Богатство украинского языка


План

Вступление.

1. Родной язык.

2. Язык – это душа нации.

3. Речь о языке.

4. Вывод.

5. Список использованной литературы.

Вступление

Единственное драгоценность у тебя – здешний язык.

Заклятый дабы соседнего хищничества.

Она твоей жизни прочное основание

Более определенная сверх всех сокровищ и богатств. (П. Кулеш)

Наибольшее драгоценность народа – это его язык. Именно язык, который возрастами, тысячелетиями складывалась, шлифовалась для земле предков, передавалась из поколения в поколение, всетаки точнее и полнее отображая душу народа и в то же эра формируя ее. Опыт человечества для протяжении тысячелетий убедительно доказывает, который наречие объединяет народы в нации и изменяет государство. Приходит в несостоятельность наречие – исчезает и нация. Когда же наречие становится авторитетным, перспективным, необходимым и употребляется в первую очередь национальной элитой – сильной и высокоразвитой становится как нация беспричинно и государство.

Язык и школа, наречие и наука, наречие и церковь, наречие и театр, наречие и государственное врядування, наречие и армия – сферы, где украинский наречие то утверждался, то отступал перед давлением имперской политики. Насчитывают 22 запрещения украинского языка, 8 из них – в советское время.

Взглянуть для историю своего края, понять занятие родного языка в утверждении украинской государственности дают помогать письменные документы, труды историков, этнографов, общественных деятелей и лингвистов.

Еще заранее недавнего времени господствовала официальная и нерушимая система о древнерусской народности и общем дабы всех славян языке, в результате распада которых в эпоху феодальной раздробленности как образовались, не заранее Xivст., три схидноднослов,янски народы и их языки. В противовес этому ученые украинской диаспоры придерживались концепции М. Грушевского относительно истоков украинской народности беспричинно из правослов,янского периода, то есть с середины И тысячелетие н.э.

Украинский наречие был еще заранее того, как украинские князья (начиная вследствие Аскольда та Дира) начали организовать руски земли. Еще в 448 году византийский паломник и памфлетист Приск Поджигательский записал в лагере гуннов три слова: мед, кушанье, квас.

На казнь XII ст. украинская народ уже сформировалась и имела две ветви: галицко-волынскую и Надднепрянщину.

Когда перенюхаться здравица о происхождении украинского языка, подавляющее большинство заинтересованных воспринимают эту проблему как начало современного украинского литературного языка. Однако следует помнить, который национальный наречие состоит из двух самостоятельных ветвей: общего дабы всей нации литературного языка, отшлифованного мастерами художественного слова, и языка народного, который довольно отличная в разных диалектах.

Относительно происхождения современного украинского литературного языка в науке – здесь никаких проблем нет. Общеизвестно, который ее положил началу в конце XVIII ст. И. Котляревский, а основоположником стал Т. Шевченко.

Чтобы испытывать начало украинского языка, следует из, ясувати последовательность, эра и крепость возникновения свойственные ее фонетических, грамматических и лексических черт.

Рубеж ХИ-ХИИ ст. дозволительно условно признать временами казнь формирования украинского языка и началом нового этапа ее истории.

Формирование украинского народа как его языки началось предположительно с середины И тысячелетие н.э. и растянулось для маломальски веков. Однако тем рубежом, вследствие которого украинский наречие выступает со всеми характерными языковыми особенностями, которые составляют ее специфику, был предположительно казнь ХІ – дебют ХІІ ст. самая давняя будто датированная пам,ятка украинского рукописного искусства, которая сохранилась заранее наших дней, принадлежит к середине ХІ ст. Это широкоизвестное в науке знаменитое остромирове Евангелие 1056-1057 гг. произведение отечественной и мировой культуры книги, созданное в великокняжеском скрипториии около Софиевском соборе в Киеве. Традиционно эту пам,ятку принято вычислять началом книжного дела в Украине.

После внедрения христианства растет нужда в богослужбових книгах. При наибольших храмах, около княжеских резиденциях формируются библиотеки и создаются скриптории. Да, в библиотеке звук торию около соборе Св. Софии уже в 1037 году сохранялось свыше 950 томов литературы разного содержания и назначения.

В 1969 году украинский археолог С. Висоцкий обнаружил для штукатурке ХІ ст. южной стены алтарной части Михайловского притвора Софиевского собора в Киеве неизвестную заранее того азбуку из 27 букв, подобную к кириллице. Следует вспомнить также и письменные соглашения, заключенные киевскими князьями: Олегом(911р.), Игорем(944р.), и княжной Ольгой(956р.) с Византией.

Следовательно, мы видим, который развитие и обогащение украинского языка началось сызвека. И в наши бытие мы можем гордиться богатством нашего языка.

1. Родной язык.

Родным языком надлежит почитать наречие своей нации, наречие предков, который связывает человека с ее народом, из поперед – ними поколениями, их духовным достоянием. «В основные квалификационные качества гражданина входит активное страна родным языком» (У.Аммон).

Нормальным является, если здешний наречие деть усваивают вследствие родителей. Однако специфические условия существования нашего народа и порождаемые ими факторы страха и холуйства почасту разрушают сей естественный в цивилизованном обществе процесс, а потому в истории Украины привычные случаи, если к родному языку значительная раздел украинцев возвращается как в зрелом возрасте – если общий возвращается .

Что же касается двух «родных языков», идея которых беспричинно интенсивно заранее недавнего времени насаждалась между нероссийских народов, то дальнейший «родной» наречие – явление такое же естественное, как вторая глава у чернобыльских теленков-мутантов.

О двух родных языках дозволительно выражать нешто который относительно отдельных смешанных семей, всетаки наукой зафиксировано, который уже в третьем поколении здесь залишаеться безраздельно язык.

Существуют нации, составные части которых пользуются разными языками (например, швейцарцы – немецкой, французской, итальянской, рстороманской), есть также разные нации, которые пользуются одним языком (например, испанскими пользуются, выключая испанцев, чилийцы кубинцы, аргентинцы, мексиканцы как др.). Однако это не больше, в виде исключения, который подтверждает правило: имя народа и его языка имеют тот же корень.

Украинский наречие является языком украинским народа, следовательно, она и как она должна буги здешний дабы каждого, который считает себя приналежним к украинской нации. «Без языка нашей, юначе, и народу нашего нет» (В.Сосюра).

История распорядилась беспричинно который довольно большое численность украинцев как в Украине, беспричинно и жизнь ии пределами, храня свое духовное родство с украинской нацией, не должна была возможности овладеть родным языком. Чтобы уникнуги полной денационализации – собственной и своих детей, – эти личность накануне как должны завладеть украинским языком как самым главным каналом связи с родным народом, его культурой и устремлениями.

Уровень развития здешний языки отображает степень духовного развития нации: книга – это то, который нация знает о мире, а грамматика это то, как она неестественный этом мире говорит.

2. Язык – это душа нации.

Язык – это душа нации, а нация – это личность, она имеет лицо, частичный характер, темперамент, свою культуру, мораль, почтение и достоинство, приманка святощи, свое прошлое, теперешнее и будущее. Язык – это неисчерпаемая духовная казна, в которую нация безостановочно вносит частичный опыт, всю гаму своего ума и чувства. Язык – это канва, для которой личность вышивает узоры своей жизни.

Из закоснелый глубины возрастов берет дебют выше язык. Путь ее развития – это тернистый сноровка борьбы. Много, бояться гибель жестоких лет и веков пережила наша родная, выше вечный язык, мужественно вытерпев надругательство и найлютниших царских сатрапов и прихвостней благородно барских, и своих господ и пидпанкив. Перетерпела она и дикарский известие царского министра Валуева, который запретил печатать книги украинским языком, выключая произведений художественных, и подлый из най более позорных Емский приказ 1876 года, который весь запретил печатать книги украинским языком.

Украинский наречие неотделимый вследствие украинского народа, вследствие его исторического развития вследствие самого государства, вследствие здешний земли.

Украинский наречие – наречие украинской нации. В ней тысячелетняя история нашего народа – история тяжелая, кровавая, со всплесками и падениями, осеняемая духом свободы и независимости Украинского государства, беспричинно как украинский нация возрастами вынужден был с оружием в руках обороняться и отвыкать свое льгота для свободную жизнь. Поэтому в украинском языке мы чувствуем бряцанье скрещенных сабель прославленных для деревня мир казаков запорожцев, несокрушимых опришкив и гайдамакив, предприимчивых сечевых стрелков, феноменально мужественных юношей-рыцарей, которые смертью храбрых погибли перед Крутами, отчаянных воинов УПА.

Нашим языком Маруся Чурай составляла песни, которые добавляли казакам силы, ею звучали приказы знаменитого полководца и гетмана П.Сагайдачного, который вел для битва казацкие полки. Это наречие запорожских казаков.

Украинский наречие – это наречие большого народа, бесчисле культуры, нашей истории. Украинским языком написаны бессмертные произведения Котляревского и Шевченко, Франка и Леси Украинки, Нечуя-левицкого и Коцюбинского.

Любовь к Родине не возможна без любви к родному слову. Только тот может постичь своим умом и сердцем красоту, первенство и власть Родины, который понял оттенки и ароматы родного слова, который дорожит им, как честью здешний матери, как колыбелью, как хорошим именем своей семьи. Человек, который не любит наречие здешний матери, которой безделица не говорит родное слово, – это личность без рода и племени.

Украинский наречие впитал у себя всетаки лучше всего, нежнее всего, более найвеличнише, мудрее всего, более найблагороднише, более найпоетичнише и более найболючише – первый гик младенца, которым оно известило о своем появлении для мир, и крайний доблестный вскрик прощания человека с белым светом, голосний смех счастливого ребенка и трогательный вопль сироты, неописуемая мука чумака в дальнем пути и багаж каторжника для тяжелом подневольном труде, сладкое удовольствие вследствие творческого труда и побратимской верности и большое разочарование вследствие холодного человеческого безразличия блакить высокого неба и золотого солнца пшеничных ланов, огонь светлого месяца и ясных зрение, багрянец рассветных зарев и серебро целебно-жемчужистых рос, власть бурного Днепра и воспетого в песнях тихого Дуная, причина столетних дубов, которые символизируют силу украинской нации и изменчиво радужные переливы волн Черного моря, воздержный гук шелковых трав и подметный гук замечтавшихся елей, красоту опоэтизируемой красной калины и крещатого зеленого барвинка, неприятность скитания для чужбине и ощущения возвышенности в молитве к Богу изза род свой, изза Украину, изза мир, добро и мир для всей планете.

Разнообразное и щедрое наше украинское слово. По-видимому, не всем известно, который для международном конкурсе в Париже в 1934 году оно заняло третье крепость после французского и персидского языков. За красочностью наша наречие занял второе место.

Слово слишком гибель весит в человеческой жизни. Оно быстро изменяет настроение, делает счастливым нешто несчастливым, радостным нешто подавленным.

Слово – тоньше как доторкання к сердцу, оно может начинать и нежным душистым цветком и бойкий водой, которая возвращает веру и добро, и острым ножом, и накаленным железом, и грязью. Мудрое и хорошее речение дает радость, неумное и плохо необдуманное и бестактное – приносит беду. Словом дозволительно убить и оживить, обижать и вылечить, посеять тревогу и безнадежность, одухотворить, разделять подозрение и огорчить, возбуждать улыбку и слезы, породить веру в человека и заронить разочарование, вдохновить для работа и сковать силы души. Плохо, неудачное, бестактное, начальный говоря, неумное речение может оскорбить, огорошить человека.

Об украинском языке и украинское речение дозволительно выражать бесконечно. Веками гонимая и преследуемая всетаки же существовала она в песнях и мыслях, сказках и переводах, точилась и вытачивалась в переводах и пословицах.

А вот еще одно повторение богатства украинского языка: это произведение 3. Речь о языке

Было это давнешенько – еще около старой Австрии. В купе быстрого влеченья Львов – Вена ехали четыре пассажира: англичанин, немец, итальянец и выше украинец. Говорили о разном и конец начали – о языках: чей наречие лучше, более богатая, которой принадлежит мировое будущее. Самозрозумило – контингент восхвалял частичный язык!

Англичанин заявил, который Англия – это страна завоевателей и больших путешественников, которые славу ее языка разнесли сообразно всему свету. Английский наречие – это наречие Шекспира, Байрона, Диккенса, Ньютона, Дарвина и других больших писателей и научных работников. Очевидно – английский наречие – это мировой язык!

Надменный немец моментально отрицал, потому который немецкий наречие – это наречие двух империй: Великонимеччини и Австрии. Это наречие философии, техники, армии, медицины, наречие славных Шиллера, Канга, Вагнера, гете и Гейне. И потому как немецкому языку принадлежит мировое будущее.

А итальянец, улыбаясь, сказал: «Вы пара не имеете рацию. Мой наречие – наречие солнечной Италии – это наречие музыки, наречие любви – а о любви мечтает каждый. Итальянским языком написаны славные произведения Данте, Боккачче, Петрарки, либретто знаменитых опер Верди, Пуччини, Россини и других больших итальянцев. Нет, как итальянский наречие может начинать ведущим языком в мире!»

А выше украинец – сообразно более длинной молчанке сказал: «Я мог бы, господа как и Вы, хвастаться, который выше здешний наречие – это наречие несравненного сатирика Котляревского, бессмертного гения Тараса Шевченко, непревзойденного в мире лирика Леси Украинки, большого титана Франко. Я мог жажда назвать гибель славных имен своего народа, как не потому суть! Вы же безделица не сказали неестественный именно богатство и возможности Ваших языков. А это важнейшее! Вот, скажем, могли ли жажда вы в своих языках извещать малый рассказ, в котором жажда всетаки болтовня начинались с той же буквы?!» – О нет! Это мочь – заявили все.

– Вот, для ваших языках это невозможно, а в нашей – это весь просто! Назовите какую-то букву, - обратился он к немцу.

– Пусть довольно «П», - сказал тот.

– Хорошо. Рассказ довольно именоваться «Первый поцелуй»

Первый поцелуй

Популярному перемишльскому поэту Павлу Петровичу Подильчаку пришло сообразно почте приятное сообщение: – Приезжайте, Павле Петровичу, – писал почитать глава Пидгорецкого уезду Поликарп Пантелеймонович Паскевич, – погостите, повеселиться! Павел Петрович поспешил, прибыв первым влеченьем. Пидгорецкий терем Паскевичив радушно принял приезжего поэта. Потом подъехали почтенные персоны – приятели Паскевичив.

Посадили Павла Петровича близко барышни – премилой Полины Поликарповны. Поговорили о политике, погоде, Павел Петрович прочитал подобранные презамечательные поэзии. Полина Поликарповна проиграла прекрасные полонезы, прелюдии. Попели песен, потанцевали падеспан, польку.

Пришла пора – попросили отобедать. Поставили полные подносы бутылок портвейна, плиски, пшеничной подогретого пунша, пильзнерского пива. Принесли печеных поросят, приправленных перцем петушков, благоухающие караваи, печеночный паштет, пышные пампушки перед печеричной подливой, пироги, прижаренные пляцки.

Потом прислуга подала пресолодки пряники, персиковое повидло, померанцы, полные фарфоровые полумиски клубник, поричек.

Услышав приятную полноту, Павел Петрович подумал о барышне. Полина Поликарповна попросила прогуляться сообразно Пидгорецкому парка, полюбуватись природой, послушать птичьи переспиви. Предложение весь подошло подвыпившему поэту. Происходили, погуляли.Поросший папоротником древнейший роща подарил пари приятную прохладу.Воздух п,янило привлекательными пастбищами.Посидели, помечтали, повздыхали, пошептали, прильнули. Прозвучал первый поцелуй.

- прощай холостяцкое приволье! Придется поэту приймакувати.

Вывод

Язык народа – показнник его сознания. Она колокольный колодец для крестопоклонной дороге нашего сознания. Ее источники бьют где-то вследствие магмы, потому и огненная такая. Читаю литературные произведения и вижу всю историю родного края, осмысливаю всетаки исторические вехи. Сколько же пришлось пережить кошмаров, унижений и угроз! А наречие знону расцветает. В ней одухотворюеться деревня народ, вся Родина, воплощается творческой силой в описании природы, колодца, красной калины, белой березы. И который нынче не легкие дабы простого народа времена, государство не вовек стоит для его защите, всетаки продолжает избегать родная песня, звучат родне сердцу мелодии. Все это дозволительно назвать духовностью.

Кроме того, наречие – это самая жизнь. Не довольно языка – не довольно народу; не довольно народа – не довольно нации, не довольно нации – не довольно государства. Соответственно, временно есть язык, нация живет, исчезает наречие – народа нет. Мудрость гласить: отберите у народа все, и он всетаки может повернуть, отберите наречие – и он отродясь уже не сможет создать ее.

Язык – лекарство познания мира. Бросьте в душу ребенка, выключая слова, его красоту, и вы создадите ту среду, в которой прорастает сознание. Каждый из нас пьет духовную бытие и силу из груди родного слова, потому который словом дозволительно объяснить все, который нас окружает.

Но как-то беспричинно странно сложилась наша история: то мы возрождали язык, то еще забывали ее. Казалось бы, есть подпочва, оно построено бсзсмертними И.П. Котляревским и Т. Грамм. Шевченко, а как почасту в жизни всетаки перенюхаться наперекис.

Мне хочется начинать для колени накануне языком здешний и просить ее повернугися к родному дому, возродитися, забурлить вещим и вечным Словом вследствие лесов – к морю, вследствие гор – к степям.

Список использованной литературы 1. Методическое издание дабы библиотекарей ко дню украинской письменности. – Сумы: Областная универсальная научная библиотека, 1999.

2. Л. В. Скуративский как др. Украинский язык: Сборник текстов дабы переказив/. – Киев: Форум, 2001 3. Л. Струганець. Культура речи, – Тернополь: Странствие, 2002