Словообразовательная синонимия прилагательных, мотивированных разными частями языка


Словообразовательные синонимы прилагательных — это особенно дериват, интеллигентный с сквозь однофункцийних словообразовательных средств, которые добавляются к общей образующей основе [2,с.21-22], — относящейся к существительному, глагольной alias прилагательного (бджолиний-бджо­лячий, хрипкий-хриплий, блидавий-блидуватий). Кроме того, словообразовательными си­но­ни­ма­ми считаем и общекоренные прилагательные, которые образованы сквозь разных мотивирующих баз. Ими могут возиться не единственно разноструктурные существительные, глаголы и беспричинно далее, всетаки и болтовня разных частей языка, с общим корнем. Редко словообразовательные синонимни отношения возникают и между первобытным и производным прилагательными, которые имеют одну alias изрядно общих семем.

Модели деривацийной синонимии прилагательных какие мотивируются разными час­ти­на­ми языки, были известны уже в украинских достопримечательностях XI ст. В новый период мгла (ря­ди) словообразовательных синонимов прилагательных разной мотивации (обязательно спильно­кореневими словами) чаще единственно отвечают моделям: отглагольный при­кметник — видименниковий прилагательное, реже видименниковий прилагательное — видприсливниковий прилагательное и в одиночных случаях видименниковий при­кметник — видчисливниковий прилагательное и видименниковий прилагательное — видприкметниковий прилагательное.

Все эти модели требуют основоцентричного подхода и, соответственно, кла­си­фи­ка­ции словообразовательных синонимов для отношением между их мотивирующими базами, вдруг и около де­ривацийний синонимии прилагательных, мотивированных общекоренными словами той са­мой части языка, — разноструктурными существительными и глаголами. В обоих случаях компоненты деривацийних синонимних пар могут образовываться вдруг тем самым, беспричинно и разными способами (суффиксальным — морфолого-синтаксичним), с сквозь вдруг того же суффикса, беспричинно и разных однофункцийних формантив (-уч- и -н-, -н- и -ов-, -уч- и -овит-, -лив- и -уват-). Однако награда между деривацийними синонимами прилагательных, образованными сквозь разных частей языка, заметная для высшей степени уза­галь­нення словообразовательных значений, против с теми парами, которые мотивируются той же частью языка. Общим является единственно самое общее деривацийне значение, например, “выражения качественного признака сквозь сословие к мотивирующему слова” у прилагательных типа больной - больной (от диесл. заботиться и им. болисть). Если конкретизировать вид­ношення между мотивирующим и мотивированным и определять частичные словообразовательные зна­чен­ня, то заметное отличие: “выражение качественного признака сквозь сословие к дие­слова” и “выражение качественного признака сквозь сословие к существительному”. На уровне же лек­сич­ному совпадают единственно отдельные семеми этих слов. Например, в Словаре украинсь­кой языка беспричинно раскрывается общее переносное лексическое достоинство приведенных при­кмет­ни­кив: “тяжелый, который вызывает горькие, тяжелые чувства, печаль; вызванный этими чувствами” [ГРУСТЬ, I, 215, 214]: Перед глаза вынырнуло болезненное воспоминание. О больной надувательство [Издрик, 9]. Пор. аналогичную словообразовательную синонимну пару: щербатый - щербленный (от им. щерба и диесл. щербить): Уставший плотник дремлет около щербатом топоре [Ант., 90]. Солнечная судьба щербленным рогом увязла между ребра [Савка, 75]. Обе мгла имеют активную параллельность с небольшим частотным преимуществом прилагательных больной и щербатый.

Поэтому, мотивирующие базы словообразовательных синонимних прилагательных (производных сквозь разных частей языка) особенно связанные вдруг мотивирующее вокабула — производное слово. Чаще единственно это: глагол — существительное — прилагательное — прилагательное или, напротив существительное — аллокуция — прилагательное — прилагательное.

Из видименниковими ад’ективами в словообразовательные синонимни связки вступают вдруг видинфинитивни, беспричинно и виддиеприкметникови ад’ективи. Часто мотивирующие базы по­в’я­за­ни вдруг имя действия — имя деятеля, ее исполнителя; имя действия — имя результата, на­слид­ку; имя предмета — имя действия, мотивированное названием предмета.

Например, в украинском языке XIX - поч. XX в. засвидетельствованы такие деривацийни синонимни ряды, вдруг зажирливий - зажиракуватий (от диесл. есть и им. за­жирака): Од чего то есть такие инши зажирливи. Вот у нас мужчина Рогуля — за­жи­ра­ку­ва­тий [Гр., II, 39]; копательний - копачкий (от диесл. копать и им. копач): Искренние были покойники... копательни. Дед Юрко возраст был копачкий [Гр., II, 280] (прилагательные означали “работящий, настойчивый”); мирчий - мирничий (от диесл. мерять и им. мерник): Мирчий аппарат. Мирничий машина [Фав., 2]; работник - работник - ро­бит­ли­вий - трудолюбивый (от им. робота и диесл. работати [С., III, 3], которое в новом периоде вышло из обихода): Рабочая, вдруг пчела. Там есть женщина непроходимо красная, и лель не рабочая. Хорошая ли alias красивая, к делу ли робитлива. Ручки же мои трудолюбивы [Гр., IV, 26]; а также вальковий - валькований (от им. валек — комок глины для обмазывания стен и сквозь диесл. валькувати) [Гр., I, 124]; забутний(-й) - забутковий (от диесл. попирать и им. забуток) [Гр., II, 10]; ростючий - ростовитий (от диесл. вырастать и им. рост) [Гр., IV, 79, 80]. Эти мгла (ряды) не сохранились в современном нормативном потреблении.

Ряды прилагательных, сколько в путь определенного времени существовали вдруг словообразовательные синонимы, распадались и в результате потери одного alias нескольких компонентов. На­прик­лад, неприятный - гидний - гидючий - гидосний (от диесл. злоумышлять и им. гидисть): Гадкий, вдруг поплазка. Доле же моя гидна. Такое гидюче, сколько и глянуть для него не хочется. Гидосний [Гр., I, 282]; резкий - ядоносный - резкий (от диесл. неприятный и им. яд): Стелился мясистым письмом резкий молочай. Гагив ядоносных наковтавсь. Собирали они даже ядовитых тарантулов [ГРУСТЬ, V, 810, 811]; плакучий (плачучий) плача - плачливий - - плаксивый (от диесл. голосить alias им. плач и им. плакса): Голосом плача произносила. Плачливи голос душа разбивало. И песнь и ...жалобная, вытяжная, плакучая. Плачучим голосом допытывался. Голос в Андрея тонкого, плаксивого [ГРУСТЬ, VI, 572, 560, 572, 559]; голос - певучий - напевный - певчий (от диесл. петь и им. пение): Имеешь же свахи спивнии. Какие певучие бабы. Птичка напевная. Ве­се­ла, как птичка певчая [Гр., IV, 176]. На современном этапе перевесили и активно функ­ционують прилагательные гадкий, ядовитый, напевный - певчий, плакучий - плак­сивий (с более широкой сочетаемостью компонентов для -уч-ий).

В современном украинском языке видименниковий и отглагольный прилагательные формируют словообразовательные синонимни магазин и с активной, и из возможной параллельностью. Например, вдруг активно параллельные ныне функционируют дериват: тямучий (тя­му­щий) - понятливый - мозговитый (тямковитий) (от диесл. видеть и им. понятливость): Он мужчина тямучий. Очень благоразумный мужчина. Парень красив, мозговит [Гр., IV, 303]. Женщина — муж понятливый. [Парень] умный, тямковитий [СС, I, 683]. Функцийно до­минуе для современном этапе ад’ектив благоразумный [СС, I, 683]; дрожащий - трем­тли­вий - тремкий (от диесл. дрожать и им. трема): Горбатый лил дрожащей ру­кой. Внук нес миску в малых трепетных руках [Ш., I, 324, 344]. Заголублени воспоминания, прикосновение тремкой руки [Савка, 28]. Дрожащий месяц. От фигур падают тремливи тени [Мир Софии, 107]. Тремкий дымка [Ш., I, 383] (все прилагательные ряда характерны для художественного стиля; вдруг межстилевые употребляются особенно дериват для -ач-ий, -лив-ий); грызущий - гризький - мука (от диесл. грызть(сия) и им. гри­зо­та): Неприятное грызущее вкус вторично долго мешало ему сосредоточиться [ГРУСТЬ, II, 167]. Не вынужден был воля слышать ничего гризького [Ш., I, 274]. Непредвиденная печаль терзания охватила его для душу [ГРУСТЬ, II, 166]; дремливый - дремотный - дремотный (от диесл. беззаботный и им. дремота): Чтобы отверстие светозарный не выпил Дмирливий ворон-птица. Сидели для горбах, языков старые дремотные вороны [ГРУСТЬ, II, 419, 418]; гордый - спесивец (от диесл. чванити(сия) и им. спесивец): Калиновский искал острых слов, для отвечать кичливого Красюка. Он сам был непроходимо спесивец [ГРУСТЬ, XI, 287]; скорбний - печальный (от диесл. скорбити alias им. скорб и сквозь им. скорбь): [Хим., 27]; ма­жо­рувальний - мажорантный (от диесл. мажорировать и им. ма­жоранта) [Мат., 90]; пид­стильний - подстилочный (от диесл. пидстеляти и им. пид­стилка): Пидстильний и пид­стилковий торф [Гирн.91, 235]; покровный - кровельный (от диесл. закрывать и им. кровля; двое прилагательных засвидетельствованы вдруг соответствия к росам. покривной) [Хем., 74], пор. заранее — единственно покровный [Хим., 124]; таб­ле­то­ва­ний - таб­лет­ко­вий (от диесл. таблетувати и им. таблетка): Таблетований и таб­лет­ко­вий вещество [Хем., 220]; гратований - решетчатый (от диесл. гратувати и им. гра­ти): Гратовани и решетчатые окна [НК]; кубований - кубовый (от диесл. кубувати и им. куб) [Мат., 86].

В мгла с возможной параллельностью совмещаются для современном этапе при­кмет­ни­ки, бобыль из которых уживается иногда вдруг извечный alias такой, который находится в ста­ни обветшаю, а также многозначительные прилагательные, которые иногда употребляются с тем же зна­ченням. Например, ныне редким бобыль из компонентов деривацийних си­но­ним­них пар (рядов) освободительный - визвольницкий (от диесл. сменять и им. визволь­ник): Население Запорожской Сечи, откуда начался освободительный поход Богдана Хмель­ниць­кого складывалось... из украинских казаков. Звенят... всем визвольницкий ви­щую­чи поход [ГРУСТЬ, I, 397]; гарпагон - жадливий - гарпагон (от диесл. желать и им. жажда): Береза вторично больше жадна жизнь. Жадливи блищики глаз. Жадный к жит­тя был [НК]; путешествующий - мандрований (от диесл. путешествовать и им. странствия): Путешествующие благодарности, мандровани благодарности, - воспитанники разных школ для Украине 16-18 в. [УРЕС, II 340]. Мыслитель отказывается, избирая судьбу путешествующего философа [Ист.укр. фил., 85]. “Украинский мандрований философ Григорий Сковорода” [УЛЕ, I, 106]. В других случаях — единственно путешествующий: путешествующие сюжеты [ЛС, 422]. Песня манд­рив­но­го сердца [Андр., 4]; обетованный - обитний (от диесл. обетовать и им. обетование): Оби­то­ва­на земля. Обитна берег [ГРУСТЬ, V, 507]; ткальний - ткацкий (от диесл. ткать и им. ткач): Как-то я стал, задумавсь круг ткальной машины. Скука Йванови работать для ткаць­ким станком [ГРУСТЬ, X, 151, 153]; танцевальный - танечний (от диесл. тан­цю­ва­ти и им. танец): Можно видеть танцевальные движения. Трое кругов танечним шагом, толпами окруженные [ГРУСТЬ, X, 35, 33]; уживальний - ужитковий (от диесл. пить и им. обиход) [ГРУСТЬ, X, 402]. Редкоупотребительные прилагательные визвольницкий гарпагон - жадливий, мандрований, обитний, ткальний, танечний, уживальний функ­цио­ну­ють ныне с узко ограниченной сочетаемостью уже вдруг архаизмы, сколько сами их модели остаются производительными.

Из временами стали отличаться валентностью и сквозь то очутились для пути приближения к паронимии мгла (ряды) прилагательных стихотворный - стихотворный (от диесл. стихотворствовать и им. стихотворение), плодотворный - прибыто - плидливий (плодливий) - прибыто (от диесл. размножать и им. плод), сословие между которыми определяем единственно из контекста. Этот дериват вступает в словообразовательные синонимни отношения: Искусство обозначать приманка мнения в стихотворной форме [ЛС, 133]. Забыли, по-видимому, сквозь пере­ста­ри­листь языки, а вторично больше стихотворной формы [Чиж., 246]. Плодотворные кусты. Мы получили... плодовитые гибриды между рожью и разными видами пырею [ГРУСТЬ, VI, 585, 588]. Плодлива, вдруг свинья [Гр., III, 197]. Ничья огородина не сдавалась такая плодовитая [ГРУСТЬ, VI, 590]. Но доминирует для современном этапе в основном паронимне функционирование при­кмет­ни­кив: Стихотворный, -я произведение, сказка, всетаки стихотворный, -я размер, платье [НК]. Плодовитый - пло­дючий, -я куст, растение, скот, рыба, всетаки плодотворный, -я писатель, идея, книга [НК] [СС, II, 244]. На пределе между словообразовательной синонимией и паронимией находятся та­кож магазин с возможной параллельностью, многозначительные компоненты которых иногда функ­циону­ють с той же семемой. Например, краткий - отрывочный - кусок (от диесл. урывать и им. отрывок) с общей семемой “который перерывается сквозь ко­рот­ки промежутки времени, несплошной, который быстро обрывается”: Она вытиснила едва изрядно отрывистых путаных фраз. Проигрывала одной рукой отрывочные мелодии. То... было односторонно, припадкове и кусок [ГРУСТЬ, X, 476]; тайний - потайный - потайный (от диесл. быть и им. тайна) единственно из семемой “преисполнен тайн, загадочный, неизученный”, “которого невозможно понять, понять, постичь; по­той­бич­ний; который имеет чудодейную силу, чудодейные свойства, волшебный”). Хтив побеждать я кровь силой тайних закажи. Следовательно, есть в тебе тайные чары? Весь мир был вдруг сказка, полная чу­дес, таинственная [ГРУСТЬ, X, 17, 13, 14].

В новом украинском языке засвидетельствовано также одиночное функционирование двух редкоупотребительных компонентов словообразовательной синонимной пары: гореваний - горевий (от диесл. горевать и им. горе) [НК]. Словообразовательной синонимной парой, которая нынче находится в состоянии распада сквозь ненормативную параллельность, подъемный (пид­ни­маль­ний) - подъемный (от диесл. поднимать (поднимать) и им. подъем): Подъемное и подъемное старание [Гирн.59, 246]. На современном этапе заметная выразительная желание к вытеснению ад’ектива, мотивирующая бык которого (им. подъем) появилась в украинском языке около воздействием российской. Соответственно и новейшая лексическая картотека фиксирует уже единственно прилагательное подъемный: Подъемная власть [НК].

Словообразовательные синонимни прилагательные могут коегде мотивироваться: а) спиль­нокореневими существительным и глаголом, которые между собой не связаны вдруг мотивирующий — мотивированный, а есть для одной степени в словообразовательном гнезде, например, кровотеч­ний - кровоточивый (от им. кровотечение и диесл. кровоточить): На кровотечни раны при­кла­дають кусочки ...цветков календул, смешанных поровну из листками полыни. Этот Спартак, по-видимому, и в мысли не имеет, какой... кровоточивой раны в душа Богдановим торк­нувсь [ГРУСТЬ, IV, 362]; бы) глагольным словосочетанием и сложным существительным, производным сквозь этого словосочетания, например, очковтирающий - око­за­ми­лю­вацкий (от спол. отверстие замыливать и им. очковтиратель) [ГРУСТЬ, V, 673]; в) дие­сливним и относящимся к существительному словосочетанием, например, богобийний - благочестивый - богобоязний - богобоязкий - богобоящий (от спол. бояться Бога и боязнь Бога): С этим богобийним резником... имел дела. Богобоязка, а нищечком против меня за­миш­ляеш! Он дитя был богобоязнен. Жил..., вдруг требуется ...богобоязному мужчине. Бо­го­боящи муж [ГРУСТЬ, I, 209].

Словообразовательные синонимы прилагательных, мотивированные существительным и глаголом, образуются особенно для сквозь суффиксов -ск-, -к-, -ов-, -овит-, слово­твор­че­го конец -й, которые добавляются к относящимся к существительному основам, и -н-(-льн-), -ив-(-лив-), -ач-(-уч-/-ущ-), -к-, которые добавляются к глагольным основам. Эти словообразовательные имущество могут объединяться общей функцией попарно alias согласно три-четыре в ряду.

Иногда компонентами деривацийной синонимной мгла в новом украинском языке мотивирующий и мотивированный им прилагательное. Преимущественно такие мгла отвечают мо­делям: первобытное прилагательное — производное сквозь него прилагательное; видимен­ни­ко­вий прилагательное — производное сквозь него прилагательное; видчисливниковий при­кмет­ник — производное сквозь него прилагательное и имеют возможную параллельность. Производный компонент таких пар для современном этапе alias вышел из обихода, alias употребляется реже, чем первобытный, и единственно в художественном стили. Первобытное прилагательное нередко имеет склад­ни­шу семантическую структуру, чем его дериват; совпадает единственно одно alias два значен­ня. Например, словообразовательными синонимами является первобытное прилагательное стоящий (стоящий) и производный сквозь него вартний: Пусти его, не стоящий он того. Этот мужчина вартний [Гр., I, 127, 128]; аналогично сытый – сытный: Весь возраст ходил сытый и покрытый. Те деть... стали непроходимо сытными. Сытый борщ. Сытная паша. Это из сытой земли хлеб. Земля сытна [Гр., IV, 123, 124]; гордый - надменный: Ты знаешь казацкий натура — гордый народ. Искренне полюбила его наша надменная Катря [ГРУСТЬ, II, 127, 126]; пристальный - пильновитий: Не знать там было руки пристальной хозяйки [ГРУСТЬ, VI, 354]. Чабан верен, пильновитий [Гр., III, 151]; гордый - бодрый: Сказал я, чувствуя себя таким бодрым. Мицносиле, бодрое, сколько небольшое пехота [ГРУСТЬ, I, 86]; пряный – прянистий (пренистий): Зарыкала коровочка, зарыкала пряная. Прениста скот [Гр., III, 495].

Модели видименниковий прилагательное — видприкметниковий прилагательное отвечают мгла валовой - валов’яний (от им. гора и прикм. валовой): Оборы шелковые вдвое жиноцки искренние валовые. Валов’яний клубок [Гр., I, 124]; водяной - водя­нис­тий (от им. вода и прикм. водяной): Водяной картофель. Водянистые жмаки [ГРУСТЬ, I, 723]; травяной - травянистый (от им. мурава и прикм. травяной): В этом трав’я­но­му лесу побоятся они волков. Берег здесь черноземный, травянистый [ГРУСТЬ, X, 222]; ретивый - пламенистый (от им. пламени и прикм. пламенный): Пламенные глаза. Пламенистый взгляд [ГРУСТЬ, VII, 102]; изобилующий (рясен) - ряснистий (от им. ряст и прикм. обильный): Сады обильные похилились. Чтобы выше овесець рясен был. Копны паш­нисти, снопы ряснисти [Гр., IV, 93]; сурм’яний - сурм’янистий (от им. горн и прикм. сур­м’яний): Окиси сурм’яних руд. Сурм’яниста руда ...образуется в виде би­ло­го осадка [ГРУСТЬ, IX, 855]; росистый – росянистий [ГРУСТЬ, VIII, 886]; ядрений - ядренистий [ГРУСТЬ, XI, 625]; а также багровый - багровый в составе бага­то­ком­по­нент­ного деривацийного синонимного ряда багровый - багровый - багрянистый - багровый (от им. багра и прикм. багряный): — багровый — багряный багра — багрянистый — багровый:

Розжеврене, красное солнце низко спустилось, багряным светом играло. Поднималось солнце сверх степи, Языков багровее круг. Беспокойно бовдурились багряные дымы [ГРУСТЬ, I, 85].

В словообразовательные синонимни отношения мотивирующий видименниковий при­кмет­ник — мотивировано видприкметниковий прилагательное чаще единственно вступают ад’ективи, образованные с сквозь суффиксов -ан- и -ист-, -ов- и -ан-.

Словообразовательными синонимними парами могут возиться также мотивирующее видчисливниковий прилагательное — мотивирован видприкметниковий при­кмет­ник; мотивирующий отглагольный прилагательное — мотивировано вид­прик­мет­ни­ко­вий прилагательное, из которых для современном этапе функцийно преобладает согласно одному компоненту. Например, однакий - одинаковый (от числ. бобыль и прикм. однакий): Приехали три казака, И безвыездно три однаки. Цари, рабы - одинаковые Сыновья перед Богом [ГРУСТЬ, V, 631]; дробный - дрибнистий (от диесл. побеждать и прикм. мелкий) [Гр., I, 443].

В словообразовательные синонимни связки в новом украинском языке могут дебютировать и видчисливниковий — видименниковий дериват: двойной - ехидный - двий­час­тий (от числ. двое и им. двойка) [Геодез., 64]; видименниковий — вид­прик­мет­ни­ко­вий: свинцовый - свинцевистий (от им.свинець и прикм. свинцовый): Свинцю­вата и свинцевиста бронза [ГРУСТЬ, IX, 72]; видименниковий — видприсливниковий: домовой - внутренний (от им. дворец и присл. дома): Домашнего вора не будешь стеречь. Вора домового не будешь охранять [Гр., I, 418, 419]; нутряной - местный (от им. нут­ро и присл. внутри) [Фав., 9]; прот - действительный - действительный (справдеш­ний) (от им. действительно и присл. действительно): Правдивые валашские тыквы [Гр., III, 398]. Это бу­ло действительный каменный уголь. Это не гуща и не снег, а действительная... соль. На улице... действительное лето [ГРУСТЬ, IX, 591, 590, 589]. Редко в сей словообразовательный синонимний ряд входят и прилагательные беспристрастный и праведный: Которая женщина чернобривая, та волшебница справедливая. Не имеют беспристрастный способность (настоящего таланта) [Гр., IV, 188; III, 398].

Из названных словообразовательных синонимних рядов для современном этапе развития ук­ра­инской языка стали паронимами прилагательные домовой - внутренний беспристрастный - беспристрастный - настоящий, а нутряной и действительный вышли из активного потребления.

Следовательно, кроме деривацийних синонимов прилагательных, которые образовались сквозь той же части языка, в новом украинском языке засвидетельствованы мгла с компонентами, мотивированными словами разных частей языка, alias с первобытным и производным сквозь него прилагательным. Словообразовательные синонимы вдруг однажды этих моделей (первобытное прилагательное — видприкметниковий прилагательное, видчисливниковий прилагательное — вид­прик­мет­ни­ковий прилагательное) свидетельствуют, сколько в новом украинском языке существуют деад’ективни прилагательные, которые, кроме словообразовательных значений “слабое изображение признака” (белесоватость), “силь­ний изображение признака” (древний), “избыточное изображение признака” (задобрий), “гипо­ко­рис­тич­нисть” (слипенький), “возражение признака” (небольшой) [1, с. 53], могут изъявлять признак, одинаковый для силой проявления с признаком, который выражают их мотивирующие базы — прилагательные (сытый – сытный; однакий - одинаковый).

Словообразовательные синонимы прилагательных разной мотивации — это слова, которые употребляются в научном, художественном и разговорном стилях языка.

Список использованной литературы: 1. Грещук В. Украинский видприкметниковий словообразование. Ивано-Франковск 1995. 208 с.

2. Ковалик и.И. Вопрос словообразовательной синонимии и омонимии в сфере существительных славянских языков // Вопроса славяноведения. Материалы Первой конференции славистики. Львов, 1962. С.5-25.