Лягушка в разных языках


индоевропейского *guebha находим и в других индоевропейских языках (преимущественно германских). Однако семантическая дисперсность номинантив с корнем *žab- в славянских языках (см. дополнение) не позволяет однозначно возвести их к одной архисеми. Совсем непросто семантически обосновать этимологическую единство лягушка ‘Rana’, зхпл. лягушка ‘мозоля’, схсл. лягушка ‘стенокардия’, срдпл. жабицца ‘гнуться’ п.диал. zabica ‘поперечная либо скос палка в дверях’. Возможно, дабы объяснения славянских образований с корнем жаб- стоит брать во почтение маломальски архисем.

Бесхвостые земноводные (дальше б.з.) известны из второго периода кайнозойской эры [УРЕ, V, 40]. В Европе распространены они 8 родов, 12 видов (всего в природе, соответственно, 138 и 800) [БЕ, V, 320]. Однако, не для такой древности реалии (несколько миллионов лет), номени дабы ее обозначения оригинальные и общие лишь дабы родственных языков, как довольно оригинальна (часто даже национальная) их мотивация: англ. Frog, нем. Frosch возводятся к *preu- ‘прыгать’ [Wahrig, 505; Kluge, 211; OD, 378]; англ. toad- к *tadige, *tadde [OD, 927]; псл. *zaba, лат. Bufo – к guēbh-‘слизистий, вялый, отвисший’ [ЕСУМ, II, 183; Walde гр. batracox некоторые исследователи допускают общество из лат. Botrax ‘ящерица’ [Chantraine, 170]; укр., блр., жаба, п., ч. ropucha – к *хorp-/ *korp- ‘шершавый, неравный’ [Фасмер, III, 503; ЕСУМ, III, 41]; лит. Rupeze. лтс. rupuris связываются из rupus ‘шершавый, ухабистый’ и возводятся к *uraksna ‘шиповатий, шершавый’, а дальше к гр.racix ‘позвоночник’ [Walde, II, 416]; росс. лягушка связывается из ляга и дальше сводится к семи ‘скользкий, мокрый’ [Фасмер, 11, 548; Маковский, 124].

Таким образом, основные мотивационные признаки (м.о.) номенив для обозначение б.з. в индоевропейских языках возводятся к: ‘слизистый, аморфный, вялый’; ‘неравный, шершавый’; ‘нечистоты, отребье’; ‘звукоподражание’.

Невзирая для значительное землячество видов б.з. и большую их внешнюю подобие, в языках (индоевропейские, тюркские, фино-угорськи [Севортьян, 42; УРС, 52; ВРС, 74]) последовательно противопоставляются лишь два названия: укр. лягушка - жаба; блр. Лягушка - жаба; росс. лягушка - лягушка; п. žaba – ropucha; ч. žaba - ropucha; лат. Rana - Bufo; анг. Frog - toad; нем. Frosсh - Kröte; фр. Grenouille - crapaud; исп. Rana - sapo; итал. Rana - rospo лит. Varle - rupuze; уг. Beka - varanqy; каз. Бака - курбака; тур. Kurbaga - kara kurbagasi.

Конечно, для сверхдиалектном уровне землячество слог представлен гораздо больше количеством номинантив дабы обозначения ‘Rana’ и ‘Bufo’: пор. укр. жабалуха, скока, кряка, веселока, пернатка, скрекотень, плюгавка и тому подобное ‘Rana’ и рапуха, крокуха ропавка, коропаня, коропавиця, куртавка, землячка, шкраба, скрега, скога, порохнавка, порхавка, коропка, чарапиха, пидтрамниця, короставка, порплиця, клешня, сикавка, куртавка, босорка и тому подобное ‘Bufo’ [Дзендзеливский, 243]; п. ropucha, xrostuk, xrast, xrustavo žaba parsyvo žaba, skropac, karpavo žaba [AJS, IV, 588]; purchacz, krostawa [RLTN, XXIII] ‘Bufo’. Здесь видим значительную лексическую дисперсность, разную мотивацию происхождения номенив, всетаки еще же в одной конкретной языковой системе противопоставляются два названия.

Такая диноминация бы. из., очевидно, связанная с образом жизни их и представлениями о лягушках разных народов, представленными многочисленными верованиями, мифами.

Лягушку муж видит как в воде, беспричинно и для суше. И сколько неустанно лягушки плохо переносят недостаток влаги, бобыль с тем они могут течь в летнюю спячку во влажных местах (во эра засух), а с первым дождем взлезают. Отсюда и верование, сколько лягушки приносят гуща [БЕ, V, 321].

В разных мифопоетичних системах функции лягушки как позитивные (связь из плодориддям, плодородием, возрождением), беспричинно и негативные (связь с хтоничним миром, мраком, болезнью, смертью [МНМ, П, 84; Плачинда, 174; Скуративский, 381-384; ССМ 256-257; Судник, Цивьян, 137-152; Чубинский I, 70]. Лягушка – символическое грубый нижнего царства, в то же эра и хтонична, и мудрая (о чем свидетельствуют горы фольклорных мотивов), неоднократно связанная с влагой, заклинанием дождя, однако, как и со всеми гадами, с лягушкой связывают нечистую силу. Сквозь призму таких верований, наверно, и дозволено объяснить двоназивання б.з. в большинстве языков. Причем следует отметить, сколько изза одним из номенив, как правило, закрепляется мочь развития негативной экспрессии; другое же, преимущественно, стилистически нейтральное: укр. лягушка – предпочтительно нейтральное; жаба – исключительно негативное (ею пугают детей, именно она забирает молоко у коровы и тому подобное); росс. лягушка – нейтральное (даже быстрее позитивное); лягушка – исключительно негативное ‘злая баба’, ‘назола’, разные заболевания. Баба, сколько лягушка. Бил дед бабу, грозясь для лягушку [Даль]; англ. frod – преимущественно, нейтральное; toad - всегда негативное (а big toad in а little pudle ‘местный поводырь, глава, туз’; eat smb’s крыться подлизой’ [Кунин, 767]; toad-eating ‘пресмыкательство, низькопоклонство’; toadstool ‘поганка’ [АУС, ІІ, 531]; нем. Frosch – нейтральное; Kröte – негативное (giftige Kröte ‘ведьма злюка’, krötig ‘нахальный’ [Москальская, I” 752]. Кстати, известна российская выдумка “Царевна лягушка” для неустанно языки переводится именно стилистически нейтральным номеном. Немыслимый перевод в укр. “Царевна жаба” либо в нем. “Zarenkröte”.

Именно негативная семантика одной из названий б.з., сколько базируется для мифологических представлениях о лягушке, и дала закон дабы номинации разных заболеваний в славянских языках [см. 2, 3, 4, 46, 47, 48, 49, 60, 63, 68, 74, 75, 79, 80, 85-88]*. Чаще исключительно в диалектах Восточной Славии и Польше лягушкой называют стенокардию и ангину, а также разнообразные воспаления горла, зива у людей и скота. Мотивировать возникновение названий первых двух болезней дозволено существующими верованиями и переводами о некоторых заболеваниях у славян. Так дання для Полесье довольно неоднократно грызть следствием проникновения в организм, именно в место грудной клетки, гада: лягушки либо гадюки. Слабым местом этого предположения является то, сколько нигде для Полесье дання не номинируют лягушкой. В конечном итоге, почему другие заболевания (боль в животе, председателе) не называют лягушкой. Возможно, значение здесь в болевых ощущениях: около стенокардии – вкус давления в груди “лягушка давит”; около ангине и разных воспалениях – вкус ожога. То грызть имеем спиввиднесенисть начинать ‘лягушка’ - ‘жать, гнуть’ та ‘лягушка’ - ‘гореть’.

Подобные семантические перенесения замечены и в других языках и языковых группах: да. tosca ‘Rana, Bufo’ и двн. zuscan ‘жечь’ ; лат. rana и arere ‘гореть’; да. неустанно ‘Rana’ и rot aukan да. eacian лит. аugu ‘расти, возрастать ’

Подтверждениям таких межъязыковых перенесений может священнодействовать единство семантического поля номена лягушка в разных языках (не исключительно индоевропейских).

Межъязыковые семантико-типологични параллели номена лягушка *Тут и в дальнейшем дабы иллюстрации указывается порядковый раздел семеми, приведенной в дополнении.

Язык англ нем.

фр.

лат.

гр.

укр.

блр.

росс.

пол.

блг.

тур.

узб.

якут.

Семема болезнь горла хрипота стенокардия воспаление у скота х воспаление у скота соединительная подробность в плузи ямка в жернове задвижка в дверях подкова в обуви стрелка для копыте х х крючок, петля аксельбант крестовина (техн.) морской черт углубление для поверхности болезненный нарост колпачок для осе (техн.)

Сводка псл *zaba к *guēbha ‘аморфная, влажная, слизистая масса’ для фонетическом и семантическом уровнях обосновано. Взвесив для развитие семантической структуры индоевропейских (и не только) номенив, связанных с названием бы. из., обоснованной кажется и семантическая дисперсность в ряде языков (см. табл.). У етимологиях лексем, которые манифестировали бы. из. в разных языках, прослеживается тенденция: архисема (‘слизистый, вялый, отвисший’, ‘прыгать’, ‘нечистоты, мусор’, ‘звукоподражание’) > ‘Rana’, свойственная нескольким языкам (как правило, родственным) и после нее неустанно последующее семантическое развитие. То есть, семема ‘Rana’ является первичной сообразно отношении заранее остальных: ‘болезнь’, ‘техническое устройство’, ‘сорняк’, ‘кривизна’ и тому подобное.

Относительно псл. *žaba, то здесь вероятно другое развитие. В праформах четырех *guēbh-, из которого и выводится псл. *žaba. В материалах словаря В.М.Иллича-свитича не фиксируются праформи с корневыми g(p), b(k) с семантикой ‘влажность, аморфность’. Можно допустить, сколько *gebh-, какое дало живот номенам для обозначение Rana в славянских и ряду диалектов германских языков, - позднее праиндоевропейске образование.

Вместе с тем в и.-є. прамови четко выделяется дериват с семантикой ‘сгибаться, кривой’, которые возводятся к *gheub-, сколько и могло привести, для фономорфологичну близости *guēbh- всетаки *gheub-, к омонимии уже для праславянской языковой почве (пор. лит. źabankai ‘ловушка’ źabas ‘хворост’, балт. Gabas ‘крюк, вешалка’ [Лаучюте, 66, 45, 102].

Учитывая вышеприведенный материал, возможно, не стоит искать типологические параллели и склеивать с лягушкой блр. жабиць ‘перегибать’ сообразно образцу лат. angina

Проще и очевиднее понять, сколько если граб жабицца‘ гнется’, то это и грызть первичная семантика этого вербатива, которая возводится к и. –е. *gheub- ‘сгибаться, кривой’. Отсюда не будет лишенным рации и предположения, сколько зхпл. лягушка ‘мозоля’ тоже таит архаичную семантику, ведь приход мозоля предопределено тиснением

ДОПОЛНЕНИЕ

Славянские образования после *žab- Žaba ‘Rana’ деревня ареал; д-р.жаба ‘болезнь ротовой полости’ [СР-Я, В, 68]; укр.’жаба ‘мозоль’ [КСПГ]; ‘болезнь крупного рогатого скота, в результате которого присыхает кожа к хребта5 [КСПГ]; ’лягушка ‘юркоподибна деревянная палочка, закрепленная для шнурках, для которых висит нит либо крышка’ [Никончук “Материалы, 252]; ‘колодка с вырезом’ (углублением) дабы каточка [Гринченко, И, 469]; ‘колпачок для конце оси’ [Онишкевич, И, 247]; ‘стрелка для конском копыте’ [Ibidem]; ‘металлический штырь, сколько вставляют в ось, дабы не спадало колесо’ [Никончук, 68]; ‘регулятор в плузи, сколько служит дабы поднятия либо опускания лемиша’ [Гринченко, П, 469]; ‘палочка в одноименной игре’ [Ibidem]; ‘ракета’ [Ibidem]; ’лягушатник ‘лютик едок’ [Дерг, 334]; ‘частуха подорожник’ [Дерг, 194]; ‘лапчатка серебриста’ [Дерг, 320]; ‘лютик ядовит’ [Дерг, 335]; ’жаблир ‘лапчатка гусиная’ [Дерг, 328]; лягушачий лук ‘сусак зонтичный’ [Дерг, 216]; лягушачья конопля ‘гадюшник в’язолистий’ [Дерг, 263]; лягушачьи вогирочки ‘бобивник трехлистный’ [Дерг, 304]; жабин возникновение ‘колокольчики сибирские’ [Дерг, 221]; жабий ‘хвощ полевой’ [Дерг, 256]; лягушки ‘ленок обычен’ [Дерг, 294]; жабрей ‘шалфей кольчат’ [Дерг, 347]; лягушек яче молоко ‘молочай кипарисовидний’ [Дерг, 260]; жабинець ‘лютик едок’ [Дерг, 334]; блр. лягушка ‘неравное губерния для лезвии косы’ [Мм4970, 48]; ‘ошибка во эра ткачества, недобий нити’ [ДСБ, 63]; ‘деталь в плузи дабы присоединения полки и ручек’ [Шаталава, 54]; лягушка ‘колодка с дырой для верхнем камне жерновов’ [Шаталава, 54]; ‘железная набивная подкова дабы обуви’ [ЖНС, 126]; ‘металлическая скобка’ [ТС, П, 55]; ‘ устройство, для котором подвешивается нит’ [ТС, П, 55]; ‘древко в сковороде’ [ДСБ, 63]; жаб’ки ‘картофель в лушпайках’ [ДСБ, 63]; жа’бяк ‘вид щучки’ [СБГ, ІІ, 128]; жабови’ки ‘неистивни грибы’ [ТС, ІІ, 55]; ’жабрей ‘перекати-поле’ [СДГ, И, 147]; ‘чебрец’ [СДГ, 1,147]; жабтиться ‘жадничать’ [Маковский, 78]; ’жабицца ‘морщиться’ [Расторгуев, 98]; ’жабиться ‘корчиться после жары’ [СРНГ, IX, 50]; жа’бать ‘есть, жрать’ [СРНГ, IX, 49]; жа’бище ‘неопределенная болезнь в заказываниях’ [СРНГ, ИХ, 49]; ’лягушиная ‘выбоина, яма’ [СРНГ, IX, 50]; ’жаблина ‘неравное губерния организм для осе, которое держит колесо, дабы оно не спадало [БД 245]; ’лягушкам ‘брать, хватать’ [БД 245]; схр. žaba ‘малыш сома’ [Mihajlovic, 100]; ческ žabak ‘лужа’ [Маковский, 78]; žabnik ‘водяной лютик ’[Шамота, 18]; п. žaba ‘боль в желудке’ [S, VI, 262]; ‘струп, знак после раны’ [Иbidem]; ‘трухлявый сук в древесине’ [Иbidem]; žabä ‘обувь с деревянной подошвой’ [Иbidem]; ‘сохлые сопли’ [Иbidem]; žaba ‘болезнь скота’[Fed, 412]; ‘катаракта’ [S, VI, 262]; ‘болезнь у коровы для глазах’ [РМGR]; ‘улитка’ [Мрkj, Ш, 175]; ‘выемка в нижнем жерновом камне’ [Аqм, V, 223]; ‘вид искусственного огня (типа бенгальского)’ [Ркj, XVI]; ‘болезнь для языке’ [Vislа, IV, 870]; ‘болезнь желудка у коров’ [PMGR]; ‘болезнь плесневица’ [PMGR]; ‘болезнь горла’ [Zb., Ш, 46]; ‘нехватка в полотне’ [PMGR]; ‘насадка, колпачок для лампе’[PMGR]; ‘часть косы около пяты’ [PMGR]; ‘часть древесины, в которой вращается воротний бегун’ [Маz., III, 42]; ‘мягкое губерния для средней части копыта коня’ [PMGR]; ‘неистивний гриб Соrpinus аtrameatariua [PMGR]; žabica ‘поперечная либо скос палка в дверях’ [Pobt, 119]; ‘кругленькие мелкие камешки в дворянин ’ [Visla, VIII, 217]; ‘вид влажной скалы’ [PMGR]; žabka ‘железное организм для конце дышла, которое держит ошейник’ [Pobt, 119]; ‘часть рубашки, которая соединяет воротник с бережками’ [PMGR]; ‘железные штабки, которыми крепятся к дверям деревянные замки’ [Рf, В]; исследования.- 1981.-М., 1982.

ТС - Тураўски слоўник. Тт. 1-4. -минск, 1982-1985.

УРЕ - Украинская советская энциклопедия. В 17–ти томах.- К.

УРС - Узбекско-русский словарь. - М., - К., 1959.

Чубинский - Чубинский п.П. Мудрость возрастов. В 2-х томах. – К., 1995.

Шамота - Шамота. Названия растений в украинском языке. – К., 1985.

Шаталава - Шаталава Л.Ф.Беларускае Warszawa - Krakòw 1972, 1974.

Brückner - Brückner . Słownik etymologiсzne języka polskiego. - Warszawa, 1957.

Boisacq - Boisacq E. Dictionnaire etymologique de la греческий прямоугольный Орнамент Lanque. - Кастрюли, 1923.

Chantraine - Chantraine P. Dictionnaire etymologique de la греческий прямоугольный Орнамент Lanque. – K. Париж.

Gammilscheg - Gammilscheg E. Etymologisches Wörterbuch der Франз&оумл;zischen Спрацхе. – Хеиделберг. 1969.

Фед. - Мицхаł Федеровски. Народ околиц Żarek, Сиевиерза и Пилици его звицзайę, спос&ограvе;b życiа, обрзędy и вłaśziwośсi языки. И П. Варшава, 1888, 1889.

Клуге - Клуге Ф. Етимологисцхе В&оумл;rterbuch дер деутсцхер Спрацхе. –берлин-нев – Иорк, 1975.

Мацхек - Мацхек V. Етимологицк&иацуте; slovnik jazyka českého. Praha, 1968.

Maz. - Oskar Kolberg. Mazowsze. Obraz etnografиczny. I – V. Krakòw, 1885 – 90.

MPKJ, III - Kaziemiez Nitsch. Dialekty polskie Prus Zachodnich. 1907.

Michajlovic - Michajlovic V., Vukovic G. Srpskohrvatska leksika ribarstva. – Novi Sad, 1977.

OD - Oxford Dictionaиy of English Etymologie. – Oxford, 1985.

PKJ, XVI - Адам Томасзевски. Диалект łopienna и околицы в п&ограvе;łnochej. Виелкополсзе 1930.

ПМГР - Польское материаły диалектное рękopiśmienne поцходзą из картотеки Сłownika грохот польских знайдуйącej сиę в празовни Польской Диалектологии Института Йęzyka Польского в Кракове.

Побł. - Густав Побłocki. Сłownik касзубски с дополнением идиотизм&ограvе;w цхеłmińskiech и коциевскицх. Цхеłmno 1887.

ПФ, V - Филологические Работы. Варшава после 1885. Хиеронйм Лопаниński. Прицзинкие к ноvего сłownika йęzyka польского 1899.

ПИПАН - Празе йęzykoznawcze Польской Академии Наук Вроцław после 1954. Миецзисław Сзимцзак. Сłownik диалекты Доманиевка в. вы скажете лęczyckim, цз. VИИИ З-Ż. 1973.

С - Сенбернар Сицхта. Сłownik касзубскицх диалектов для фоне культуры лудоvей. VИ, У- Ż 1973.

Вахриг - Вахриг. Деутсцхес В&оумл;rterbuch. – Г&уумл;terslon-München, 1986 – 1991.

Валде - Валде Или Летеинисцхес етимологисцхес В&оумл;rterbuch. - Хеиделберг, 1938.

Висła, VИИИ - Миесиęcznik географическо-этнографический. И-XX.

Варшава после 1885. Вładisław Матлаковски При миędleniu льна для Подхалу 1894.

Зб. X, XИ - Станисław Циецзевски. Народ ролницзо-г&ограvе;rniczy с оцолиц Сławkowa в. вы скажете олкуским. 1886, 1887.