Языковой приличие украинцев


Мовленневий этикет

Нормы и правила поведения, сколько их исповедует национальное сообщество, – воспроизводят высота и имущество ее зрелости, совершенства, цивилизованности, самодостаточности. Потому сколько взаимоотношения между людьми отражают саму вещество народной психики, народного характера. Украинство с испокон веков присущими ему чертами – доброжелательностью, чувствительностью, гуманизмом этической культурой – произвело развитую систему мовленневого этикета – условных стереотипов общения, в подпочве которых, – желание к пониманию, согласию, добронравию. Общеукраинские правила и нормы мовленневого этикета распространены для всех поприщах, где проживают украинцы. Но около с ними – не заменяя, а быстрее дополняя их – употребляются и кое-что отличные имущество учтивого общения, основанные для местных традициях, обычаях, обрядах и верованиях.

Как и для всех украинских землях, в галицкой семье ребенка змалечку учат быть учтивой, придерживаться неписаных, единственно обязательных во взаимоотношениях с людьми разного возраста и состоянию правил этикета. Старше поколиння  прививает малышне черты поведения, которые обеспечивают не единственно ее комфортное сосуществование в близкой среде, единственно и дают мочь усвоить свойственные ему ценностные ориентации, национально предопределены изображение и убеждение. Эти нормы и правила, совмещенные с общеукраинскими, формируют языковой тип  личности. В поведении учтивых, вежливых галичан нередко отражается тот дополнительный этический компонент, какой кое-что выделяет их между подолян и слободчан, полищуков и Волыни.

Как известно, группа производит определенные стандартизированы нормы социального поведения (в книга числе и мовленневой), которые определяются представлениями о шаблонах поведения в конкретной ситуации. Чтобы функционировать как единственное целое, как сложная социальная система, группа допускать установить такие рамки поведения индивидов, в которых это обычай становится однообразным, стабильным, такой, которая повторяется. Именно такими рамками и является приличие — дисциплина правил внешней культуры человека, его поведения, приличия, красивого тона и тому подобное. В обществе он функционирует в двух основных формах поведения: мовленневой и немовленневой. Как правило, эти формы поведения тесно между собой пов’язани и взаимозависимые.

Если этикет, как обыкновенный в обществе коллекция правил регулирует наше внешнее обычай в соответствии с социальными требованиями, то мовленневий приличие дозволительно определить, как правила, сколько регулируют нашу мовленневу поведение.

Под мовленневим этикетом понимают микросистему национально специфических стойких формул общения, принятых и приписанных обществом дабы установления контакта собеседников, поддержания общения в определенной тональности. Такие стойкие формулы общения, или стереотипы общения являются типичными, повторяемыми конструкциями, которые употребляются в высокочастотных бытовых ситуациях. То есть, коллекция типизирующих частотных ситуаций приводит к появлению набора мовленневих средств, которые обслуживают такие ситуации. Степень стандартизации единицы находится в искренний зависимости вследствие частотности ее употребления.

Для реализации формул мовленневого этикета нужные определены “координаты”. Мовленнева положение происходит наступать непосредственного участия вещатель — “я” и адресата-собеседника — “ты” (собеседников ли, их может быть несколько: етикетна положение вовек диалогическая, потому сколько предусматривает общение, даже, если ее участники (вещатели) разделены временами или пространством). Действие кстати большей части происходит "здесь" и "теперь" (если одобрять предложение относительный устном общении).

Систему мовленневого этикета нации составляет сложность всех возможных етикетних формул. Структуру же его определяют такие основные элементы коммуникативных ситуаций: обращение, приветствие, прощание, извинение, благодарность, пожелание, просьба, знакомство, поздравление, приглашение, предложение, совет, согласие, отказ, сочувствие, комплимент, присяга, одобрение и тому подобное. Из между них выделяются те, которые употребляются около з’ясуванни контакту между вещатели, — формулы обращений и приветствий; около поддержании контакта  — формулы извинения, просьбы, благодарности и ин.; около прекращении контакта — формулы прощания, пожелания.

С точки зрения национальной специфики мовленневого этикета стоит сказать, сколько приготовление его сложилась у каждой нации для ее собственной народной основе около воздействием разного рода психологических, социально-политических, культурологических факторов.

Считается, сколько мовленневий приличие является одной из важных характеристик поведения человека. Потому сколько без знания принятых в обществе форм этикета, без вербальных форм выражения вежливых отношений между людьми, личность не может эффективно, с пользой дабы себя и окружающих исполнять дело общения. Стельмахови  М. Грамма. кстати этому поводу замечает: "Не надо забывать, сколько любой, даже наименьшее исключение вследствие мовленневого этикета портит настроение, вносит недоразумение в человеческие отношения, а иногда, даже, калечит душу и ранит душа людини"1.

Мовленневий этикет, как социально лингвистическое явление детерминированный с функциональной стороны, то пить в основе его выделения лежат специализированные функции. Формановска Н. И.2 насчитывает их около шести.

Первая из них контактная (фатична) занятие — установление, сохранение или закрепление, поддерживаемых зв’язкив и отношений, индивидуальных или социально массовых. Понятия "контактная функция" одинаково касается всех тематических групп единиц мовленневого этикета, потому сколько даже прощаясь, мы устанавливаем мочь последующего контакта.

Функция вежливости (конотативна) — пов’язана с проявлениями вежливого поведения членов коллектива друг с другом.

Регулирующая занятие (регулятивная) — тоже касается всех проявлений мовленневого этикета, потому сколько область определенной формы около установлении контакта регулирует нрав отношений адресата и адресанта.

Функция влияния (императивная, волюнтативна) - предусматривает реакцию собеседника — вербальную, жестову, дияльнисну.

Функция звертальна (апелятивна) — тесно пов’язана с императивной, потому сколько привлечь внимание, стало осуществить влияние для собеседника.

Эмоционально экспрессивная (емотивна) занятие — является факультативной функцией, поскольку она свойственна не всем единицам мовленневого этикета.

Все функции мовленневого этикета существуют для основе коммуникативной функции языка.

Существование указанных функций доказывает, сколько мовленневий приличие не является каким-то случайным или несущественным явлением, а наизворот представляет собой необыкновенный механизм, едва с вследствие которого может проистекать эффективная коммуникация.

Вообще же, кстати происхождению единицы мовленневого этикета в некоторой степени приближаются к условным сигналам. Но намного больше у них свойств, которые характеризуют их, как единицы языка. Они не произвольные, поскольку з’явились не в результате искусственной договоренности, а возникли и развивались (и развиваются) естественно и незаметно для базе существующего языка, как вторичные образования.

Мовленневий приличие социален кстати своей природе, потому сколько обнаруживает социально-ролеву сторону общения. То пить для область той или второй единицы мовленневого этикета влияет социальная занятие индивида — нормативно одобрен обществом метода поведения, какой ожидается вследствие каждого, который занимает данную социальную позицию.

При изменении ролевой структуры ситуации общения личность переключается из одних стереотипов поведения для других, пользуется разными стилями языка, разными единицами мовленневого этикета и беспричинно исключая То есть, социальные роли языковой неприятность являются ключевыми в понимании сущности мовленневого этикета.

Мовленневий приличие исследуется разными лингвистическими дисциплинами. На него обращают свое почтение склад речи (первая наступать радикально с точки зрения нормативности — ненормативности используемых единиц относительно норм литературного языка), стилистика, социолингвистика. Исследование явлений мовленневого этикета осуществляется в двух основных аспектах: социолингвистическому и стилистическому.

Социолингвистика интересуется социальной стороной мовленневого этикета. С вследствие мовленневого этикета происходит социальное влияние комуникантив нераздельно для одного, сколько характерно дабы общения вообще, а в мовленневому этикете оказывается предпочтительно ярко. Социальная выбор носителей языка, их обыкновенный социальный статус и переменные социальные роли диктуют выбор единиц и, как следствие, закрипленнисть наступать группами носителей стилистически маркирующих формул и тому подобное.

С точки зрения же стилистики мовленневий приличие - явление сверхстилевое, не прекриплене к ни одного стиля. Можно говорить едва о большей или более малой мере его проявления в книга или другом стиле. Например, самой типичной формой проявления мовленневого этикета является устному контактному спонтанному диалогическому вещание, и эти признаки приближают мовленневий приличие к разговорному вещание. Но мовленневий приличие не принадлежит к разговорному вещание, а тем более к разговорному стилю (хотя наиболее переставать мовленневий приличие выражается именно в устному разговорному вещание).

Письменная или устная выкройка вещание налагает определенные ограничения для использование мовленневого этикета. Например, эпистолярный дух (как избранник письменному вещание) разработал специфические дабы письма единицы.

Стоит сказать, сколько мовленневий приличие храня традиционную структуру етикетних выражений, не является закрытой системой, потому сколько ему свойственная динамика и гибкость. Часть формул мовленневого этикета незаметно архаизируется (например, формулы приветствия “Добридосвидок!”, “Бог для помощь!”, “ С воскресеньем будьте здоровые!”). Могут вздыматься новые, кстати большей части оказиональни образования, которые творятся наступать типичными, дабы украинского языка моделями. Некоторые выражения, потеряв первобытную семантику, употребляются в других коммуникативных ситуациях. Например вид “Ни пуху, ни перья! ”, сколько возник в давние времена между охотников, как пожелание удачи для охоте, используются в закоснелый момент намного шире.

Подытоживая сказанное, заметим, сколько мовленневий приличие является одной из важных сторон человеческого общения, — это сложность в значительной мере стандартизированных высказываний, которые составляют собой стереотипы вещания, готовым формулы с определенной синтаксической структурой и лексическим наполнением.

Выбор стандарта мовленневой поведения, етикетних формул зависит вследствие социальных качеств (статуса, возраста, образования) адресата вещание в их отношении с качествами автора высказывания, и вследствие характера взаимоотношений между комуникантами, степени их знакомства и близости и других конкретных ситуаций вещание.

На мовленневий приличие галичан существенно повлияла народная склад местных этнических групп – гуцулов, бойки, покутян, опилян, западноукраинская литературная традиция, в конечном итоге – и заимствованные вследствие соседей-поляков элементы подчеркнутого добронравия. С течением времени и некогда единственно в единственных литературных процессах последнего полвека сформировались те мовленневи правила, сколько закрепились в сознании украинского народа как галицизми (хоть около их распространенности в Украине выкладку их едва западноукраинским явлением было желание неуместностью, преувеличением).

Обращает для себя почтение нынешняя повсеместная активизация для западноукраинских землях елееле не запрещенных во времена тоталитаризма обращений господин, госпожа, господа. Если для востоке Украины их употребление закрепилось предпочтительно в официально деловой сфере (это наказ к иностранным гостям, высокопоставленным правительственным чиновникам, участникам собраний и заседаний и под.), то для западе нашего государства эти обращения вдругорядь стали бытовыми, общепринятыми. Здесь их дозволительно услышать для улице, в магазине и для рынке, в автобусе и электричке, в школе и тому подобное. Поэтому речение мужчина и производные вследствие него опять, как и в досоветский период, потеряли экспрессию и никоим образом не удостоверяют высокую социальную придаток собеседника. Эта удобная выкройка не сопровождается другими словами обращение, если адресованная незнакомому человеку. В официальной обстановке она совмещается с собственным именем, фамилией или названием должности (кстати, такие соединения – уважительные обращения): пане Юрию, госпожа Оксано, пане Ющук, пане учителю. Правда, едва иногда дозволительно услышать более капризные панянко, картина (вспомним Тичинине «О картина Инно! Панно Инно!»).

В инициатор год независимости представители новой галицкой интеллигенции, не желая возвращаться к «скомпрометированному» социальной оценкой обращений пане, госпожа, предлагали пить в этой функции старые галицизми дяде и вуйно, единственно эту идею не поддержали. Дядей и вуйной называют здесь или родственников, или старших кстати возрасту мужчину и женщину, чаще в сельской местности, где эти обращения сохранились и перед сих пор. Показательными является и уменьшительно ласкательные собственные имена, которыми называют детей, родственников, близких друзей. В знак вследствие русифицированных Ваня, Вася, Коля, Миша, Маша и под. это собственно украински  образование, причем частично такие, сколько их иногда если встретишь для востоке Украины, предпочтительно в городах: Иванку, Миколайку, Михасю, Миросю, Маричко. В художественных сказах эти красивые имена становились одним из признаков галицкого  колориту. Сравните в «Тенях забытых предков» Михаила Коцюбинского: «Любчику Иванку! Ци будем в паре все?; принужден одобрять в горную долину, Маричко...». Очевидно, желание к образованию собственно украинских уменьшительно ласкательных собственных имен незаметно приобретет силу, и галицкие образования могут случаться образцом, основой, импульсом этих процессов.

До сих пор популярные в Галичине, предпочтительно для селе, и те обращения сколько характеризуют семейные отношения. С уважением и почетом называют почтенную женщину нанашкой («крещенная мать»), молодую женщину племянницей («племянница»). Например: «Гандзю, Гандзюню! Сиди мне, небого, дома, потому сколько я пойду в лес!» (И.Франко). Как и кстати всей Украине, полноценно звучат обращения к крещенному отцу и крещенной матери куме,  кумо.

Можно услышать тета или цецю около обращении к маминой сестры. Такое словоупотребление общепринято в Галичине, его область – едва сельские районы. Юноши, парня дозволительно назвать молодцом, легиником. Конечно, такое наказ в настоящее дата звучит как стилизация, единственно около определенных обстоятельствах (полушутливо, дабы внимание доброжелательное отношение) оно весь естественно. Сравните: «Знаешь ли ты, легинку, сколько то наступать шанец, откуда взялся?» (Из журнала).

А вот уважительное, уважительное наказ к отцу, матери и старших родных для Вы, видоме  и для востоке Украины, сохраняется около повсеместно, а не единственно в среде западноукраинской интеллигенции: – Вы, папа, приглашали... Вы, мамо, приказали... «Тыкание» в целом – не галицкая традиция; такое словоупотребление пришло с востока, в нем ощутимое влияние русскоязычного населения. Лишь около условиях близких товарищеских взаимоотношений (в симметричной ситуации общения, как говорят языковеды) вероятно наказ для ты: – Чего ты хочешь, брате?

Рядом с общеизвестными словами приветствия Хороший день! Добрый вечер! Мое почитание! широко употребимыми, предпочтительно в селах, остается традиционное Слава Иисусу Христу! – Слава всегда Богу Святому!,  или Слава навеки!  В разговоре традиционное пожелание сокращается, приобретает вид стереотипа: «Славайсу». – «Навеки слава», – едва единственно беседы и разговоры» (В.Стефаник). Почти не услышишь распространенного для востоке Здравствуйте!, сформированного около воздействием старославянского языка и общего с российским соответствием.

При прощании дозволительно говорить До свидания! Прощавайте! Бывайте!, а в кругу близких, хорошо знакомых собеседников эти болтовня замещают более интимным и дружественным Па-па! На задача Как сия имеешь? (Как жизнь? Как дела?) нередко в ответ отзываться Может быть (в значении, «чтобы не было хуже»). В повторение чего-то дозволительно говорить так, але  везде звучит и бытовое ну! При возражении наличия чего-то нередко удаются к полонизирующему ниц (нет ничего): – Или пить у тебя деньги? – Ниц!

Слова учтивости, вежливости слишком частотные. Одно из самых распространенных между них – прошу (прошу очень, иногда – прошу господина), диапазон применения которого даже трудно очертить. Как писал Ю.Шевелев, «принесенная из Галичины выкройка прошу приобретает авторитет не столько глагольной формы, сколько наречия или, увереннее, вставного слова,  тождественного или близкого значением (хотя и кое-что отличного и семантическими нюансами, и эмоциональной расцветкой) к болтовня пожалуйста». И в самом деле, речение прошу помечает и элементарная просьба, и не вовек желаемое разрешение, и удовольствие, и неудовлетворение, и увлечение, и насмехание, и недослышка (обычно с вопросом), и тому подобное. К тому же это речение произносится с самой разнообразной интонацией.

При извинении чаще единственно употребляется выкройка прошу прощение; общепринятые болтовня простите, извиняйте в быту ограниченные. Основным словом благодарности является благодарность и исчислении усилены формы типа красиво благодарю, файно  благодарю, краснее (красненько) благодарю, сильно благодарю; эти образования могут получать эмоциональную расцветку (обнаруживать удовольствие, неудовлетворение, восторг, антипатия и под.). Распространено для востоке Украины благодарность (общее с российским, вследствие спаси Бог) малоприменимое.

Как для востоке, беспричинно и для западе близкие знакомые из разного случая (на духовный праздник, именины, цифра рождения, около встрече) желают друг другу добра, счастья, здоровья. Формулы этих пожеланий, как правило, общепринятые: Дай, Боже! Дай, Боже, счастье и здоровье! (нередко в диалектном виде – Счастье и здоровля!) и под. Частицей для обозначение повелительной формы пожелания обычно выступает най: – Най Бог защищает (погребает)! Сравните: «Най нам Бег погребает каждого хорошего мужчины...» (В.Стефаник).

На свадьбах, около видзначенни  чьих-то заслуг непременно поют Многая лета! Мелодия не вовек одинакова, называются разные собственные имена – как «героев» праздника, беспричинно и приглашенных, единственно поют радикально присутствуют.

А для Святой выпивка галичане обращаются друг к другу, используя старую обратную форму Христос сия (или си) рождае! В ответ говорят: Славимо его! или Хвалим его! Сравните, например, в современной песне Р. Кумлика:

Помолились вместе Богу – Хрестос си рождае. Хвалить его, – радостно Так видповидают.

Хорошие пожелания нередко сопровождаются фразеологизованим высказыванием потому сколько вы (мы) того достойны. Кстати, он не зафиксирован ни в 11-томному «Словнику  украинского языка», ни в «Фразеологичном словаре украинской языки» (в 2-х книгах). Очевидно, высказывание является диалектным, хоть его употребление не является территориально ограниченным. В последнее дата он, в частности, звучит в передачах телевидения, радио и тому подобное.

В целом резкие, вульгарные слова, а тем паче  замечательный «мат» в Галичине традиционно употребляются сильно редко; их нынешнее функционирование, как правило, заимствованное и, предпочтительно дабы старшего поколиння,  неприемлемое. Ведь говорить непристойное – грех, и побожни  галичане пытаются не нарушать христианские заповеди. Среди ругательных пожеланий с розгой негациею, приближенных к проклятиям, стоит вспомнить традиционно народное высказывание Най его шляк (в просторечии путь) трафить! (старая калька из немецкой). Його  употребление вышло наступать пределы диалектной среды и является проявлением многих негативных эмоций – мятеж неудовлетворения, гнева, отчаяния и тому подобное. Сравните: «Ого, уже най того вола крюк трафить, сколько го корова бьет!» (В.Стефаник); «Чтобы меня шляк трафив из такою  работой. Хотя желание же я к завтра не дожидал!» (Л.Мартович).

Формулы этикета предусматривают правдивость, порядочность вещатель. Нужно область единожды доказать, сколько казане является искренним, откровенным, не фальшивым. А потому вставные слова, частицы, возгласы как подтверждение, обнадежение является обязательным элементом вещание. Среди «словц», сколько к ним прибегают галичане, можно, например, назвать и бог выше (в значении «святая правда»). «Словарь украинского языка» в 11 томах отмечает в этом слове наслоение обветшалости, впрочем круг его употребления не удостоверяет сей стилистический показатель. Сравните в устному вещание: – Бог мой, правда! Бог мой, не вру и под.; в художественном тексте: «Правду говорите, ой, бог мой, правду» (В.Стефаник).

В диалектной среде пить типичные возгласы, сколько интимизують вещание, приближают вещатель к адресату и могут быть охарактеризованы как элементы своеобразного традиционно крестьянского этикета. Это, в частности, болтовня как мой, ади (ади), лемм и под. В сфере литературному вещание, между молодежи, интеллигенции их не употребляют. Такие возгласы являются средством индивидуализации языка персонажей художественных произведений, повернутых некогда единственно в прошедшие времена: «Мой, та же цего вновь никто не видов, с тех пор, как мир!» (В.Стефаник); «Ой мой-мой! Шо ты говоришь!» (М.Коцюбинский).

Характеризуя влияние галицких експресивив для общелитературный язык, Ю.Шевелев отмечал: «Такие словца с более или менее насыщенными эмоциональностью расцветками выходят уже далеко наступать пределы книжного языка и, следовательно, является наилучшим свидетельством того, как органически вливаются галицкие элементы к украинскому литературному языку».

В наше дата демократизации общества, культурного возрождения достояния галицкого мовленневого этикета могут случаться в приключении. Ведь в них воспроизводится исконная деяния большого массива украинства, отражается традиционно народное миропонимание. Мовленнева круг настоящего подтверждает: радикально ценное, сколько накоплено во всех регионах нашего независимого государства, является общим достоянием и может быть использовано в дальнейшем розвой родного языка.

 

Использована литература: ·        Стельмахович М. Г. Мовний приличие // Культура слова. — К., 1981. — вип. 20. ·        Современный украинский наречие / За редакторшу О.Д.Понамарева. – К., 1997.

·        Шевченко л.Ю., Ризун в.В., Лисенко ю.В. Современный украинский язык: Справочник. – К., 1996.