная судом наличие в материалах СМИ прямых призывов к свержению государственного строя, разжигания междунациональной, религиозной и тому подобное вражды, распространения общеизвестный неправдивой информации). Вся другая информация, любые точки зрения должны извлекать возможности выхода для "рынок идей", где их качество довольно проверяться самым придирчивым судьей - потребителем.

Государство может включиться в сей процесс, поддерживая издательскую и трансляцийну дела финансово (отказавшись, например, вследствие налогообложения созданной в этих сферах добавленной стоимости), а также, в соответствии с общенациональными образовательными и культурных программ (их наличие, кстати, также является обязательной предпосылкой эффективного действия государства для информационном рынке и "рынке идей"), объявление конкурсов для произведение информационного, аналитического и творческого продукта, в книга числе образовательного и просвитнего. На основе соответствующих национальных программ, власть может передавать организация содействия для рынке потому продукту, какой отвечает целям этих программ: передавать ему сезон для государственных СМИ (место для колонке аль Интернет-странице), популяризировать весть о нем, пить покровительство в рекламных кампаниях относительно его поддержки.

Государство также может гарантировать свое ареопаг в информационном пространстве, ежесекундно и обстоятельно информируя общественность и СМИ о своей деятельности, а не скрывая соответствующую информацию. Например, в США 60% всей информации о деятельности государства поступает вследствие правительства, которое способствует распространению позитивного отношения к государственным органам [13].

Следует, однако, запоминать о том, сколько меры безопасности, в книга числе информационной - это имущество обеспечения интересов общества, а не самоцель. Соответственно, их склад не должно уменьшать осуществлению гражданами права для непринужденный доступ к информации, которая не составляет государственной, военной, коммерческой аль медицинской тайны. В частности, непринужденный доступ к несекретной информации органов власть является действенным способом общественного контроля, сколько позволяет делать действия власть чувствительными к потребностям граждан [14]. Перечень сведений, которые принадлежат к категориям тайны, вынужден жить исчерпывающе установлен в законе "Об информации".

К тому же, следует заботиться с опасностью "тоталитарного информационного общества", которая происходит вследствие возможности контроля заслуга операциями в электронных сетях, банках, влиянию для имущество массовой информации и тому подобное. Государство должно не переживать монополизации СМИ, электронных сетей, провайдеров услуг связи, а также законодательно противиться банковскую и коммерческую тайну.

Активная место государства в "позитивном влиянии" для информационный базар позволит эффективно донести к аудитории ее позицию, и вместе с тем не довольно душить возможности национальных производителей информационного, аналитического и творческого продукта в их соревновании с коллегами из других стран.

Опыт Украины: неудачные попытки самозащиты

Сетований для положение информационного пространства Украины хватает. Единственного украинского знакового пространства в сущности вторично не сформировано, "точки отсчету" воеже оценки собственного состояния и окружающего мира, добро которых разделяло алчность ежесекундно общество, не виднайдено. Украина является действительно беззащитной древле внешним информационным влиянием - вследствие российских программ (в которых нередкие антиукраинские выпады) к американским боевикам (что пропагандируют стереотипы культуры, которая является результатом другой истории, других подходов к жизни) и латиноамериканским сериалов (сомнительное художественное качество которых давно является притчей во языцех).

Проблема заключается не в том, сколько другие страны осуществляют для Украину информационное влияние, - в глобализующем информационном обществе это неотвратимо. Проблема заключается в том, сколько Украина не может противопоставить такому влиянию собственного качественного продукта, которому наши граждане отдали алчность первенство древле иностранным (подобно тому, беловой украинские лакомства вытеснили "Марс" и "райское удовольствие "Баунти"").

Такая неутешительная положение объясняется около причин. Причем причин именно внутриукраинских: вследствие советской истории нас отделяет приблизительно десять лет, и следует вдохновение "памяти старых времен" становится ежесекундно меньше.

Во-первых, украинским государством было практически провалено вопрос сформулировать четко выраженную социальную мишень какая должна была алчность заменить идею "построения коммунизма" и связанную с ней систему ценностей. Такая мишень не должна была жить утопической аль даже конкретно сформулированной - стоило встречать один привлекательную тему воеже общества, которое следует в будущее, позаимствовав лучше один из прошлого. Однако поиск такой темы в исполнении чиновников, воспитанных в советские времена, свелся к антинаучным и протиприродних поисков "научного национализму" или, напротив, "гордости заслуга достижение украинской власть для пути реформ" [15]. Не удивительно, сколько такие суррогаты были отторгнуты обществом.

А около отсутствии "точек отсчета", ценностных ориентиров, какойнибудь члены общества (и в частности молодежь) пытаются встречать их в экстремальных группах идентификации - в частности в тоталитарных религиозных сектах, разнородных обществах криминальной среде [16].

Однако ждать вследствие государства определения основы воеже идентификации общества и не обязательно. Инициативу могло алчность обнаружить гражданское общество, а государство, вследствие мониторинга основных тенденций и учета их в законодательстве, могло алчность ненавязчиво помогать учету около творении новейшего украинского общества национальных интересов. Но власть оказалось несостоятельной создать необходимые условия воеже свободного развития общественной мысли, открытого диалога в этом вопросе.

Через высокое налогообложение издательской деятельности, национальное книгопечатание находится в состоянии стагнации. По данным Госкомитета сообразно вопросам информационной политики, телевидения и радиовещания, в Украине для одного обитателя выходит печатью 0,4 книжки для год, в то сезон беловой в России (где организация налогообложения издательской деятельности гораздо более либерален) сей показатель составляет 3,2, Польше - 9,5, Германии - 12 книжок17.

От высокого налогообложения страдают и украинские СМИ. Кроме прямых финансовых потерь, сложное и запутанное налоговое и административное законодательство делает прессу, радио и телевидение потенциальными жертвами государственных контролирующих органов, сколько позволяет власть исполнять непрямую цензуру и расправляться с теми СМИ, которые имеют независимую позицию. Более того, украинские СМИ являются заложниками политики и выяснения отношений между их патронами; это вредит беловой объективности их позиции, беспричинно и качеству материалов: главным может жить дело заказа, а не абсолютный разделение проблемы. Вместе с цензурными ограничениями, такие условия существенно суживают промежуток воеже творческого поиску журналистов и аналитиков [18]. К тому же, древле сих пор пропали реальных рычагов защиты журналистов вследствие своеволия власть предержащих - в частности не отмечено прав для доступ к информации, которая связана с выполнением власть предержащими своих должностных обязанностей и не является тайной, а также не ограничены возможности влияния для СМИ вследствие рассуждение в способ "защиты чести и достоинства" [19].

В этой связи обращения украинской аудитории (как широкой общественности, беспричинно и профессионалов) к российским источникам связано не с неспособностью их украинских аналогов произвести качественный продукт, а из видсутностю воеже этого условий, сколько ставит украинские СМИ, аналитиков и творческие коллективы в общеизвестный невыгодное отношение [20].

Не оправдал себя и ограничительный подход к регуляции доступа к Интернету. Попытка исполнять в соответствии с Указом Президента вследствие 22 апреля 1998 года, подключения к мировой оковы один вследствие Укртелеком, "Инфоком" и "Укркосмос" - с целью "защиты информации" - не дало ожидаемые позитивные результаты. Обозреватели лес говорили сравнительный угрозе монополизации Интернета, неэффективность государственных провайдеров и тому подобное. В реальности же коммерческие провайдеры нашли скольконибудь способов обхода требований указа (они были, беловой всегда, расплывчатыми и неясными). Единственный ощутимый произведение - высокие цены для Интернет-услуги (полный доступ в Киеве стоит 0/мисяць, в то сезон беловой в Москве - 2-35/мисяць) [21]. В свою очередь, это существенно суживает возможности воеже коллективов, которые работают над разработкой украинских Интернет-страниц.

Финансовыми проблемами также частично дозволительно объяснить и непутевое положение отечественной культуры, в первую очередь массовой, которая сообразно большей части воспроизводит заграничные эрзацы; попытки же создать личный изделие (учитывая пресловутые сериалы "Роксолана" и "Черный совет") временно не имели победа и негативно оцениваются даже должностными лицами культурных и информационных ведомств Украины [22]. Однако здесь начинание не один в финансах, всетаки и в отсутствии надлежащей организации производства культурного продукта, в первую очередь рассчитанного для массовую аудиторию, всетаки не прибыльного аль малодоходного. Вместо ведомственного творчества в этой отрасли была алчность более уместной разработка национальной программы, которая предусматривала алчность проведение государственных конкурсов для действие конкретного продукта. Такой подход позволил алчность более оптимально извлекать ограниченные финансовые ресурсы и соединять организационные возможности государства с творческим потенциалом гражданского общества.

Подобный подход мог алчность жить уместным также в отраслях науки и образования - сферах, благодаря которым воспитываются вкусы и вкусы граждан, передается информация вследствие поколения к поколению. В настоящее сезон же недофинансирование и организационные проблемы (в первую очередь неэффективное использование средств, которые удается привлечь вследствие государства, а также других источников - фондов, спонсоров, платных услуг) действительно консервируют отмеченную выше проблему "чиновника, какой занимается творчеством": древле сих пор не выработано единственных смысловых и методологических подходов к преподаванию естественных, гуманитарных и общественных дисциплин [23]; написание учебников пущено для самотек, какой вредит их качеству [24]; в науке превалируют забюрократизованисть, ограничение поиску, ориентация для изобретения и методы наконец не ХІХ столетие [25].

Подытоживая, отметим, сколько главными проблемами для пути развития информационной сферы в Украине остаются: - слишком большая тариф существования и функционирования печатных и электронных СМИ, печатных услуг, гадкий степень оплаты труда в отрасли образования; - неимение заинтересованности в выпуске качественной национальной информационной, аналитической и творческой продукции, в книга числе учебных материалов, детской литературы и программ, научно-популярных изданий и программ, развлекательных программ и т. ин.; - незащищенность изданий, студий, творческих коллективов вследствие преследований государственных контролирующих и фискальных органов; - стращание судебных исков власть предержащих с целью "защиты чести и достоинства" та предубежденность судов в этих процессах; - неимение гарантий защиты прав журналистов и лиц, приравненных к ним (независимых экспертов и тому подобное).

Без решения этих проблем никакие попытки "обеспечения информационной безопасности" не достигнут цели.

Оптимизация мер информационной безопасности в гуманитарной сфере

Решение большинства проблем в отрасли информационной безопасности Украины лежит в русле более широких реформ, о необходимости которых давно ведется стиль для разных уровнях и в разных аудиториях. Да, вопросы ограждения СМИ, типографий, провайдеров Интернет-услуг вследствие постоянных немотивированных проверок и снижения себестоимости издательства вследствие льготное налогообложение издательской деятельности и информационных технологий должны жить решены в ходе комплексной реформы налоговой системы, проведение которой является заданием парламенту и правительству уже для ближайшее время.

В ходе судебной реформы, разработки и принятия новых гражданского, криминального и соответствующих процессуальных кодексов должен предусмотреть гарантии свободного выполнения журналистами своих обязанностей. В частности, перенюхаться речь о запрещении подачи должностными лицами государственных (самоуправляющихся ли) органов в рассуждение исков сравнительный обиде журналистами их чести и достоинства, аль журналистские материалы касаются оценки выполнения этими должностными лицами своих обязанностей. Очевидно, сколько защита кадровой, материально-технической и финансовой независимости судей в соответствии с рекомендацией Генеральной ассамблеи ООН 1987 возраст должно гарантировать сплетня вследствие давления со стороны власть предержащих и помогать справедливому рассмотрению всех дел связанных в частности из СМИ. Однако это является заданием судебной реформы в целом.

Также следует отметить обязанность внесения изменений в законодательство о статусе журналиста. Во-первых, предоставить журналистам больших прав относительно доступа к всякий информации в органах власть и местного самоуправления, которая не составляет государственную аль военную тайну (относительно коммерческих структур - коммерческой тайны). Исчерпывающий роспись информации, которая может жить отнесена к этим категориям, вынужден определяться соответствующим законом. Также следует заложить механизмы защиты журналистов, в частности установив залог должностных лиц заслуга притеснения законных прав журналистов для доступ к информации, а также заслуга козни для их жизнь, свободу, имущество и заслуга произведение препятствий в их работе и вдохновение для нее (в частности вследствие цензуры). Особенно следует внимание недопустимость внедрения более жестоких правил регистрации СМИ, новых сборов с них (например "за использование радиочастот"). Основания притягивания журналистов и СМИ к ответственности (при распространении общеизвестный неправдивой информации, материалах, которые вредят общественному здоровью и морали, взрывают конституционный организация аль разжигают междунациональную вражду) должны жить исчерпывающе определенные в законе. Недопустимое произведение органов искренний аль непрямой цензуры; полномочия Государственного совета из телевидения и радиовещания - органа, предусмотренного в Конституции, - должны жить максимально обстоятельно определены законом.

Эти шаги вероятно и должен осуществить уже в ближайшее время. Они позволят журналистам и СМИ в целом отзываться себя более безопасно, жить менее зависимыми вследствие ласки чиновника аль бизнес-магната, какой нормализует развитие рынка массовой информации в Украине.

После осуществления таких мероприятий "первичной цивилизации" этого рынка дозволительно помещать механизмы сотрудничества общества, государства и СМИ, которые хорошо зарекомендовали себя в странах ЕС, в частности общественного радио и телевидения и поддержки СМИ государством. Лишь в таком случае создания и заботливый этих институтов не довольно дополнительным рычагом влияния близких к власть олигархов для СМИ аль годивничкой воеже чиновников, которые распределяют государственные ресурсы, а власть воистину довольно делать приманка первичные задания защите свободной конкуренции для информационном рынке, беловой это происходит в европейских странах.

Кроме таких мероприятий из сознательной либерализации информационного рынка, власть может напиваться активных мероприятий в поддержку развития и распространения той информации, сообщений, образов и стереотипов, в которых она заинтересована. Да, вероятно проведение широкомасштабных рекламных (пиаровских ли) акций в поддержку национального производителя информационного продукта, украинской книжки, кино- и телефильмов.

Чтобы избежать чиновничего подхода и роста коррупции в перераспределении такой поддержки, вынужден жить внедрен тендерный подход: объявление государством темы, произведение независимого жюри, которое рассматривало алчность заявки вследствие независимых коллективов и редакций. За процедурами тендера, а также расходованием средств его победителями вынужден исполняться беловой государственный, беспричинно и общий контроль.

Необходимо отказаться вследствие порочной мысли о том, что, контролючи СМИ, ограничивая доступ к Интернету, выпуская бесцветные суррогаты и осуществляя цензуру, дозволительно обеспечить национальные интересы. Такие мероприятия подавляют развитие национального информационного сектора, делают его неконкурентоспособным, не способным выказываться качественный и блестящий информационный, аналитический аль развлекательный изделие - и следует оставляет испытание граждан для эту продукцию неудовлетворенным. Соответственно, открываются ниши воеже внешнего влияния - и не ввек дружественного.

Именно осознание этого факта должно жить ключевым около разработке подходов к усилению информационной безопасности для государственном уровне.

Таким образом, оптимизация мер информационной безопасности Украины требует усиления роли государства. Однако перенюхаться речь не о прямом вмешательстве государственных органов в содержание, тематику, способ донесения информации к пользователю. Наиболее эффективными является мероприятия непрямого содействия созданию разнообразного и качественного продукта, а также его продвижению для информационном рынке. Именно "позитивным содействием", а не запрещениями, дозволительно возбуждать развитие мощного и самобытного украинского смыслового пространства, которое довольно довольно защищенным вследствие посторонних недружелюбных информационных влияний.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Литвиненко о.В. Специальные информационные операции. - К., 1999. - С. 143.

[2] Vander Zanden J.w. The Social Experience: An Introduction to Sociology. - NY, 1988. - P. 312.

[3] Gaventa J. The Power and Powerlessness. - Urbana&Chicago, 1982. - P. 253-261.

[4] Snyder J., Ballentine K. Nationalism and the Marketplace of Ideas // International Security. - 1996. - Vol.21. - No.2. - P. 31.

[5] Bosnia’s Battle of Airwaves. - URL: http://www.cnn.com/world/20 /bosnia/index.html

[6] Nye J.S., Owens W.A. Америка // Иностранные Дела Информационного Края. - 1996. - март/апрель. - Р. 23.

[7] М. Parenti. Изобретение Действительности: Политика Новых СМИ. - -й.Martin’s Печать, 1993. - P. 186.

[8] М. Rivero. Эшелон: Оперативный Surveillence. - URL: http://fire.net.nz/echelon.htm

[9] Див.: Ст.19 Универсальной декларации прав человека (1948), ст. 19 Пакта сравнительный экономических, социальных и культурных правах (1966) // Humana Ch. World Human Rights Guide. - Oxford, 1992. - P. XII.

[10] Чудес.: Ст.34 (ч.2) Конституции Украины (1996) // Конституция Украины. Принятая для пятой сессии Верховной Рады Украины 28 июня 1996 года. - К., 1996. - С. 20.

[11] Snyder J., Ballentine К. Op. cit. - P. 30-31.

[12] Цит. при: Литвиненко о.В. Названий. труд. - С. 153.

[13] Почепцов г.Г. Теория коммуникации. - К., 1996. - С. 123.

[14] Mccubbins M.d., Noll R.g., Weingast B.r. Administrative Procedures as Instruments of Political Control // Journal of Law, Economics and Organization. - 1987. - Vol.3. - №2. - P. 250-277.

[15] Головаха е.И. Стратегия социально-политического политический аспект // Новая власть. - 2000. - Т.1. - С. 46-57.

[19] Зато в мире превалирует другой подход к судебным конфликтам между СМИ и властью. В США, например, считается, сколько приговор человека начинать в политику вмиг освобождает ее вследствие всех прав для тайну: властителю рок владеть человеческими долями, следует вся ее долгоденствие должна жить для виду. В Швеции государственные служащие не имеют монополия потчевать в рассуждение для критические материалы в СМИ сообразно своему адресу, в Великобритании воеже представления такого иска должен дозволение судьи Верховного Суда. Таким образом, в развитых странах считается, сколько причиненная конкретному чиновнику жалеть вследствие донимающего журналистского материала намного меньше вреда, какой наносится обществу лишением его контроля вследствие СМИ заслуга действиями власти.

[20] Жарких Д. Iнформацiйна безопасность. Источники мифотворчества // День. - 2000. - 10 ноября. - С. 4.

[21] Голубь А. Вот и нету Интернету // Деловая неделя. - 1998. - 27 апреля - 3 мая. - С. 3.

[22] См., например: Фесенко Л. Вадим Долганов: "Прямой эфир не выдерживают даже известные политики" // Крещатик. - 2000. - 30 ноября. - С. 5.

[23] Бистрицкий Е. Фонд "Возрождение" - украинская учреждение // Политика и культура. - 2000. - 31 октября - 6 ноября. - С. 37; Трубайчук А. До задача сравнительный изучении истории ХИХ-ХХ веков в школе и вузе // Новая политика. - 1997. - №2. - С.19.

[24] Вербило Л. Без гаметки пропали отметки // Киевские ведомости. - 2000. - 24 ноября. - С. 17.

[25] Яковенко Н. История познаваемая и непознаваемая // День. - 1996. - 25 сентября. - С. 6.

[26] См. также: Павленко Р. Проблеми произведение независимых СМИ в Украине и пути преодоления этих проблем // Политические права и свободы в демократическом обществе (опыт стран Европейского Союза) / Сборник материалов Круглого стола главных редакторов масс-медиа Украины. - К., 2000. - С. 16-18.