Грамматическая строение и функционирование сложносочиненных предложений со связующими союзами


П Л А Н

ВСТУПЛЕНИЕ

РАЗДЕЛ И СИНТАКСИС КАК РАЗДЕЛ ЯЗЫКОЗНАНИЯ 1.1. Развитие синтаксиса в украинской языковедческой науке 1.2. Предложение как жизнь синтаксиса

РАЗДЕЛ ІІ ГРАММАТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ СЛОЖНОСОЧИНЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ИЗ

СВЯЗУЮЩИМИ СОЮЗАМИ (на материалах прозы и поэзии) 2.1. Особенности функционирования сложносочиненного предложения 2.1. Структурно семантические особенности связующих сложносочиненных предложений

ВЫВОДЫ

БИБЛИОГРАФИЯ

ВСТУПЛЕНИЕ

Мова— это прежде один порядок систем разных языковых единиц – звуков и фонем морфем, лексем, словоформ, словосочетаний и предложений, каждую из каких изучает определенная отрасль языкознания – фонетика, лексикология, фразеология, морфемика, морфология синтаксис. “Синтез разных измерений функционирования языковых единиц, – отмечает

Н.Л.Иваницка, – найпослидовнише узнается в синтаксических структурах, которые отображают сложные отношения между реалиями позамовной действительности” [17, с. 3].

Как известно, специфика мовомислення полнее один обнаруживает себя в синтаксической организации текстов, поскольку, с одной стороны, в создании синтаксических единиц принимают покровительство вовек языковые имущество низших уровней, из второго – именно синтаксические единицы – меморандум – служат для формирования и выражения мысли, именно в них находят проявление стремление и чувство, коммуникативная занятие вещание осуществляется именно через посредничество синтаксических конструкций, которые являются носителями ментального пространства индивида а потому синтаксис выступает относительно содержания главным организующим и впорядковуючим фактором.

Синтаксис завершает изучение языковых единиц наивысшего ранга – тех, которые непосредственно принимают покровительство в общении людей, – предложений, фраз, надфразних едностей, тексту.

Именно в синтаксисе мы наблюдаем тесную скрепа языка из мышлением человека (язык является средством формирования, выражения и сообщения мысли, разных чувств), языка и вещание (“живой жизни языка”). Именно в синтаксисе находят свое изображение все функции языка – коммуникативная, назывательная, гносеологическая (познавательная), волюнтативна эстетичная один др.

Грамматика, которая состоит из двух частей (морфологии и синтаксису), изучает законы закономерности, правила построения предложений и единиц текста и является результатом большой и длительной работы человеческого мышления кстати благоустройству этих грамматических законов в определенную систему.

Каждый нация вытворил не один словарный смесь языка, один и грамматику, национальную за формой, идти законами соединения слов и построения предложений. Поэтому синтаксис и изучает как подчеркивается в курсе современного украинского литературного языка” идти редакторшей акад.

Л.А.Булаховского, – “общие и характеристические для данного национального языка особенности связей между словами и типы объединения их в меморандум и более высокие единству той мерой, которой они имеют сугубо языковые признаки” [5, с. 4].

Синтаксис украинского литературного языка – это богатое добро общенародной украинской культуры. В разнообразных формах высказывания, которые сложились в четкую закономерную систему, он “воспроизводит исторические сокровища мышления, переживаний и чувств, а следовательно, и языковые взаимоотношения всех поколений украинского народа. В этом заключается вознаграждение украинского синтаксиса в казну загальнослов’янской и мировой культуры речи”[20, с. 3].

Вопрос изучения особенностей грамматической структуры и функционирования сложносочиненные предложений со связующими союзами остается открытой в научном плане.

Поэтому, содержание курсовой работы “Особенности грамматической структуры и функционирования сложносочиненных предложений со связующими союзами (на материалах прозы и поэзии) является актуальной и потому нуждается в обстоятельном освещении.

Объектом исследования выступают сложносочиненные меморандум со связующими союзами

Цель работы заключается в установлении особенностей грамматической структуры и функционирования сложносочиненных предложений со связующими союзами (на материалах прозы и поэзии).

Для достижения поставленной цели развязаны такие задания: охарактеризован синтаксис как порцион языковедческой науки; обоснованно целесообразность выделения отдельного вида сложносочиненных предложений из связующими союзами; выяснены особенности грамматической структуры и функционирования сложносочиненные предложений со связующими союзами (на материалах прозы и поэзии).

Практическое значение работы мотивируется тем, который материалы курсовой работы могут быть использованные для последующего изучения общетеоретических проблем синтаксиса в частности для прорабатывания типологии предложений, исследования структуры сложносочиненные предложений со связующими союзами. Ряд положений исследования найдет применение при написании курсовых, дипломных работ и магистерских исследований, бытность заключении пособий кстати украинскому языку.

Структура работы предопределена целью и заданиями исследования. Работа складывается из вступления, 2-х разделов, выводов, и библиографии.

РАЗДЕЛ И СИНТАКСИС КАК РАЗДЕЛ ЯЗЫКОЗНАНИЯ 1.1. Развитие синтаксиса в украинской языковедческой науке

Срок синтаксис происходит путем гр. болтовня syntaxis, который в переводе значит “построение”, “сочетание”, “соединение”, “порядок”, “составление”, “благоустройство”.

Невзирая для то, который как отметил Д.Овсянико-куликовский: “Наука о язык, лингвистика является одним из славных творений. ХІХ ст. ” [23, с. 4], в застрельщик единовременно обещание “синтаксис” было употреблено еще в ІІІ ст. перед н.э. греческими философами. Как порцион грамматики синтаксис появился в трудах Александрийских (древнегреческих) философов Аристарха и его ученика Дионисия Фракии. Правда, некоторые современные языковеды считают основоположником синтаксической науки Аполлония Дискола (ІІ ст. н. е.) и его сына Геродиана.

Аполлоний Дискол впервые посвятил синтаксису отдельный работа о связках слов но их формы в предложении. Стоики подошли к синтаксису из позиций логики, классифицируя предложение как разновидности суждения. И именно из этого периода наметился наедине из научных направлений – логико-грамматический, какой успешно развивается и для современном этапе развитию языковедческой науки.

До конца ХІХ ст. в языкознании не было четкого различения между сугубо синтаксическими логическими и психологическими понятиями. Рядом со сроком “синтаксис” украинские языковеды употребляли срок синтакса (же. г., аналогично к другим отраслям языкознания – фонетика, лексикология, фразеология, грамматика, морфология и т. др.) и “складня”.

В частности, срок “синтакса” употребляет Ю.Шерех (Шевелев) в своем “Очерке современной украинского литературного языка”, который появился в Мюнхене в 1951 г. зараз с академическим “Курсом современного украинского литературного языка” в Киеве (в двух томах) идти редакторшей акад. Л.А. Булаховского, где употреблен срок синтаксис.

Украинское название-соответствие греческому синтаксис – складня впервые ее употребил украинский языковед О.Огоновский. Этим сроком пользовался также И.Огиенко какой назвал украинский синтаксис – “украинскую складню” – “царицей языковедческих наук”. Он называл синтаксис и “душой науки о языке”, потому который едва она, для его мысль, “единственная показывает правдивая дни языка” и “именно дисциплина о предложении должна стать первой наукой для изучения родного языка” [24, с. 8].

Однако традиционно украинские языковеды предоставляют важность интернациональному срочные синтаксис. Срок сей многозначителен. В частности, он употребляется в двух основных значениях: средства и способы сочетания слов, словосочетаний и предложений, грамматический строй языки, грамматический строй, какой сложился для протяжении исторических периодов и для современном этапе развития составляет развитую и гибкую систему разных средств отображения действительности; это вторая порцион грамматики, порцион языкознания, которое изучает синтаксическое строение (синтаксический строй) языки.

Морфология и синтаксис как две составных части грамматики имеют каждая свой отдельный жизнь исследования. Синтаксис является одним из самых сложных и наиболее интересных разделов языковедческой науки. Изучение его требует обстоятельной осведомленности из достижениями современного языкознания и богатого лингвистического наследства отечественных и зарубежных ученых. Очевидно, прав модный синтаксист П.С.Дудик, который “и доныне синтаксис остается наименее исследованной отраслью украинистики – науки об украинском языке. По-видимому, это больше один объясняется сложностью синтаксической проблематика. Большинство принципиально важных тем синтаксису и перед сих пор истолковывается неоднозначно или и противоречиво” [11, с. 3].

Синтаксис направлен для испытание системы синтаксических единиц в их иерархических взаимосвязях и отношениях. А следовательно, задача о предмете синтаксиса откровенный связан с вопросом относительный иерархии синтаксических единиц. Этот задача является центральным, фундаментальным и по-разному объясняется языковедами.

Научные принципы исследования грамматического строя украинского языка заложил О.Потебня.

При условиях царского запрещения украинского языка он сумел в сравнительном загальнослов’янскому аспекте глубоко искать каждое ее явление в четырехтомном труде “Из записок по русской грамматике”.

В ранних грамматиках украинского языка И. Ужевича (Грамматика словенская. 1643 г. – “словосочинение (синтакса) подает правила, как организовать болтовня в языке принадлежит”.

“Словосочинение учит, – писал М.Осадця, – после каких правил болтовня в беседе сочиняються, воеже выразить мисль”. Наследуя своего учителя Франца Миклошича автора сравнительной грамматики славянских языков, Осадця рассматривает и значение “словесных рядов и словесных форм”[25, с. 182].

О.Огоновский использует близко с латинским сроком синтаксис украинский соответствие складня. “Складня” (syntaxis) учит, как с одиночных слов складывается предложение для выражения мисли и как общество с собой в большую целость соединяются”

[25, с. 182].

В начале ХХ ст. грамматической разработке украинского языка прислужились С.Смаль-стоцкий но Ф.Гартнер, В.Симович, которые заложили основы научного описания и терминологию украинского синтаксису. В 20-30-х годах ХХ ст. важен вознаграждение в украинскую синтаксическую науку сделали такие языковеды, как Е.Тимченко, С.Смеречинский, О.Синявский

О.Курило один др. К сожалению, их труды в конце 30-х гг. попали к спецфондам а их авторы испытали преследования и физическое уничтожение.

Синтаксис украинского языка особенно активно начал развертываться в 70 – 80-х гг. ХХ ст., возглавляемый отделом теоретической грамматики украинского языка Института языкознание им. О.О. Потебни, а из 90-х гг. Институту украинского языка НАН Украины.

К фундаментальным принадлежат труды О.С. Мельничука, И.Р. Воспитанника, К.Г. Городенской

В.М. Русанивского, С.Я. Ермоленко, П.С. Дудика, И.И. Слюнтяи, Н.Л. Иваницкой

А.П. Загнитка и др. из семантико-синтаксичного и функционального синтаксиса.

В науке в последнее дата синтаксические единицы рассматриваются не один для формально грамматическом уровни, один и для семантико-синтаксичному и функционально коммуникативном.

Следовательно, для сегодняшнем этапе перед украинской языковедческой наукой появляются важны вопросы детального исследования синтаксиса, невзирая для собрание синтаксической проблематика. Кроме того, большинство принципиально в важных темах синтаксиса нуждаются уточнения и однозначного толкования.

1.2. Предложение как жизнь синтаксиса

Центральным вопросом синтаксиса является задача не один о системе синтаксических единиц и иерархические отношения между ними, один и их комплексные формально грамматические семантические, функциональные и коммуникативные характеристики. “Представление о грамматическом строй украинского языка может скрываться полным один бытность условии последовательного рассмотрения функциональных особенностей категорийних форм”, – справедливо замечает А.П.Загнитко

[13, с. 662]. Функциональная специфика грамматических единиц прослеживается в системе языки и вещания.

Традиционные методики современных исследований совмещаются из новейшими подходами до изучения синтаксических единиц, такими, как: функционально коммуникативные, функционально когнитивные функционально семантические, функционально прагматичные и под.

Научные ориентации бытность изучении синтаксиса: синтаксические единицы – не застывшие величины, они ежемгновенно находятся в динамике: в синтаксисе светлый проявляется творческий аспект языки; синтаксические единицы предопределяются коммуникативными потребностями общения, ситуацией общение; связь синтаксических единиц (предложений) с когнитивными, эстетичными и прагматичными заданиями, которые идут путем автора – творца конкретного высказывания.

Однако задача о предмете синтаксиса был и остается проблемным. Истории этого вопроса одно дата посвятил отдельный работа наставник И.И. Слюнтяй [29, с.

31]. Вопрос о синтаксических единицах как относительный объектах синтаксического изучения – извечный задача синтаксиса – еще с античных времен представлялось дилеммой: предложение словосочетание ли.

И.К. Кучеренко в статье “Объект и жизнь синтаксиса” различает мысль “предмет” и “объект” синтаксиса. Под предметом изучения он понимает “особенный аспект знание объекта”. Объектом синтаксиса, кстати его мнению, является предложение, а предметом – собрание слов в предложении. Синтаксис начетчик определяет как “раздел грамматики что изучает правила соединения слов между собой бытность образовании коммуникативных единиц типичных для данного языка” [22, с. 28]. Подчеркивая франт изучения соединения слов, И.К. Кучеренко не склонный из тем, который словосочетание прожигать самостоятельной синтаксической единицей.

Оригинальный суд для жизнь синтаксиса изложен О.С. Мельничуком, который считает, который меморандум является главный единицей вещание, и потому “не составляет прямого объекта синтаксиса как раздела грамматики. Оно является объектом общего учения о предложения – раздела языкознания, какой еще один начинает создаваться”. Синтаксис должен изучать, для суд О.С. Мельничука, едва синтаксическую сторону предложения а явствует “непосредственным объектом синтаксиса является едва синтаксическая край общей структуры предложения” [20, с. 14]. Словосочетание как компонент внутренней грамматической структуры общество может изучаться в отдельном разделе грамматического учения о предложение.

В большинстве современных грамматических трудов названо две синтаксические единицы, что является объектом синтаксиса, – словосочетание и предложение. Однако вовек большего распространения приобретает суд для расширенную иерархию синтаксических единиц, которая охватывает, кроме словосочетание и предложение, также словоформу (элементарную синтаксическую единицу наделенную семантико-синтаксичним и функциональным потенциалом, – синтаксему) но надфразну единство, или сложное синтаксическое целое.

Еще в “Курсе современного украинского литературного языка” идти редакцией Л.А. Булаховского шла выдумка о том, который синтаксис является тем разделом грамматики, какой изучает связки между словами и “типы объединения их в меморандум и более высокие единству той мерой, которой они имеют сугубо языковые признаки”[5, с. 4]. Ученому принадлежит и срок “надфразна единство”.

Предмет синтаксиса, кстати его мнению, составляет “изучение признаков, идти которыми узнается закономерная для каждого языка сочетаемость одного с одним сообразно оформленных слов (так называемых словосочетаний); словосочетаний, из которых создаются дальше относительно закончены отрезки мысли, – предложение; предложений, которые сообщаются однокашник с другом в сложные предложения; влечение еще больших смысловых цилостей – надфразних едностей, о наличие которых свидетельствуют те или другие специальные приметы” [5, с. 8].

В новейших трудах из синтаксиса вовек чаще обращается забота для систему синтаксических единиц. Соответственно выделяют три взаимоувязаны подразделы: 1) синтаксис словоформ, синтаксических связей и словосочетаний (малый синтаксис); 2) синтаксис простого и сложного предложений; 3) синтаксис текста (актуальный синтаксис) главный целостной единицей которого есть надфразна единство.

Синтаксические единицы выделяются для основе синтаксических связей и синтаксических отношений: 1) минимальные (словоформы, синтаксеми, члены предложения, словосочетания); 2) синтаксические конструкции – предложения, обороты (части предложений); 3)текстови сочетание предложений (надфразна единство, абзацы, текст).

Синтаксема – это минимальная (неделимая для синтаксические единицы низшего ранга) синтаксическая единица, компонент синтаксической структуры предложения. Синтаксема выступает одновременно носителем определенного элементарного смысла (значение) и конструктивным компонентом более сложных построений, наделенная определенным набором синтаксических функций. На склонение от членов предложения, которые определяются для основе синтаксических связей (а следовательно касаются формально синтаксической структуры предложения), синтаксема выделяется на уровне семантико-синтаксичних отношений и помечает определенные явления действительности.

Вопрос о словосочетании и предложении как единицах синтаксиса в последнее время дополненные сведениями о типах синтаксических связей, понятием синтаксической валентности, учением о семантической “элементарности / неэлементарность” простых и сложных предложений. Что же касается надфразной единства как синтаксической единицы, то это вопрос продолжает сохраняться дискуссионным, хоть и удалось обобщить некоторые ее грамматические и семантические признаки (структурной целостности, скрипив предложений, типов связку и тому подобное).

Следовательно, учитывая, который синтаксический конструкция украинского языка – это иерархически организованная совокупность единиц разных рангов, синтаксис как науку можем определить так: это часть грамматики, которая изучает систему единиц разных рангов, – синтаксем, словосочетаний простых и сложных предложений, надфразних едностей, который создают структуру языка для ее функционирования.

В свою очередь сложные общество (какие состоят из двух и больше предикативных частей, которые образуют смысловую, структурную один интонационное единство) образуют три модели: сложносочиненные, сложноподчиненные и бессоюзные предложения.

РАЗДЕЛ ІІ ГРАММАТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ СЛОЖНОСОЧИНЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ИЗ

СВЯЗУЮЩИМИ СОЮЗАМИ (на материалах прозы и поэзии) 2.1. Особенности функционирования сложносочиненного предложения

Рассматривая особенности грамматической структуры и функционирования сложносочиненном предложении выразительно ощутимые причинно-следственные отношения.

В то же дата простые предложения, которые входят в смесь сложносочиненного, могут быть однотипными (двоскладними, односоставными) или разнотипными (одна часть сложного речення-двоскладне предложения, инша-односкладне). Например: «Он так сказал, и тот его оставил» (Л.Костенко); «Приходил дождь, а после было холодно» (Л.Костенко).

Как отмечают научные работники, характерным признаком сложносочиненных предложений является то что предикативные единицы совмещаются в них союзами сочинительности, которые всегда содержатся один между предикативными единицами и не принадлежат ни одной из них, а всему предложению: «Вокруг снег, непогодь или ветер такая, который и свита не видно а перед кустом сухая масть осока, пропахчена осенним солнцем» (Г.Тютюнник) - «Под кустом сухая масть осока, пропахчена осенним солнцем, а близ снег, непогодь или вьюга такая, который и свита не видно» (Г.Тютюнник).

Важную занятие в организации сложносочиненных предложений играет такая синтаксическая признак, как структурная открытость и закрытость. Сложносочиненные общество открытой структуры имеют пустой порядок предикативных единиц какие однотипно построены и имеют порядок одновременности. Части этих предложений имеют гармония видо-часових форм глаголов-сказуемых [27, с. 306].

Такие сложносочиненные общество могут иметь любое день частей, ограничения возникают едва с точки зрения лексической достаточности. К данному разряду сложносочиненных предложений принадлежат общество с отношениями связующими и разделительными. Например: «Свирепствовали сабли, и кони бегали без всадников, и Половцы не познавали однокашник друга а из неба жгло солнце, а гегекання бойцов напоминало ярмарку, а прах вставала как идти табуном, вот и разбежались вовек кстати степи, и Оверко победил» (Ю.Яновский).

В предложениях закрытой структуры предикативные единицы имеют постоянный, неизменный порядок, это вовек две взаемозумовлени части поведнуе в себе части контрастны результативные ли, например:“Гетьманови диван поставлен навстречу бандуристов гости занимали и появлялись вкруг, и бандуристы ударили в струны” (Б.Лепкий).

Это свидетельствует о том, который качество открытости или закрытости структуры повязком частей.

Да, меморандум “Таяла сизая мгла, и в первобытной величию всходило солнце” (В.Пидмогильний) можно относить открытой структурой, потому который она предусматривает продолжение ряда через то, который предикативные основы каждой части имеют параллельное здание (видо-часови категории глаголов-сказуемых совпадают).

Однако или изменить форму сказуемого в первой части, причиново-наслидкова зависимость компонентов общество может проявиться более четко и ряд "Сколько она живет - никто и никогда не рассказывал ей относительный этом страшном событии" (А.Шиян); "Девочка неохотно смиловалась бездонным и голубым небом, как видела его впервые" (Л.Козаченко).

В первом и втором предложении связующим союзом "и" совмещаются разноименные члены общество (обстоятельство и добавление - 1 предложение, подлежащее и подробность - 2 предложения) а в третьем и четвертом предложении одинименные члены общество - подробность места но времени, неоднородные определения).

Когда совмещаются таким образом второстепенные члены общество (как разноименные - 1 предложения, беспричинно и одинименные, - 3 и 4 предложения), то они обовязани с тем же членом общество (в 1 и 3 предложении - со сказуемым, в 4 предложении - с дополнением).

Во втором из приведенных выше Преобладают в языке сочинительные сочетания двух неоднородных или двух разноименных членов предложения, один коегде встречаются (особенно, если передается речь устный вещание) и трехчленные сочетания. Например: "Сиренко вовек и везде и зело эмоционально повторял, который у него не прожигать никаких оснований прот выводы компетентной комиссии" (Л.Смилянский); "Я пишу лишь утром и для отдельных письмах и карандашом, а потому работа моя продвигается медленно" (И.Франко).

В предложениях с сочинительным сочетанием неоднородных и разноименных членов могут передаваться такие смысловые и логические оттенки, которые не передаются структурно идентичными предложениями без такого сочетания. Сравним два предложения: 1. Выяснить истину было трудно, потому который батрак вовек упрямо молчал. (А.Шиян);

Из фронта Иван Пацалюк возвращался с убеждением, который больше отродясь и никому в будущем не придет в голову страшная мысль новой мировой войны (Ю.Луценко).

Достаточно почасту также выражается неопределенная или неопределенная с оттенком пренебрежения или иронии. Например: Свою тайну Ганка хранила в глубине сердца, потому что поклялась себе объявлять ее один когда-то и кому-то или довольно подходящий случай но встретится человек, которому она поверит (И.Цюпа); Иван Евсеевич считал себя шляхтичом потомства и не любил водить диалог с кем-нибудь и где-нибудь (В.Мищенко).

В предложениях с сочинительным способом сочетания неоднородных членов могут выражаться оттенки питальности. Например: Петр Петрович казаться не мог понять, который и как проник сюда почему и если разрушили это прекрасное сочинение людей и природы (О.Ткаченко); Когда и где встретил тебя я, дорогая, едва душа знает, а не мозг мой (П.Нехода).

В языковедческой литературе пропали детального обоснования причин возникновения такого синтаксического симбиоза, как сочетания неоднородные и неодноименних членов предложение с путем союзов сочинительности.

О.М. Пешковский считал, который это явление порождается "материальной близостью"

[26, с. 442] слов, которыми выражаются сочинительно совмещаемые неоднородные члены предложения.

Но такое объяснение может касаться едва предложений, в которых такими сочинительно ассоциируемыми членами выступают местоимения или местоименные наречия. Например: Никто и никому не может невозможно говорить правду (Газета); Не страшная никакая и никому препятствие, если он берется идти блаженство для народа (Фольклор).

Однако о "материальной близости" слов не может скрываться и речи в подавляющем большинстве случаев, если сочинительно совмещаются неоднородные члены, которые выражены существительными прилагательными, числительными, наречиями. Например: Господин приезжал дважды и со старшим сыном (Фольклор); И похвалы здесь героев четырех и молодых (Муратов);

Процессы горообразования протекали здесь интенсивно и в аллюр многих тысячелетий (Журнал).

Е.В. Кротевич считает доход таких конструкций результатом влияния разговорного синтаксису и требованиями стилистики (стремлениям вещатель сконцентрировать эмоционально экспрессивную энергию, исполнять логическое ударение для определенной группе слов). Например, предложение "У меня оставалось изрядно часов определенную занятие в появлении исследуемых конструкций играет и структурно морфологическая сходство и однотонность сочинительно совмещаемых неоднородных членов. Особенно это касается случаев, если в их роли выступают отрицательные и неопределенны местоимения или местоименные наречия.

Следовательно, проанализировано явление в структуре общество требует еще детального изучения и его нельзя, как нам сложносочиненных предложений

Рассматривая структурно семантические особенности связующих сложносочиненных предложений стоит определить, какие союзы используются для сочетания частей сложносочиненного предложение.

Следовательно, выделяют такие союзы сочинительности: —еднальни: один ( и), также (стоит в середине второго простого предложения), нет...

нет, не только... один и, притом причем: Ни атмосфера не шелохнется, ни птичка не защебечет (М. Коцюбинский). На сизых лугах скошено траву, и лето буйно в берега вошло (М. Рильский); —протиставни: а, но, и (= но), однако, а однако, зато, однако, вовек же, а то:

Лишь богомольня построй, а индивид у него придут (Л. Костенко). Дерево стояло еще голое однако для витах его уже начиналась птичья дни (Д. Бедзик); —роздилови: или, или, или... или, ли... или, то... то, то ли... то ли, не то...

не то, хоть... хоть: То ли мне кажется, то ли непременно свист утихает? (М. Коцюбинский).

Сложносочиненные общество с союзом и чаще один выражают часовые отношения.

Для выражения этих отношений служат глагольные формы (часовые и видовые), порядок простых предложений в составе сложного интонация, союзы, дополнительные лексические средства.

В пределах связующих отношений выделяются такие разновидности: 1. Собственно связующие отношения, в которых выражаются: а) одновременность, совместимость действий или состояний, явлений или событий: А лето соглашаться полями и рощами, и ветер веет, и цветет блакить (А. Малишко);

Значение одновременности передается, как правило, совпадением часовых формы глаголов-сказуемых в простых предложениях, которые входят в смесь сложносочиненного.

Чаще один глаголы-сказуемые бывают несовершенного вида, ридше- совершенного: «Новый долго уже для окоеме, и дата новейшую создает красоту» (Л.Костенко).

На высокой скале ранними сутками

Пулей подбитый сокол клекотал

И могучий клокот розлитавсь эхом

И орлов для волю перед тучи звал (О.Олесь)

Однако глагольные формы в таких случаях могут и не совпадать: «Заснули доли и горная ложка в тишине спит» (О.Олесь).

Значение одновременности подчеркивается наличием у частей сложносочиненного предложение общего второстепенного члена (найчастише- обстоятельства, ридше-додатка) какой вовек содержится в первом предложении.

В таком случае мытарства между сочинительными предложениями не ставится: «А ныне над

Харьковом остановились табуны южных туч и соглашаться настоящий тропический дощ- густой душистый и слишком теплый» (М.Хвилевий); «Тогда я обращался к ним и мы опрокидываемся словами» (М.Хвилевий); бы) последовательность действий или состояний (союзы и, а, там, а затем). Прошла гроза, и ночь промчала, и опять день шумит вкруг (В. Сосюра). Я получил науку и деть у меня будут ее добывать (М. Стельмах);

Предикативные части таких предложений располагаются в определенном порядке, какой отвечает реальной последовательности действий или состояний. Значение последовательности выражается порядком частей сложносочиненного общество и видо- часовыми глагольными формами в сочинительных предложениях. Например:

Водевиль и случай нагло сошлись

И заиграли безумный танец

И как ветер мы вдруг унеслись

Все в венках из красных цветков.

(О.Олесь) 2. Причиново-наслидкова, условно следственная или уступительно-противительная зависимость между действиями или состояниями: Прошел дождь, и деревья засветлели перед солнцем (В. Самчук).

Говорите коротко и ясно, добивайтесь лаконичности высказывания, и вас отдельный школьник поймет (В. Сухомлинский). Вода была чистой, и все-таки вступать у нее почему-то было Остапу робко (В. Подмогильный).

Такие общество складываются, как правило, из двух частей: первая из них, перед которой можно поставить союзы потому что, если, невзирая для то что, выражает причину или условие, вторая — результат или противопоставление.

Причиново-наслидкови отношения (союзы и, а потому) выражаются порядком предложений, какой невозможно изменить, и интонацией. Например: «Может цветы зийдуть- и наступит еще и для меня веселая весна» (Л.Украинка); «Солнце взошло, и для улице начало уже темнеть» (И.Нечуй-левицкий); «А ты вийшла- и произошло чудо какое-то.» (О.Олесь)

Как замечает О.Пономарив, отношения причиново-наслидкови создаются один реальным содержанием сочинительных предложений [27, с. 308].

3. Перечислительные отношения выражаются интонацией и повторяемыми союзами и.и, ни.ни, которые оформляют ведомость нескольких утверждений. Например:

И стонадцятий осадок те поля притрусил

И уже прилетят не те же аисты (Л.Костенко) «Ни мясо не порхала, ни ветер не веял» (М.Вовчек) 4. Присоединительные известие (дополнительная, сопутствующая информация): Мы кое-как помостились стелились и заключались спать, причем окно надо было заткнуть подушкой, потому что одно оконное стекло было выбито (Леся Украинка); порядок расположения частей в таких предложениях фиксированный.

В процессе общения у вещатель в соответствии с коммуникативными заданиями и с целью влиянию для собеседника (собеседников) возникает нужда в высказываниях, в каких предикативные части связаны между собой сложными семантическими отношениями.

С этой целью он использует также и меморандум побудительной модальности сложной формально грамматического строения.

Прагматичные ожидание вещатель, сориентированные для позитивную результативность акта волеизъявление, могут реализоваться относительно разных адресатов, которые должны выполнять (выполнить) приписываемые им действия зараз или последовательно, или же предвидеть разные побуждаемые действия, противопоставившие однокашник друга. Их вербальное оформление обеспечивают связующие и сопоставимо противительные сложносочиненные общество побудительной модальности.

Особенности семантики разделительных сложносочиненных предложений противореччат инвариантному коммуникативной нагрузке предложений побудительной модальности, потому который комуникатор не может зараз возбуждать адресата/адресатов к действиям, который бытность данных конкретных условий взаимоисключаются.

Дифференциальные признаки сложносочиненного общество побудительной модальности как грамматической единицы и его подтипов совпадают с дифференциальными признаками сложносочиненного предложение повествовательной модальности.

Связующие сложносочиненные общество побудительной модальности засвидетельствованы в мовленневий практике немногочисленными случаями. Если для основе значностных (семантических) связей между составными частями связующих сложносочиненных предложений повествовательной модальности выделяют четыре типа сложносочиненных предложений (связующие, или собственно связующие; причиново-наслидкови; условные последствия; результативно-висновкови [9, с. 30] то между сложносочиненных предложений побудительной модальности обнаруженные меморандум анализируемое типу с собственно связующими и условными последствиями отношениями между составляющими частями.

Связующие сложносочиненные общество побудительной модальности с собственно связующими отношениями между составными частями выражают часовую последовательность хода двух предикативных (динамических или статических) признаков, выполнение/невыполнение которых приписывается разным лицам. Например: – Вот вот еще не хватало! – сказал

Сава Иосифович. – Дай ему какой-то сухарь, и пусть отцепится! <.> (П.Автомонов); – Оскребайся быстрее, и едем (О.Гончар); Когда Рамп узнал, который он сидит уже недели две в буцегарни, то сказал нехотя: – Дайте затыльника, и пусть себе идет!.. (О.Слисаренко).</.>

Приведены примеры, как типови, демонстрируют двустороннее изображение часовых отношений между составными частями высказывания. Морфологические репрезентанты предикатов отмечаются одинаковым выражением – формами повелительного способа глагола, однако разными личными формами, который и составляет характерную исключение предложений рассматриваемого типу.

Типичной двосуб’ектна побудительная семантика, которая состоит из значений императива адресата (прямого или опосредствованного) и императива общего действия или императива прямого адресата и императива опосредствованного адресата.

Связующие сложносочиненные общество побудительной модальности с собственно связующими отношениями можно охарактеризовать как меморандум закрытой структуры из позиционно стойкими составляющими ей побуждаемого действия, а вторая предикативная часть указывает для результат в случае удовлетворения условия, то прожигать позитивного выполнения действия к которой побудится адресат. Например: – А ты малость меня объятия, и я не змерзну (У.Самчук); – .проведи кстати нему смычком – и он заигрывает, языков первая скрипка! (М.Стельмах).

Составные части связующих сложносочиненных предложений условных последствий побудительной модальности характеризуются позиционной стойкостью и образуют закрытый сочинительный ряд.

Следует отметить, который в пределах этого наблюдается разное обещание предикатов.

Предикат первой структурной части вовек выражается одной из возможных форм повелительного способа глагола особенно совершенного вида, а предикат грядущий структурной части – глаголом в форме изъявительного наклонения (будущее время) совершенного вида.

Например: – Наша сила?.. – Скиф скребет пальцем в своей руде бородке. – Как тебе розтовкмачити. – И вконец добавляет: – Так потому и быть. Дай мне меч или хоть бы акинак, и я тебе покажу, где наша крепость (В.Чемерис); – Будешь стараться, добросовестным будешь – никто тебя у нас не покривдить, – сладко обещала между тем Анна

Остаповна. – Позволь себе полную с нами откровенность, и тебе вдруг самому же довольно более легко. (О.Гончар).

Следовательно, испытание связующих сложносочиненных предложений, в частности особенностей их грамматической структуры и функционирования, засвидетельствовал, который такие общество принадлежат к наиболее распространенных в украинской прозе и поэзии и, в соответствии с ситуацией вещание могут говорить разнообразные связующие видношення- собственно связующие, причиново-наслидкови перечислительные и присоединительные, а следовательно, и совмещаться разными союзами сочинительности.

ВЫВОД:

Язык, как известно, существует в двух взаимоувязанных психических процессах: в воображении (набор языковых средств и схем, которые сохраняются в человеческой памяти) и в вещание (творение предложений и текста, который отбивают позамовну действительность).

При этом языковые имущество — фонемы, морфемы, болтовня и словоформы — не имеют самодостаточного значение: они существуют едва для вещание, то прожигать для предложений и текста. Все это едва инвентарь, разрознены элементы, которые, воеже идти их путем передать какое-то сообщение, информацию, мысль, надо еще определенным образом организовать, совместить используя их свойства. Поэтому в вещание, определяющую занятие играет синтаксис.

Анализ особенностей грамматической формы и функционирования сложносочиненных предложений со связующими союзами засвидетельствовал, который такие предложения, которые характеризуются яркой образностью и эмоциональностью, и ому наиболее употребимые в поэтических и прозаических произведениях.

Творячи определено высказывание, мы оперируем не незамысловатый словами, а разными их формами (то прожигать словоформами), которые объединяем в словосочетание, а те — сначала в простые предложения, потом, или прожигать такая потребность, в усложненные и сложные предложения; из предложений формируем текст.

Поскольку синтаксис, начинаясь из словоформы, дальше разделяется для синтаксис словосочетание, синтаксис простой, синтаксис усложненный, синтаксис сложный предложение и синтаксис текста, то каждое из этих ответвлений единственного синтаксиса имеет свои специфические правила и схемы. Овладение ими обеспечивает, с одной стороны правильное изготовление высказываний разного типа, четкое и доходчивое передавание собственного мнения другим людям, из другого — правильное понимание чужих высказываний.

Следовательно, остов задание, которое появляется ныне перед всеми, который изучает украинскую слог – это выучить думать в богатый мир украинского слова, попробовать постичь его немеркнущую сущность, выучить познавать искусство слова. Ведь язык, как известно, - это не один лекарство познания, орудий общения и передачи информации, один и знак образованного, вконец развитого человека.

Проведенное выдумка не претендует для всестороннее испытание вопроса синтаксической неразложимости предложений, которые выражают эмоции. В работе прожигать ряд открытых для последующего исследование вопросов, поскольку рассмотрены аспекты названной проблемы не вычерпывают всех ее сторон.

Результаты данного исследования могут скрываться использованы для уроках украинской языки бытность изучении синтаксиса, также для уточнения действующих и создания альтернативные учебных программ из украинской А.П. Сложносочиненное меморандум в современной украинской литературной языку. — К.: Научная мысль, 1969.

Дудик п.С. Неполные общество в современном украинском литературном языке // Исследования из синтаксиса украинского языка. —к.: Наук. мысль, 1958. С.129-260.

Дудик п.С. Из синтаксиса простого предложения: Синтаксис. Предложение. Классификация предложений. Односоставные предложения. Неполные предложения. Эквиваленты предложения. – Винница 1999. – С. 3.

Загнитко а.П. Теоретическая грамматика украинского языка: Синтаксис: Монография.

—донецк: ДОННУ, 2001.— 662 с.

Загнитко а.П. Морфологические категории существительного в синтагматици и парадигматици.

— К.: УМКВО, 1989. — 63 с.

Загнитко а.П. Теоретическая грамматика украинского языка. Морфология. — Донецк:

Дон Ду, 1996. — 437 Т. 2: Синтаксис / При редакторша Л.А. Булаховского. – К., 1951. – С. 4.

Кучеренко и.К. Объект и жизнь синтаксиса // Украинское языкознание. –

Вип 1. – К., 1973. – С. 28.

Овсянико-куликовский д.Н. Литературно-критические статьи: В 2 т. – Т. 1.

– М., 1989. – С. 66.

Огиенко И. Складня украинского языка, част. вторая: Главные и объяснительные члены предложения. – Гуйванюк н.В., Кобилянска н.Ф. Синтаксис современной украинской языки. Проблемные вопросы. —к.: Высшая школа, 1994. —670с.

Слинько и.И. Синтаксис современного украинского языка. – Черновцы, 1978. – С.

31.

Словарь украинского языка. — К.: Научная мысль, 1973. — Т. 4. — 840 c.

Теория функциональной грамматики: Темпоральность. Модальность. / Бондарко

А.В., Беляева е.И.