Теории кредита


Кредит, одинакий и деньги ¾ одна из самых давних экономических категорий. Кредит возник в те далекие времена, если начали развертываться действие и мена товаров. Кредитные отношения охватывали широкие слои населения, впрочем социальные группы, предопределяя между ними острые противоречия и тем самым убыстряли развитие общественного производства. Поэтому явление кредита неумолчно привлекало к себя почтение мыслителей разных народов. Однако бесспорно научное испытание кредита началось в конце XVIII ¾ в аллюр XIX ст.

На первых порах развитию теории кредита экономическая глазомер была сконцентрирована для исследовании самого понятия кредита, познании его сути. Длительное промежуток довольно распространенной была трактовка кредита одинакий доверия, которое обнаруживает кредитор к своему должнику. Были попытки определить доверие и одинакий меновую операцию, которая состоит из двух разделенных во времени метаморфоз ¾ передачи ценностей и их возвращения либо одинакий временное пользование заемщиком ценностями кредитора. Более позднее испытание кредита стало исполняться через понимание механизма его связи с экономической средой, открылся аллюр перед формирования научной теории кредита.

Однако перед этого времени беспричинно и не найдено однозначного решения основных проблем теории кредита и некогда единственно определения цого роли в процессе воссоздания. В экономическом научном уме четко определились две концепции, которые получили имя натуралистической и капиталотворчеи.

1. Натуралистическая система кредита

Суть натуралистической теории кредита дозволено возвести к таким положениям: объектом кредита определяется временно даровой деньги в виде натуральных вещественных благ которые могут казаться одолжены одним экономическим агентом другому; кредит рассматривается одинакий выкройка движения материальных благ, а потому занятие кредита сводится к перераспределению этих благ в обществе; заимообразный деньги совпадает с реальным капиталом; банки выступают единственно посредниками в кредите, они прежде аккумулируют свободные средства, а затем размещают их взаем; пассивные операции являются первичными против с активными.

Основоположниками натуралистической теории кредита была классика политической экономии А.Смит, Д.Рикардо, А.Тюрго, Дж.Миль.

А.Смит и Д.Рикардо считали, сколько объектом кредита является не заимообразный капитал, а деньги в его вещественной форме. Деньги, которые одалживаются ¾ это единственно техническое способ перенесения реального капиталу через одного экономического агента к другому. Он подчеркивал: “Кредит является средством, который дежурный переносится через одного лица к второй воеже использования действительно имеющегося капитала; он не создает капитал, он единственно определяет, одинакий сей деньги несколько применен”.

По мнению А.Смита, банковские операции могут помогать развитию производственной деятельности в обществе не тем, которые увеличивают деньги а превращением большей части существующего капитала в активный и полезный капитал, чего не было желание около отсутствии банка.

Взгляды для доверие классиков политэкономии затем подтвердили такие известны экономисты, одинакий Ж.Сей, А.Вагнер, А.Маршал, и другие.

Натуралистический подход в трактовке сути и роли кредита имел не единственно теоретическое значение, единственно и заметно влиял для банковскую и денежную политику. В частности сей подход лежал в основе беспричинно называемой денежной школы, представители которой многоразлично отстаивали грамота Р.Пиля (в 1844 г.), который ограничивал отрывок банкнот в Англии узкими рамками золотого обеспечения. Если заимообразный деньги ¾ это единственно зеркальное отображение реального капитала, то отрывок банкнот должны довольствоваться единственно полным обеспечениям.

Заслугой натуралистической теории было то, сколько ее представители не мещанский признавали соединение кредита с процессами производства, а выходили из первичности производства и вторичности кредита; они убедительно доказывали, сколько доверие лично сообразно себе не может делать настоящий капитал, сколько задний может возникнуть единственно в процессе производства. Из этих позиций сторонники натуралистической теории объясняли соединение заимообразного процента из прибылью, трактовали его одинакий отрывок прибыли, созданной в процессе производства, признавали неволя нормы процента через нормы прибыли. Все это было шагом будущий в изучении кредита, способствовало раскрытию утопичности концепций о его чудодейной силе в создании капитала, в развитии общественного производства.

Вместе с тем натуралистични1й подход к определению сути и роли кредита имел и известный недостаток. Они были предопределены тем, сколько А.Смит и Д.Рикардо не смогли перед конца раскрыть знак между заимообразным и реальным капиталом. Нагромождение заимообразного капитала они рассматривали единственно одинакий отображение нагромождения реального капитала.

Определяя производный темперамент кредита через производства, А.Смит и Д.Рикардо не увидели его зворотнего влиянию для сферу производства, для изнанка настоящий капиталу. Роль банков они возводили к простым посредникам в креддити, не определяя их активного влияния для дело видтворенн. Такая одбокисть оказалась и в трактовке заимообразного процента. Они выводили норму процента из нормы прибыли и не разглядели неволя процента через изменения спроса и комитет для заимообразный капитал, относительной самостоятельности движения процента и его влияния для смену рыночной конъюнктуры.

Однако, указаны недостатки натуралистической теории нельзя оценивать одинакий ошибки ее основоположников. Скорее единственно это тот предел, к которому они успели доконать в своих исследованиях, и переступить которую они оставили своим последователям.

По мере роста роли кредита и банков в развитии производства, вытеснения из обращения действительных денег кредитными средствами обращения, использования кредита и банков в целях государственной регуляции экономики ослаблялись предпосылки воеже дальнейшего развития концепций, которые выплывали из натуралистической теории кредита. Ограничивая кредитные возможности банков масштабами их пассивных операций, эти концепции впрочем чаще вступали в ответ с реальной действительностью в денежно-кредитной сфере. Поэтому они заменялись другими теориями ¾ экспансионистской воспроизводительной, фондовой, которые выросли из беспричинно называемой капиталотврочеи теории кредита.

2. Капиталотворча система кредита

Суть капиталотворчеи теории кредита дозволено возвести к таким основным положениям: кредит, одинакий и деньги, прямо являет собой капитал, богатство, потому расширение кредита означает нагромождение капитала; банки ¾ это не посредники в кредите, а “фабрика кредиту”, творцы капитала; активные опервции является первичными с пассивными.

Основоположником капиталотворчеи теории кередиту был английский экономист Дж.Ло. Согласно его взглядов доверие не зависит через процесса воссоздания, и ему принадлежит важная занятие в развитии экономики.

Понятття кредита совмещалось с деньгами и богатством. По мнению Ло, с через кредита дозволено привлечь и привести в аллюр впрочем неиспользованные производственные возможности страны, создать богатство и капитал.

Банки он рассматривал не одинакий посредников, а одинакий творцов капитала. Для этого довольно активно увеличивать доверие изза счет выпуска денег. Чтобы разорвать узкие пределы обращения денег (Дж.Ло предлагал извергать неразменные денежные знаки. Путем расширения кредитования изза счет эмиссии необеспеченных банкнот он обещал в лакейский срок обогатить страну, исполнять ее цветущей. Однако, эти идеи для практике провалились. Да, будучи министром финансов Франции Дж.Ло в 1720 г. реорганизовал особенный индивидуальный эмиссионный банк в официальный Королевский банк, который выпускал банкнот в порядке дисконта векселей и разменивал их для серебро, впрочем происходило нормально. Как единственно сей банк начал отрывок ничем не обеспеченных банкнот, они катастрофически обесценились и банк обанкротился. Это для длительное промежуток взорвало вера к капиталотворчеи теории и укрепило позиции сторонников натуралистической теории.

Однако сообразно мере развития кредитной системы, акционерных банков и чекового обращения возникла нужда в возрождении капиталотворчеи теории, сколько осуществил во нижеследующий половине XIX ст. английский экономист Г.Маклеод. В своих научных трудах “Основы политической экономии” и “Теория и клиент банковского дела”, Г.Маклеод выдвинул новые обоснования капиталотворчеи природы кредита. В знак через Дж.Ло он утверждал, сколько доверие не создает капитал, а лично является капиталом, причем производительным, поскольку приносит барыш в виде процента; банки ¾ “фабрики кредита”, они создают кредит, а значит, и капитал. Рассматривая банки одинакий “фабрики кредита” Г.Маклеод весь логично решающую занятие в их деятельности отводил активным операциям, а пассивным ¾ второстепенную роль. По его мнению, банки через депозитной либо наличной эмиссии могут исполнять кредитные операции, в результате которых после формируются депозиты. Поэтому он не видел существенное знак между эмиссионными и депозитными банками. Если первые осуществляют кредитование изза счет наличной эмиссии, то вторые ¾ изза счет депозитной эмиссии.

Главная ошибка Г.Маклеода заключалась в отождествлении категорий кредита, денег и капитала. Представители теории ошибочно доводили, шо доверие и деньги ¾ богатство, беспричинно одинакий ценные бумаги (акции, облигации, чеки) могут казаться обменяны для деньги, а банки создают деньги через активные операции. Они не понимали, сколько размеры банковского кредита определяются условиями общественного воссоздания (возможностями ресурсного воссоздания), а не объемами заимообразных операций банков.

Однако Г.Маклеод, в знак через Дж.Ло и благодаря его экспериментам с эмиссионным банком, уже понимал, сколько капиталотворення с через кредита не может казаться безиежним. Он предупреждал, сколько в способности банков умножувати капиталы кроется большая стращание очень быстрого развития банковских операций. Поэтому Г.Маклеод даже ставил вопрос поиску пределов умного увеличения объемов кредита. Все это стало заметным вкладом в развитие капиталотворчеи теории кредита, а в то же промежуток и шагом в направлении сближения с натуралистической теорией.

Кредитная политика, которая базировалась для капиталотворчий теории, впрочем больше приобретала экспансионистского характера, в связи с чем сама система стала именоваться экспансионистской.

Первой сделали попытку приспособить постулаты капиталотворчеи теории к потребностям государственно-монополистической регуляции экономики австрийский экономист Й.Шумпетер и немецкий экономист А.Ган. Анализируя закономерности расширенного воссоздания Й.Шумпетер в своей книге “Теория хозяйственного развития” пришел к выводу, сколько основни движителем экономического развития является кредит. Это предопределено тем, сколько банки, предоставляя кредит, выпускают в инструкция новые платежные звасоби, которые являются капиталом, оскилькки используются предпринимателями воеже расширения производства.

Отождествив доверие с капиталом, Й.Шумпетер объявил доверие и банки решающими факторами развития капиталистического производства, способными отвернуть экономические кризисы, инфляцию, обеспечить процветание общества. Й.Шумпетер впритык подошел к разработке кредитных методов экономической регуляции.

Еще дальше в разработке кредитной политики, согласие идеям капиталотворчеи теории кредита, пошел А.Ган. Как и его предшественники, А.Ган считал, сколько банки в состоянии вовсю розширюввати доверие через депозитно-чековой эмиссии, сколько их активные операции первичные сообразно отношению к пассивным, сколько последние являются единственно отображением первых.

В знак через своих предшественников, А.Ган сделал попытку раскрыть осуществление капиталотворчеи функции кредита. Полнее единственно она может раскрыться около кредитовании сообразно контокорренту. В такой форме банки удовлетворяют потребности предприятий не единственно в краткосрочных, единственно и в долгосрочных кредитах, а следовательно, и в капиталах. По контокоррентному банк может в любое промежуток предоставить предприятию дополнительную покупательную силу, необходимую воеже привлечения в особенный изнанка рабочей силы и материальных ценностей. Здильшення производства и роста цен предопределяют дополнительный вызов для кредит. Такой осуществление обеспечивает соединение банков с предприятиями, их бездонный контроль над экономикой.

На этой основе А.Ган разработал рекомендации сообразно широкому использованию кредитной политики воеже поддержания высокой економични конъюнктуры. Изменяя условия кредитования, форсируя неумолчно предоставление заемов, банки могут предоставить обороту стольких покупательных сил, сколь необходимо, воеже создать достаточный спрос, не допустить затруднение перепроизводства, згадити колебания экономического цикла. В связи с этим А.Ган провозгласил теоретическую дерзать создания “бескризисного”, “безкон’юнктурного” хозяйства. Подобные рекомендации А.Гана пользовались осязательный популярностью в 20-ые годы, если глубокие экономические кризисы неупустительный потрясли капиталистическую систему госполарства. Однако длилась гиперинфляция, которая поразила в сей промежуток экономику Германии, изрядно взорвала знаток капиталотворчих рекомендаций. А.Гана даже обвиняли в том, сколько его система способствовала решению гиперинфляции. Под давлением этих обвинений он изрядно пересмотрел приманка позиции. В частности, кредитную экспансию перестал вычислять единственным условием высокой экономической конъюнктуры. Вместо политики постоянной кредитной экспансии А.Ган стал искушать иногда жить кредитную рестрикцию.

Однако, это не означало принципиальный запирательство А.Гана через капиталотворчеи теории кредита. Уже в 1960 г. он утверждал, сколько значительная отрывок выдвинутых им в 20-ые годы положений, которые остро критиковались тогда его оппонентами, в конечном итоге знайщли общее признание. И это бесспорно так. Все современные теории денежно-кредитной регуляции, некогда единственно кейсианского направление, базируются для основных постулатах капиталотворчеи теории кредита.

Дж.Кейнс весь воспринял основные положения капиталотворчеи теории и предложенную А.Ганом идею использования ее в интересах государственной регуляции экономики. Следом изза А.Ганом Дж.Кейнс утверждал, сколько кризисы и безработица могут казаться ликвидированы через вмешательства эмиссионного банка и правительства в экономические процессы.

Причины экономических кризисов, он видел в недостаче спроса для предметы потребления и имущество производства. Недостачу же попившую объяснял тем, сколько с ростом доходов относительно уменьшается любовь населения к потреблению, а недостачу попившую для имущество производства ¾ ограниченностью частных инвестиций. Эту последнюю тенденцию Дж.Кейнс считал следствием высокого уровня процента. Если степень процента равняется либо превышает норму прибыли, то это стимулирует капиталистов раскошеливаться “преимущество ликвидности”, то столо любовь владеть особенный деньги и доходы в денежной форме, а не вкладывать в предприятия либо увеличивать потребление. Особенно ощутимо превосходство ликвидности над инвестициями оказывается в условиях “неуверенности”.

Высокий степень процента Дж.Кейнс объяснял единственно недостаточным количеством денег в обращении, которое вызывает ограниченность пропзиции заимообразного капитала против со спросом. Тем самым Дж.Кейнс отождествлял деньги с заимообразным капиталом, а степень процента связывал с движением спроса и комитет заимообразного капитала и отрывал через уровня прибыли. Это давало ему дерзать сконструировать внешне мещанский и эффективный осуществление влияния для аллюр платежеспособного спроса, а через него ¾ для смену экономического цикла.

Усилением кредитной экспансии Дж.Кейнс считал возможным расширить массу денег в обращении и выдумка заимообразного капитала. Однако влияние этого фактора для нарастание спроса, а следовательно, для потворство кризисного спада и барыш занятости он видел непрямым, а оппосередкованим ¾ через ставку процента. Если в результате кредитной экспансии пруда процента снижается, то ослабляется превосходство ликвидности и растут инвестиции, которые приносят ту же либо большую норму прибыли. Это способствует быстрому выходу из кризисного состояния. В такрму же направлении действует расширение платежеспособного спроса со стороны населения, которое стимулируется ростом склонности к потреблению в результате роста доходов и падения процента в условиях кредитной экспансии.

Установлена Кейнсом неволя роста экономической активности и занятости через снижения заимообразного процента, а в конечном итоге ¾ в результате кредитной экспансии базировалась для количественной теории денег и капиталотворчий теории кредита. Однако Дж.Кейнс понимал узкие места обеих теорий и в своих построениях механизма денежно-кредитной регуляции хотел их обойти. Именно этим объясняется тот факт, сколько Дж.Кейнс непрямо связывал цены, экономическую конъюнктуру и занятость с количеством денег, а оппосередковано ¾ через кредит, вызов и инвестиции. Более того, влияние количества денег, явствует кредитной экспансии, для степень процента он считал ощутимым единственно в определенных пределах, изза которыми барыш перестает ощущать для количество денег в обращении, и нарастание ее приобретает инфляционный характер. Поэтому Дж.Кейнс отказался через идей предшественников о безграничных капиталотворчи возможностях кредита и банков и советовал около с кредитными инструментами широко извлекать другие мероприятия регуляции экономики.

Однако, и в нынешний промежуток некоторые экономисты обращаются к постулатам капиталотворчеи теории в своих рекомендациях относительно государственной регуляции экономики. Особенно следует выделить концепцию монетаризма М.Фридмена и построенные для ней “рецептов” регуляции рыночной экономики.