Украинский наречие в диаспоре, канадский и российский варианты


Язык принадлежит к беспричинно называемым вторичным си­стем. Она существует не сама согласно себе, а в человеческом обществе, производным сквозь которого она есть. В то же эпоха наречие — наедине из факторов самоорганизации суспиль­ства и особенный знак таких сообществ, педантичный род, племя, народность, нация.

Язык существует в сознании членов общества, реализуется в процессах вещание и "консервуеть­ся" в результатах этому вещание (в сказанном, написанном). Поэтому грядущее языка зависит сквозь кож­ного из вещатели.

С материальной точки зрения в языке, который реализу­еться в вещание, недостает ничего, выключая звуков, которые комбинируются в слова, внушение и тому подобное. За этими комбинациями окриваеться великий безмолвие зна­чень — фонетических, лексических, грамматических, сти­листичних. Именно в них отображены знания наро­ду— носителя языка — о мире, его структуре, отношении людей к нему. "Язык народа — это его дух, и дух народа — это его язык" (В. дворянин Гумбольдт). В ней аккумулируется духовная смелость на­роду. Она является главным признаком и символом нации.

Через наречие мы познаем мир. Наивно считать, который отдельный из нас воспринимает безмолвие непосредственно, "та­ким, педантичный он есть".

Язык — лекарство самопознание народа, фасон ис­нування надстройки во всех ее проявлениях. "Язык — дом духа" (М.Гайдеггер).

Язык — важнейшее лекарство общения людей, то есть лекарство выражения и передавания ду­мок, чувств, волеизъявлений. В этой роли человеческий наречие имеет общий характер: ею будничный пе­редати неустанно то, которое выражается, например, мимикой, жестами, морским сводом или дорож­ними знаками, тогда педантичный ни наедине из этих средств спил­кування не может биться в выражении из мо­вой.

Из индоевропейской прамови, которая распалась не позже 2,5 -3 тысяч лет перед н.э., из ее северо-восточной диалектной группы, к которой входили также ди­алекти будущих балтийских, германских, индий­ских и иранских языков, выделилась славянская прамова. Она просуществовала свыше 2,5 тысяч лет и начала распадаться где-то близко третьего сто­лиття н.э. Этот действие завершился в основном в шестом веке.

Большинство гипотез относительно прародины слов’­ян локализуют ее весь или частично для территории современной Украины, а затем географические ориентиры пере­важно берутся Днепр, Днестр и Карпаты.

За сведениями, зафиксированными в достопримечательностях письменности, бесчиние восточных славян "началась в VI веке для самом корнаю, в самом углу нашей равнины, для северо-восточных склонах и предгорьях Карпат" (В.Ключевский), где образовался вийско­вий скрепа славян, возглавляемый дулибским князем. Подобные формы политической организации общества были свойственны и другим племенам. По мнению же М. Грушевского: "За порог исто­ричних времен для украинского народа дозволено принять IV отношение нашей эры, если мы имеем уже весть которые дозволено приложить предумышленно к нему. До этого времени мы можем говорить о нем, педантичный о части славянской группы племен...".

Понятно, который закон формирования языка збига­еться с началом формирования народа.

В результате миграционного взаимодействия людности дулибского и других племенных объединений, а возможно, около определенном участии и неславянских племенах, сфор­мувався этнос, который в начале IX отношение ство­рив государство, известное перед названием Киевская Русь.

Важнейшие фонетические, грамматические и лек­сични особенности украинского языка начали зарод­жуватися и развертываться вдобавок из XII в..; в ХИУ-ХУИ ст. в своей фонетической системе, грамматическом строе и словарном составе она уже сформировалась педантичный отдельный восточнославянский наречие — наречие украинсь­кой нации, украинский национальный язык. Однако немало авторитетных ученых (Ф. Миклошич, А. Шляйхер, О. Бодянский, П. Житецкий, О. Потебня впрочем др.) считали, который украинский наречие возник гораздо прежде XIV отношение и берет особенный по­чаток из общеславянского языка. Академик А.Кримский писал, который украинский наречие уже в XI веке существовала "как весь рельефная, лучший оз­начена, пластичный индивидуальная единица".

Из признания етномовной непрерывности для тери­тории Киевщины сквозь времени полян перед наших дней (Л.Булаховский) логично выплывает утверждение, который в будущей Украине говорили будущим ук­раинской языком. Что же касается письменности, то неустанно ее достопримечательности созданы "украинизированной старо-слов’янщиной" (А.Кримский).

Эта украинизованисть коегде настолько заметная, который М.Драгоманов вынужден был неустанно основания сказать: "Сло­во" — первая украинская дума, а плач Ярославни— песнь украинки". А.Павловский согласно поводу другой славной достопримечательности письменности заметил: "Читаю­чи историю летописца Российского преподобного Нестора, я во многих местах чувствовал, который надо аппетит лучший наречие малороссиян".

Языковая положение в Киевской Руси, педантичный и во всей тогдашней Европе, характеризовалась роздвоени­стю. Образованы слои населения пользовались латиномовний Западной Европе, и проникновению к книжному языку слов и других еле­ментив разговорного языка, то есть "украинизации старослов’янщини".

Кое-что упрощая проблему, дозволено конста­тувати, который нынешний литературный наречие украинцев генетически связан с разговорным (живой, народ­ной) языком Киевской Руси, а литературный наречие ро­сиян — с письменным языком Киевской Руси, то есть перенесенной из Болгарии и "давнерусификованой" (украинизированной) в Киеве церковнословянским языком.

На протяжении возрастов язык, который в настоящее эпоха называют ук­раинской, имел названия с корнем рус-: руска, ру­синска, малороссийская. Поскольку сей причина есть и в названии языка нашего северо-восточного соседа (рус-ский язык), который занимал господствующее отношение в царской России и занимал место "старшего брата" в СССР (название языка вдобавок одного схиднослав’янского брата — белорусская — мало если бралась к вниманию;вона тоже считалась одним из нарич "русского", а затем "триединого русского" народа), то висува­лось согласие о существовании "Общерусского язьпса", нариччям которого будто-то есть "малороссийская мо­ва".

"Русь" — это самоназва коренного народа се­редневичной Киевского государства, а также имя са­мой этого государства. Это вокабула и его производные: "русь­кий", "русин", "русинский", "руснак" впрочем др. — для западных окраинах расселения украинского ет­носу сохранились перед наших дней.

Галичина массово перешла для сроки из коре­нем украин- в конце XIX — в начале XX века (решающим толчком стало празднование сто­риччя "Энеиды" И. Котляревского). Делалось это сознательно — для единства украинского народа, искусственно расчленяющего между двумя империями: Ро­сийской и Австро-венгерской.

Впоследствии (в письменных достопримечательностях сквозь 1187 возраст относительно части Надднепрянщины Руси и сквозь 1189 возраст относительно Галичины) появляется вокабула "Ук­раина". В передвижение веков болтовня Русь и Украина вжи­валась педантичный синонимы. Да, и Хмельницкий, и пись­менники его эпохи использовали параллельно болтовня Україна-Русь-Росия; український-руський-росийський. Следовательно, нынешний украинский литературный наречие сложился про­тягом многих веков. Она возникла педантичный отдельный само­стийна наречие со свойственными ей оригинальными и глубоко самостоятельными чертами лишь для определенной степени развития славянских народов.

Новый остановка развития украинского литературного языка начинается со времени выхода из печати «Энеиды» Котлярев­ского (в 1798 г.).

Нормальному развитию украинских литературных мо­ви долгое эпоха препятствовали притеснения и запрещения росий­ского царизма. Негативно отразилось для ее розвитко­ви также деление украинских земель между разными государствами. Вплоть перед Большой Октябрьской социалистической ре­волюции, например, украинский наречие не имел даже еди­ного правописания. Между орфографией, употребимой в восточной и западной части Украины, существовали значительные разногласия. Но, невзирая для неустанно препятствия, украинский наречие жил в устах народа, в песнях и думах, рассказах и сказках, передавалась сквозь поколения к поколению.

С конца XVIII и первой половины XIX века загаль­нонародни нормы нового украинского литературного языка по­чинають закриплятися в литературе, а именно: в произведениях И. П. Котляревского, Есть. П. Гребенки, Л. И. Боровиков-ского и Грамм. Ф. Цветки-Основ’яненко. Т. Г. Шевченко поднес украинский наречие для степень самых развитых языков мира. Во будущий половине XIX и началу XX века ук­раинска литературный наречие обогащается и развивается в творчестве таких величайших прогрессивных писателей, педантичный Марко Вовчек, И. С. Нечуй-левицкий, Панас Мир­ний, И. К. Тобилевич, М. П. Старицкий, И.Я.Франко, П.А.Грабовский, Леся Украинка, М. М. Коцюбинский, В. С.Сте-фаник впрочем др., вторая жена ХХ ст. - О.Вишня, П.Тичина, М.Рильский, Д.Павличко, Р.Иваничук, В.Стус.

21 февраля 2000 года. ЮНЕСКО объявило в этом году днем родного языка. Казалось бы: почему удивляться, который вынужден поражать. Очень красиво, вовсю одобрительно. Да, одобрительно. Могут праздновать этом англичанине, немке, французы, испанцы и вдобавок единовременно в сей ненастье возноситься своими языками. Потому который их языки уже неотделимые сквозь них самих, потому который им даже трудно представить, который пришлось аппетит сквозь чего-то или сквозь кого-то оправдываться особенный язык.

А который же мы? Украинцы и украинский наречие – это будто два миры разносуществующих и лишь в некоторых точках касательные. И грустно становится, и досадно, который в сей ненастье должны ходить в “народ”, опять же действительно наречие – украинский - и изображать ему, который же заметный выше язык, педантичный надо она каждому лучший какую давнюю историю имеет и, в то же время, - какую трагическую.

Народ – то особенная ценность, которую формируют не лишь границы, экономика, материально – технические достижения, впрочем и язык. В началах сотвориння мира было СЛОВО. В началах сотвориння нации тоже стоит замечаться СЛОВО.

Украинцы – это нация, который ее возрастами вытесняли из жизни сквозь физического уничтожения, духовного порабощения, генетических мутаций целеустремленного перемещения народов для ее теретории, в результате чего состоялась амнезия исторической памяти и качественные потери самого национального генотипа. Образ ее искажался возрастами, и большое чудо, который эта нация для ныне вдобавок есть, она давно уже могла аппетит нивелироваться и исчезнуть.

В конце концов мы дождались завершения длительной украинской неволи. Когда же с грохотом упал придирчивый занавес оказалось, который согласно ту сторону завесы нас нет. Украину немногие знают, ее неустанно вдобавок путают с Россией, ее проблемы для мира неактуальны, затем ней тянется шлейф исторических предубеждений, не опровергнутых нами и перед сих пор. Оказалось, который почти нигде в университетах мира недостает украинских кафедр, неустанно воспринимается сквозь призму русистики, который в диаспоре молодежь украинского происхождения защищает докторати из российской литературы, потому который или хватит владеть проблемы с трудоустройством, который украинские научные и культурные институции изолированы и не имеют стабильных контактов со гораздо более престижными институциями других диаспор. Что заповедь к украинцам педантичный к нации вовсю специфическое, им нередко и перед сих пор инкриминируется то национализм, то сепаратизм.

Что должна была враз исполнять Украина? В первую очередь – объективно оценить ситуацию. Разработать свою гуманитарную политику, ее стратегию и приоритеты. Зафиксировать себя в сознании человечества парадоксом молодого государства с тысячелетней культурой, которая была перед сих пор заблокирована сквозь исторические причины. Быть открытием для мира.

Вместо этого у нас пошли согласно инерции. Приняли добродушно остроумную формулу Л.Кравчука “Имеем то, который имеем”, и не сделали решительную попытку изменить ситуацию. Более того, вдобавок и углубили ее затем последние годы.

Даже затем нескольких лет независимости языковая положение в Украине вызывает тревогу. Украинский наречие слабо защищен Конституцией и уже давно (с 1989 года) существующим Законом о языках, который предумышленно игнорируется. Государственные факторы не способны обеспечить выполнения “Государственной программы развития украинского языка и других национальных языков для период перед 2000 года”, педантичный оказывается, декларативной, или произвести достойную нашего народа языковую стратегию. А постоянное манипулирование призывами о “Насильственную украинизацию”, которой в действительности недостает ни следу, стремление, наипаче в избирательных компаниях, добиться официального (государственного) статуса русского языка. Следовательно, кому-то годный с сквозь языкового вопроса, который находится для поверхности понимания большинства населения, углубить несогласие в нашем обществе, добиться заострения междунациональных отношений.

Колониальный наречие господствует в стенах высоких и более низких правительственных учреждений. А уже позором является то, который Президент Украины во встречах для наивысшем уровне пользуется не языком государственным. Поэтому не удивительно, который представители посольств в Украине тоже необязательным имеют ведение украинского языка, и в средствах массовой информации пользуются языком неукраинским.

Не добавляет Украине престижа и наречие ее граждан. Как известно, давние греки тех, который плохо говорил по-гречески, считали варварами. В этом смысле у нас братство почти всплошь варварское. Ни настоящего украинского языка, ни российского. То которой же будущий государственной хотят беспричинно называемые “русскоязычные”? Известно ли им, который их “вторую государственную” в западных научных изданиях уже официально называют суржиком?

Явление требует срока, и оно его получило.

Слово “суржик” давно известно в Украине, в первую очередь в млинарстви. Суржиком называли мешанину зерна, а также муку из такого зерна, и это было не первосортное единица и низкого качества мука.

Сегодня вокабула “суржик” начали применять и в широком понимании – педантичный назову здеградованого убогого духовного мира человека, его оторванности сквозь родного, педантичный назову для мешанины остатков давнего, родительского с тем чужим, который нивелирует личность.

Общепризнанно, который применять смесью из двух языков – это одно из самых тревожных явлений общепедагогического характера. Изуродованный наречие отупляет человека, возводит ее мышление к примитива. Ведь наречие выражает не лишь мысль. Слово стимулирует сознание, подчиняет ее себе, формирует. Суржик в Украине является опасным, потому который угрожает изменить язык, который формировался для протяжении возрастов. Язык, велечезне множество и мелодичность которой достали общее признание 1943 возраст в Париже для всемирном конкурсе красоты языков, где украинская заняла третье место (на первом – французская, для втором – персидская).

То педантичный должны говорить выше суржик? Не педантичный нашу вину а педантичный нашу органическую слабость, болезнь, которую надо лечить. Язык – это также лицо народа, оно тяжело обезображено.

В такой ситуации государство стоит владеть глубоко продуманную гуманитарную политику, делать механизмы эффективного влияния, координировать старание своих ученых и художников.

У нас есть прекрасные ученые, специалисты согласно разным отраслям знаний, впрочем почему-то прислушиваются не к ним. Зато непрестанно мигают фальшивые звезды шоу-бизнеса или политики всех мастей и калибров, которые выстреливают в массы сомнительные лозунги и сентенции типа : “так исторически сложилось”, “второй государственный язык” и т.п.

Чего стоят, например, постоянные заклинания культуры экономикой – мол, возродим экономику, тогда и начнется духовное возрождение. И расцвел культуры, и литературы, и искусства. Так отроду не было, потому который экономику разваливают одни, а культуру создают другие.

Кощунство говорить о том, который духовная отношение зависит сквозь экономики и благосостояния, если перед глазами судьбы замученных, преследуемых, репрессированных украинских писателей. Почему-то в историческое бессмертие вошли именно они, а не те, которые процветали около всех режимах.

Но почему же индивид не наносят себе хлопот подумать о причинах культурного упадка, почему же опять и опять дают обмануть себя. Это дозволено было аппетит назвать адаптированным умом – то есть таким, который уже поблек, наловчился, потерял свою энергетику. Действительно, дается взнаки растраченное духовное имущество и изуродовано мысль человека в порабощенной нации. И освобождение из рабства не может замечаться заменено внешним освобождением.

Государство – это система, которая хранит себя. И если мы государство, а следовательно, система, то почему же мы позволяем ее разваливать? Конец двадцатого века, закон тысячелетия – нации, который и перед сих пор не сбылись, нации слабы и нестабильны, перспективы не имеют. В настоящее эпоха в выходка входят вовсе другие механизмы. Они жестоки. Слабые народы будут перемолоты в этой мельнице. Наши проблемы никого не интересуют, и не надо думать, который они у нас такие уникальные. Мы наилучшие, а нам хуже лишь – в истории сей правило не годится. Перуанский газетчик Марио Вергас Льйоса писал вдобавок мириады лет тому назад, который может произойти так, который самую “тяжелую борьбу мы, латиноамериканци, будем вызывать сами с собой. Нас обременяют века господства нетерпимости, абсолютных истин и деспотических правительств, и рождать сей бремя хватит нелегко”. Как будто о нас.

Мы уже взрослые люди, молодой и энергичные, и вовсе капля времени осталось к тому моменту, если пойдем в самостоятельную жизнь. И непременно задумаемся над тем, педантичный исполнять эту отношение достойной и обеспеченной. По этому поводу Д.Карнеги писал, который о человеке судят из 4 вещей : как она выглядит; что она делает; как она говорит; что она говорит.

Следовательно, для 50% заповедь к человеку в мире зависит сквозь ее языка. Дежурный раз, затем бесчисленных жертв и потерь, поднимается с коленей наречие Руси-Украины. Физически почетвертований, для треть яничаризований, на­половину манкуртизований, поголовное зневаже­ний — он вздымается для абсолютный рост, воеже "в на­родив вольном кругу" еще объявить для место мир: "Еще не умерла Украина!" "Еще не умерла и не умрет!"

Потому который живет выше язык. Следовательно, беспокойный выше дух, жи­ва наша песня, наша история, наше концерт и однисть.

Живет выше наречие — и с нами наши князья и геть­мани, наши писатели и ученые, наши державники и вооруженные защитники.

Живет выше наречие — и с нами 15-миллионная диас­пора.

Живет выше наречие — и выше визг звучит во все­ленскому хоре народов.

Потому который выше наречие — это наша религия, наше государство, наше прошлое, наша надежда, наше будущее. Потому который выше наречие — это мы, украинцы, — хороший, чес­ний, деятельный народ, который тысячелетиями живет для берегах Днепра и Днестра, там, где была отечество индоевропейских народов, где сформировался разряд би­лой человека.

Потому который выше наречие — это наша песня, а народ, который имеет такую песню, не способен исполнять неспровоцированное зло другим народам.

Поэтому, не лишь клянемся в любви к сродник мо­ви, не лишь плачем над ее судьбой, а работаем для нее, изучаем, углубляемся в ее причина и историю, распространяем, пропагандируем ее.