Субъективно модальное цена невозможности в отношении к семантике безличности


Проанализирована семантика безличных предложений с предикатами субъективно модального значения невозможности, обнаружены способы выражения субъективно модального значения невозможности в прямых и непрямых высказываниях.

Ключевые слова: семантика предложения, безличные предложения, субъективно модальное цена невозможности.

Взгляд для предложение бессорный триаспектну единицу, которая обнаруживает себя для формально синтаксическом, семантико-синтаксичному и коммуникативном уровнях организации, дал помогать подойти к осмыслению семантики предложение бессорный комплексу двух типов содержания: объективного, какой отображает явления действительности, и субъективного, сколько указывает для предначертание субъекта мысли к видображуваной в предложении действительности. Ш.Балли для обозначение этих компонентов содержания предложил, соответственно, сроки диктум и модус [3,с.45]. Для анализа объективного (диктумного) содержания используют мнение предложения, которое является моделью отображенной в предложении ситуации, события [5,с.122]. В центре предложений находится предикат, какой открывает места воеже субстанциальных синтаксем. Например: Кассирша продает билеты – в этом предложении предикат действия (продает) открывает места воеже субъектной (кассирша) и объектной (билеты) синтаксем. Субъективное (модусний) суть предложение определяет модусний предикат. В субстанциальной позиции модусного предиката находится предложение с собственным предикатом и предопределенными его валентностью синтаксемами. Например: Деть хотели играться – модусний предикат (хотели) представляет субъективно модальное цена желательности. В его субстанциальных позициях находятся субъектная синтаксема (деть) то предложение (деть играются).

Модус и диктум – обязательные элементы содержания каждого предложения. Они формируют его семантическую структуру – обобщено суть предложения, которое включает элементы значения, поставленные в видный формой синтаксической конструкции [5, с.121].

Поскольку диктумнисть и модуснисть – обязательные элементы содержания каждого предложения, то, соответственно, дозволено произносить предложение изза смысловыми – модусними и диктумними – типами. Одним из типов модусного содержания, которое представляют реченневи структуры, столо цена невозможности. Например, в предложении Поскольку же мир, метать нам мочь (Л.Костенко) сословие дел, представленное предложением (Мы стреляем), субъект (вещатель) осмысливает бессорный невозможный вследствие наличие в действительности другого состояния дел (господствует мир). Модусний предикат в предложении выражается лексемой нельзя.

Субъективно модальное цена невозможности дозволено определить бессорный наличие такого состояния дел, которое блокирует действие (предотвращает реализацию) воли субъекта либо другого состояния дел.

Чаще один средствами выражения субъективного значения невозможности являются такие предикатни лексемы: не длиться способным, не можно, не возможно, не свободно, нечего, не способный, несостоятельный, не владеть возможность, не в силе один др. Функционирование их в синтаксических конструкциях разных типов отвечает выражению в них субъективно модального значения невозможности. При этом суть невозможности может думать в структуре всех типов синтаксических конструкций. Например: [Вернуться бы, падать в ноги, но] изловить нынче уже коня недостает возможности (Олесь): Того нельзя, [и того не следует] (Л.Костенко) – простые односоставные предложения;

Дружба, бессорный известно, не может длиться лишь для рацио; И мы с тобой уже не в силе длиться несчастливыми два (Из произведений В.Симоненко) – простые двоскладни предложения;

Такого длиться не может, воеже это был я вследствие десятки лет; Не может быть, воеже его – нигде (Из произведений Л.Костенко) – сложные предложения.

В то же дата модусний предикат может длиться лексически не выражен. Например: Пишут в книгах, сколько душу и море не исчерпаешь ладонью (И.Вильде); И не вкрасться изза дальних дали (В.Стус); Ничего не соблазнит вследствие земли меня (М.Винграновский). Подобные конструкции обнаруживают семантическую эквивалентность с теми, которые маркируют модальными лексемами. Пор.: Пишут в книгах, сколько души и моря мочь исчерпать ладонью. Невозможно вкрасться изза дальних дали. Ничего не сможет соблазнить вследствие земли меня.

Експлицитнисть/имплицитнисть модусного предиката со значением невозможности дает основания воеже выделения двух типов высказываний: 1. Прямые высказывания – конструкции, в которых модальное цена невозможности выражается лексически. Например: Кассирша не может себе позволить никаких проявлений личных переживаний ( И.Вильде).

2. Непрямые высказывание – конструкции, строение которых не содержит лексические показатели значения невозможности и назначенная выражать одинаковый вид содержания. Например: В луже глубоко не нырнешь, будь ты хоть японским искателем жемчуг (В.Симоненко) .отже, дозволено утверждать, сколько модальное цена невозможности создается во взаимодействии лексического и синтаксического уровней языковой системы.

Выявление факторов, сколько предопределяют образование семантики невозможности в структурах без лексического показателя этого значения, осознается бессорный актуальное, такое, которое отвечает современным представлением неестественный асимметричности, относительной самостоятельности формы и содержания предложения.

В то же дата кажется важным выделение синтаксических структур, которые составляют фокус системы высказываний со значением невозможности. В этом аспекте наиболее производительными оказываются структуры, построенные изза схемой безличных предложений. Например: – прямые высказывания: [Не прошу любви ни ласка – потому что] любви випрохать не мож. (Б.Лепкий); Нельзя любить не уважая (И.Вильде); Без вашей помощи приноровляться мочь (В.Винниченко). [Из другого (пралесу) не ультра густо выныривали сосны, которых заведение дозволено было угадать, но] красоту и величина их нечего было изобразить (О.Кобилянска). К морю, знаете, вам нельзя! (И.Котляревский); – непрямые высказывания: [Пусть шумят]. На это недостает совета (Л.Костенко); Не столо ему извинение (Б.Гринченко); [Леса шумят]. Не спится (Л.Костенко); Вероятно, воеже тебя не судьба вартнишого страдать изза этого, сколько спешит окно, бессорный мир, закачать (В.Стус).

Анализ подобных конструкций дает помогать проследить органическую связь субъективно модального значения невозможности и безличной семантики.

Безличность появляется бессорный общее синтаксическое значение, в частности бессорный семантика структурной схемы односоставных предложений, которые помечают механизм либо состояние, независимые вследствие их творца либо носителя. Это предопределено тем, сколько обязательным компонентом структурной схемы безличных конструкций является добросердечный изложение либо глагол-связка в безличной форме, которой является модель 3-и лица единственного числа изъявительного наклонения настоящего либо будущего времени либо среднего рода единственного числа прошедшего времени либо условного способа. Например, предложение В голове туманится / Ему грустно експликують физиологичное и психическое состояния субъекта, которые не зависят вследствие его воли. Сам он появляется пассивным носителем состояния, которое изменить не может и какой воспринимает бессорный неотвратимый, неминуемый. Можно утверждать, сколько модель этих конструкций продуцирует специфическое содержание, связанное с фатальностью. Фатальность парализует волю человека, делает ее бездеятельной, делает невозможным вмешательство в путешествие событий. Осознание фатальности события провоцирует осмысление невозможности реализации субъектом его воли. Рассуждай: В голове туманится. – “Я хочу длиться здоровым. Состояние, в котором я нахожусь, противореччит моей воле. Он мне навязанный. Следовательно, я не могу его изменить”. Невозможность бессорный осознание парализованной воли тоже в известной мере связанная с фатальностью. Ведь индивид склонен осознавать себя активным преобразователем действительности. И воеже того, воеже она отказалась вследствие активной деятельности, нужны весомые основания. Такой, в частности, столо и признание, осознание фатальности. Например: Никогда никому народы мешать в пути не дано! (В.Сосюра). – Рассуждай: Кто-то хочет мешать народы в пути. Но никому некогда это не удавалось, потому сколько это ни вследствие кого не зависит, недостает ни в чьей силе. Такое сословие дел неотвратимое, следовательно, изменить его невозможно”; [Не будничный ли к исповеди становлюсь, и] ни одной мне недостает покути! (В.Стус). – Рассуждай: “Я хочу заменять заблуждение для исповеди, один мне это не удается, это вследствие меня не зависит. Надо мной тяготеет фатум. Следовательно, я не могу заменять грех.”

В целом значение, которое творится структурной схемой безличных конструкций, отражается и для характеристике субъекта безличных предложений. Он является пассивным участником действий, процессов либо носителем состояний, сколько вследствие него не зависят.

Пассивность субъекта в безличных предложениях маркируется формами непрямых падежей [7,с.49]. Например: [Мы столо потому, что] нас не может длиться (Л.Костенко) – субъектная лексема мы употребленная в форме родительного падежа; Выше сверх природы ничего не может длиться (В.Винниченко) – субъектная лексема ничего употребленная в форме родительного падежа; [Не будничный ли к исповеди становлюсь, и] ни одной мне недостает покути (В.Стус) – субъектная лексема я употреблена в форме дательного падежа; Марии не спится (И.Вильде) – субъектная лексема Мария употреблена в форме дательного падежа.

Позиция субъектной лексемы может длиться не замещена. Например: И мгновения ни одной мочь повернуть [чтобы заново, по-другому прожить] (В.Симоненко); Нельзя любить не уважая (И.Вильде). Как правило, незамещенной является достоинство обобщенного субъекта.

Именно "отсутствием указаний для субъект выражается обобщенно личное значение", которое возникает, "когда нейтрализуются противопоставления (я-ти-вона; тепер-до-писля; здесь не здесь) и имеют промежуток значения "все, кто-либо" воеже персонализации, "всегда" – воеже сторож и "везде" воеже пространственной локализаций [8,с.84]. Например: Жалю сожалением мочь погасит (Б.Лепкий); Нельзя брать истину в аренду и бросать для ней чертополох (Л.Костенко); Но мочь заведение спрятать быть розовых иллюзиях вуаль (Л.Костенко); [Не прошу любви ни ласка – потому что] любви випрохать не мож. (Б.Лепкий). Такие конструкции представляют обобщенное цена о невозможности реализации в действительности воли субъекта либо осуществления определенного состояния дел. Констатированная невозможность появляется бессорный собрание обобщения опыта многих людей, а следовательно, воспринимается носителями языка бессорный неопровержимая истина. Таким образом, осмысление связи субъективно модального значения невозможности из семантикой безличности обнаруживает связь семантики невозможности с семантикой обобщения.

Следовательно, семантика структурной схемы безличных предложений органически связана, провоцирует субъективно модальное цена невозможности. В прямых высказываниях, построенных изза схемой безличных предложений, это значение, бессорный уже отмечалось, само собой выражается вдобавок и модальными лексемами. В то же дата в непрямых высказываниях, где их нет, образование семантики невозможности предопределено специфическим лексико-семантическим наполнением предикатной позиции. Соответственно выделяются безличные конструкции, предикатни позиции которых заполняют: 1) лексемы для обозначение состояний психофизиологического беспокойства (не верится, не спится, не лежиться, не сидится). Например: Мне в ту ночь чего-то не спалось; В вот такую месячную ночь не лежиться для верблюдосхожому коечные [когда в груди хор соловейкив поет] (Из произведений В.Винниченко); Каждую субботу, пропорционально работе, не сидится паруботи; Чего-то уже не пьется одному (Из произведений Л.Костенко); [Я не посмел не поверит ему], но. что-то не верилось (В.Винниченко); 2) лексема не дано. Например: [Росли мы в дождь, не слушали вдобавок лекции, воеже нас “вчера” уже было "давно"], и неповторимая кручина ретроспектив было вдобавок нам осмыслит не судьба (Л.Костенко); Он знал такое, сколько нам не судьба аристократия (Леся Украинка); Никогда никому народы мешать в пути не дано! (В.Сосюра); Вероятно, воеже тебя не судьба вартнишого страдать изза этого [что спешит окно, бессорный мир, закачать] (В.Стус); 3) отрицательная глагольная екзистенцийна лексема не длиться с обязательным объектным распространителем в форме родительного падежа. Например: И уже возрасты недостает од вас спасению (Л.Костенко). Не столо ему (изменнику) извинение (Б.Гринченко); Ему уже в сей город не столо возврат (Л.Костенко); [Не будничный ли к исповеди становлюсь], один ни одной мне недостает покути (В.Стус); [Потому сколько он народ]. Ему недостает замены (М.Винграновский); И недостает для это совета [как недостает совета для смерть] (И.Вильде); А если мы отправлялись, не было нам стриму. (Л.Костенко).

Состояния психофизиологического беспокойства, для обозначение которых употребляются предикатни лексемы не верится, не спится, не лежиться, не сидится, не поется и тому подобное, Н.Д.Арутюнова определяет бессорный неконтролированные, замечая, сколько они – “самодостаточные, не зависимые вследствие человека” [2,с.806]. Самодостаточность, независимость вследствие человека тяготеют к той же фатальности. Фатальность в том, сколько индивид хочет и пытается реализовать свою волю (достичь желаемого состояния), но, невзирая для все, ей это не удается. Например: [Я не посмел не поверит ему], но. что-то не верилось (В.Винниченко). - Рассуждай: “Невзирая для то, сколько я поверил, старался поверить, потому сколько был должен, действительно не могу поверить встарь конца, что-то не позволяет”. Вещатель вынужден признать невозможность достичь желаемого состояния, фатальную обусловленность ситуации. Следовательно лексико-семантическое оформление поддерживает то общее цена фатальности, которая творит семантика структурной схемы безличных предложений.

Специфика таких безличных предложений, бессорный утверждает Н.Арват, наипаче пластичный оказывается в сравнении с двоскладними предложениями с активным субъектом – агентом. В связи с этим наводится такое рассуждение: "Рисакову не сидится для месте. Его руки всегда дата в движении / Рисаков не сидит для месте. В безличном предложении выражается определенное сословие человека, какой вследствие сильное душевное горячность не может спокойно работать для месте, эта беспокойство и горячность выражаются в движениях рук. Следовательно, мы понимаем, сколько индивид всегда же сидит, а не встает и ходит. Второе предложение выражает, напротив, именно то, сколько индивид не сидит, а встает и ходит. Личные предложение выражают конкретное механизм либо сословие (Я работаю; Я не сплю). Безличные предложение – всегда сословие с оттенком непроизвольности, неосознанности” [1,с.74].

Неизменная глагольная модель не судьба в предикатний позиции безличных конструкций наталкивает для понятие о субъект представления – силу, которая не выражается прямо, один вещатель может думать источником такого представления "что-то трансцедентальне, с чем связаны понятия Судьбы, Закона, Бога” [5,с.110]. Такие безличные предложение выражают невозможность осуществить определенные действия, процессы, достичь какого-то состояния учитывая неизвестную высшую силу, которая стоит для препятствии их реализации. Человек не может перебрать для себя функцию силы, которая стоит для препятствии реализации ее воли, и капитулирует.

Соединение “отрицательный изложение со значением бытия отглагольный дериват в форме родительного падежа”, сколько заполняют предикатну позицию безличных конструкций, осознаются бессорный полуустоявшиеся. Например: недостает спасения, не столо прощение, не столо возврат, недостает покути, недостает замены и тому подобное. Пор.: недостает книги, недостает цветов, недостает людей и тому подобное. Общее цена соединений с отрицательным глаголом со значением бытия и отглагольным дериватом дозволено определить бессорный неотвратимость, завершительный апогей состояния дел, сколько еще же связано из встретиться” [6, с.110]. Пор.: Не столо ему (изменнику) извинение (Б.Гринченко) – “ему не дано/не призначено/не судилось прощение; ему не простится; его не простить; его мочь простить”. В соединениях с отрицательной екзистенцийной лексемой и отглагольным дериватом тоже дозволено проследить наличие неизвестной высшей силы, с которой ассоциируются Бог, Закон, Судьба, бессорный специфического препятствия воеже реализации действия, процесса, достижения состояния.

Следовательно, связь субъективно модального значения невозможности и безличности опосредствована осмыслением статуса фатальности.

В то же дата специфическое лексико-семантическое наполнение предикатних позиций поддерживает семантику структурной схемы безличных предложений, стабилизируя вид в их структуре субъективно модального значения невозможности. Безличные конструкции являются центром системы высказываний со значением невозможности.

Приспособленность безличных предложений к выражению семантики невозможности объясняется, во-первых, семантикой их структурной схемы, во-вторых, спецификой лексико-семантического наполнения предикатних позиций. Семантика структурной схемы, которая появляется бессорный действие в действительности состояний, процессов, которые не зависят вследствие воли