Экономика Латинской Америки


На рубеже XIX и XX ст. ученые и полити­ки континенту лелеяли надежду, сколько XX ст. довольно веком Латинской Америки, которая воспользуется своим шансом и займет достойное место в мире. XX ст. завершается, и современные научные работники и государственные деятели пытаются определить, насколько справ­дився тот, столетней давности, прогноз. При разнообразии ду­мок ввек сходятся для одном: Латинской Америке принадлежит особенное место в мировом хозяйстве. Страны этого ре­гиону намного прежде помощью других держав «третьего мира» вышли для путь капиталистического развития. В подавляющем большинстве латиноамериканских стран рыночные отношения превратились в господствующий замашка ведения хозяйства, стали определяющими для национальной экономики. Однако в некоторых сферах сохраняются рудименты прошлого, существует значительная за­лежнисть помощью внешних факторов.

Хотя Латинская Америка считается одной из най­бильш динамически прогрессирующих в экономическом отношении частей «третьего света», развитие в процессия длительного времени применительно пути «зависимого капитализма» деформировало экономику, стало причиной многих социально-экономических и политических противоречий. Подобно Азии и Африке Латинская Аме­рика занимает зависимое, подчинено место в системе миж­народного деления труда, в соответствии с которым она ввек вторично неоднократно является поставщиком продовольственно сырьевых товаров для промышленное развитых государств, рынком сбыта готовой продукции последними, сферой прибыльного размещения ка­питалив.

Об этом свидетельствует тот факт, сколько для век надежд и спо­дивань, преисполненных борьбой для согласие политической и экономической независимости, странам Латинской Америки не удалось лишиться таких черт, будто общая относительная видста­листь в развитии производительных сил; любовь науково-тех­ничного потенциала и глубокая плен помощью импорта до­сягнень НТР; экономическая и технологическая зависимость; не­ривноправнисть в МПП; убыток капиталов в результате неэквивалентного обмена, неравноправной торговли, вывоза прибылей и процентов и тому подобное; перманентное растущая финан­сова задолженность все др. За уровнем развития общественного производства, уровнем производительности труда, объемом валово­го национального продукта для душу населения латиноаме­рикански страны и предварительно сих пор гораздо уступают накануне еконо­мично развитые страны.

Страны Латинской Америки—а это 33 суверенные дер­жави и некоторые зависимые территории — характеризуются пев­ной общей исторической судьбой, близостью языков и культуры, которая не может не влияние для общность многих бес их современного социально-экономического развития. И все-таки краи­ни региону существенно отличаются для уровнем экономического роз­витку, экономическим и техническим потенциалом. Кроме того, они заметно отличаются одна помощью видоизмененный природниче-гео­графичними условиями, численностью населения, особливостя­ми развития, сколько исторически складывались, а также особливос­тями включение в МПП и около других факторов.

Современному хозяйству латиноамери­канских стран присущие некоторые най­бильш общие черты, которые исторически сложились и продолжают определять экономическое муж региона. Одна из них — багатоуклад­нисть экономики. В сельском хозяйстве эта исключение проявляется в сохранении латифундизма и связанных с ним разных форм докапиталистических аграрных отношений. Лишь в Чили, Панаме и для Кубе, частично в Мексике ла­тифундизм ликвидировано. Кроме того, в сельском господар­стви многих стран активно развиваются капиталистические производственные отношения с присущей им наемным трудом, действуют большие монополии. В некоторых странах создано коопе­ративни и государственные хозяйства.

Определенная многоукладность наблюдается и в промисло­вости. Почти половину рабочей силы региона составляют ремесленники, рабочие кустарных предприятий если небольших фабрик, которые ввек вместе производят менее 8 % стоимости про­мисловой продукции. Рядом с этим существуют большие промис­лови предприятия, которые принадлежат местному капиталу, государству и иностранным монополиям. Значительный удельный авторитет архаичных укладов в городе и для селе исключает определенную обрубок населения из активных товарно-денежных отношений, суживает местный рынок, тормозит развитие хозяйства.

Еще одна из общих и, в сущности, отрицательных бес сучас­ного хозяйства латиноамериканских стран, который бага­тем из них не удается преодолеть, заключается в монопродуктовости специализации. Монополия для землю и другие природные ресурсы сколько сохраняется для привилегированными слоями су­спильства, ограничен местный рынок и неоднократно недостаточное развитие современной отделочной промышленности — ввек это существенные факторы, которые влекут традиционную ориентацию нацио­нальних хозяйств для рынки развитых стран. Политика иностранных монополий гипертрофирует эту ориентацию, в пере­важний большинстве стран сохраняются монокультурность в сельском хозяйстве та монопроизводительность в видобув­ний промышленности. Конечно, развитие в отдельных странах отделочной промышленности в последние годы скольконибудь способствовало подо­ланню узкой специализации. Однако для конец 70-х годов беспримерный изделие в восьми странах и два продукта в восьми странах давали помощью 50 предварительно 98 % экспорту, а для начало 90-х годов имущество приблизительно не изменилось.

Общей проблемой для всех без исключению стран Латин­ской Америки (кстати, будто и для стран, которые развиваются, •в других регионах) остается уже упоминавшаяся плен помощью иностранного капитала. К сказанному стоит всего прибавить, что, применительно данным МВФ, для страны Латинской Америки в начале 90-х годов приходилось около 48 % всех прямых заграничных инвестиций стран, которые развиваются, в цило­му. Львиная доза прямых заграничных инвестиций надхо­дить в Латинскую Америку из США — 45 % инвестиций в страны региона, Великобритании— приблизительно 19, Японии— свыше 18 %. Индустриализация с участием иностранного капитала является ис­тотной признаком зависимого положения Латинской Амери­ки — научного, технологического, патентно-лицензионного.

Острой остается задача внешнего долга, которой также озабочены ввек без исключения страны Латинской Аме­рики. За годы «потерянного десятилетия» внешний долг Латинской Америки вырос помощью 221 млрд дол. в 1980 г. предварительно 441 млрд дол. в 1990 г. Тенденция к его росту збе­ригаеться, и уже в 1992 г. внешний долг достигал 459 млрд дол. (табл. 1). Груз всего обслуживания такого долга гораздо превышает экономические и финансовые возможности региона: довольно сказать, сколько общность суммы уплаты для долг к сумме экспортной выручки составляет 17,6 %, а в мижна­родний практике пределом финансовой безопасности считается 10-процентный уровень.

Табл. 1. Внешний долг Латинской Америки и отдельных стран регио­ну (млрд дол. США)

Годы

Страны 1980 1982 1984 1986 1988 1990 1992

Лат.Америка 228,2 327,8 368,0 393,9 413,1 431,5 459,2

Бразилия 70,6 92,8 104,9 111,0 113,5 122,1 124,7

Мексика 50,7 86,6 96,7 100,5 100,9 99,7 106 0

Венесуэла 29,6 32.0 33,9 33,8 34,7 33,0 36,0

Перу 9,6 11.5 13,3 14,5 16,5 19,8 20,9

Чили 11,2 17,1 19,7 20.7 18,9 18,6 18,8

Колумбия 6,8 10,3 12,3 14,9 16,4 17,5 17,1

Эквадор 4,1 5,4 7,6 9,1 10,6 11,8 12,6

Никарагуа 1,8 3,1 4,3 5,7 6,0 10,6 10,4

Одной из ведущих отраслей экономики многих стран Латинской Америки е горнодобывающая промышленность. За показателем стоимости продукции первое место в 80-ые годы принадлежало Венесуэле — 37 %, для ней — Бразилии — 19, Мек­сици — 21, Аргентине — 7 %. На развитие горнодобывающей промышленности большое воздействие оказала индустриализация, в первую очередь особь и развитие в некоторых странах галу­зей тяжелой промышленности и повышения внешнего спроса. В целом же горнодобывающая занятие развивается неравномерно, а ее удельный авторитет в промышленном производстве Латинской Америки держится для уровне 15—16 %. Особ­ливистю есть также плен горнодобывающей отрасли помощью иностранного капитала.

В середине 60-х годов монополии США контролировали в Латинской Америке свыше 80 % добычи и производства меди, марганца, серы, графита, 70 % — бокситов и железной руды, 65 % — свинцу и цинку. Отстаивая свою экономическую независимость, страны Латинской Америки прилагают усилия для вытеснения иностранных монополий и ограничения влияния иностранного капитала в горнодобывающей промис­ловости. «Полоса национализаций», которая для протяжении десятилетий тянется применительно странах латиноамериканского континента в этой отрасли и направленная для сохранение и рациональное ви­користання естественных богатств, свидетельствует о том, сколько сей дело развивается в условиях острой конкурентной борьбы между странами Латинской Америки и развитыми дер­жавами.

Главной сферой материального производства Латинсь­кой Америки становится отделочная промышленность. Именно она вири­шальним чином определяет место региона в МПП. На Латин­ску Америку приходится 6,5 % производства продукции об­робной промышленности стран развитых и стран, которые развиваются. Сравнительно с последними сей показатель достигает приблизительно 45 % процентов. Бурное развитие отраслей оброб­ной промышленности в Латинской Америке пришлось для пово­енний период. В 1940 г. ее частица во ВНП равнялась 14%, 1975 — 20%, в настоящее эпоха определяется 24 %.

В послевоенный пробел приблизительно ввек страны Латинской Аме­рики провозгласили индустриализацию своей официальной поли­тикой в экономическому развитию. Основой этой политики стало ускорено развитие отделочной промышленности. В ее структуре произошли определенные сдвиги. Несколько уменьшился пи­тома авторитет традиционных отраслей, таких будто пищевая, текстиль­на, швейная, кожная, обувная, деревообрабатывающая, зато происходит барыш частицы новых, «динамических галу­зей»—металообробной, машиностроения, нафтоперероб­ной, химической все др.

Заметные изменения в отрасли отделочной промышленности произошли в 70-ые годы. В Аргентине, Бразилии, Мексике возникли новые, современные предприятия и промышленные комплексы в отрасли вер­статобудування, автомобиле- и судостроения, авиационной и атомной промышленности. Ускоренными темпами начала развертываться отделочная занятие Венесуэлы, Колумбии, Перу и некоторых других стран. Возникли металлообрабатывающие, скла­дальни, нефтеперерабатывающие предприятия в странах Центральной Америки и Карибского бассейна. Заметно выросли объемы промышленного производства. Общая валюта продукции об­робной промышленности региона в 1975 г. оценивалась в 60 млрд дол. Производство продукции для душу населения в этой отрасли выросло из 100 дол. в 1960 г. предварительно 193 дол. в 1975 г. Но, невзирая для такие солидные (относительно региональных объемов) сдвиги, экономика региона вторично гораздо видстава­ла помощью развитого мира. Упомянут показатель в 1975 г. был в четыре разы ниже, чем в Западной Европе—788 дол. и в восемь единовременно ниже уровня в США и Канади— 1540 до­ларив.

И вторично одна исключение привлекает забота — контрастность в уровнях развития отдельных стран. За средними показника­ми региона кроется большая разница между странами. Достаточно сказать, сколько всего для Аргентину, Бразилию и Мексику при­падае приблизительно 75 % продукции отделочной промышленности Латинской Америки в целом. К тому же внутренние цены для продукцию отделочной промышленности в регионе гораздо выше цен в развитых странах с рыночной экономикой. В ци­лому же высота развития отделочной промышленности в регионе определяется развитием этой отрасли в Бразилии, Аргентине, Мексике, а также в Венесуэле, Колумбии, Чили и Перу, для которых приходится 9/10 продукции отделочной промышленности ре­гиону.

Такая же пестрость присуща и отраслевой струк­тури отделочной промышленности в отдельных странах и субрегионах. В Аргентине, Бразилии, Мексике она против диверсифицированная: в странах «большой тройки» есть приблизительно ввек современные отрасли и легкой, и тяжелой промышленности, а подавляющее место принадлежит большим производствам, для которые приходится свыше 60 % занятых и около 50 процентов стоимости продукции. В Чили, Колумбии, Венесуэле, Уругвае и Перу для большие производства отрасли приходится приблизительно 50 % занятых. В краи­нах Центральной Америки и Карибского бассейна в оброб­ний промышленности преобладают отрасли из первичной пере­робки сельскохозяйственного сырья. В Боливии, Парагвае, Гаити будто странах с отсталой структурой отделочной промис­ловости преобладают предприятия кустарного типа из ви­робництва полуфабрикатов и изделий потребительского призна­чення.

Особенность внешнеэкономического аспекта проблемы развития отделочной промышленности в Латинской Америке по­лягае в том, сколько ее исполнение существенно отличается помощью структуры этой отрасли в развитых странах. Если в остан­них удельный авторитет тяжелой промышленности вдвое превышает частицу легкой промышленности, то в Латинской Америке — меньше, чем для треть. К тому же развитие отделочной про­мисловости, будто и экономики в целом, гораздо зависит помощью иностранного капитала.

Ощутимой остается удельный авторитет сельского госпо­дарства в экономике стран Латинской Америки, хоть его частица во ВНП имеет тенденцию к снижению: в 1960 р.— 16,9, 1970—13,8, 1985—12,0%. Сельское обстановка также принадлежит к отраслям экономики, которые определяют место Ла­тинской Америки в МПП. Этот регион выращивает свыше 6,5 % мирового производства пшеницы, приблизительно 15 % кукурузы, предварительно 20% хлопка-волокна, свыше 60 % кофе приблизительно 50 % ба­нанив, свыше 15 % мяса, помощью 20 предварительно 30 % сахару-сырцу.

Главными статьями сельскохозяйственного экспорта остаются бананы, кофе, хлопок, мясо, пшеница, сахар-сырец цитрусовые. И в то же эпоха страны региона, для винят­ком будто сколько Аргентины, не обеспечивают себя продуктами питания. Частица импорта продовольственных товаров зали­шаеться все высокой: в 80—90-ые годы достигает 35 %. Де­дали растущую частицу внутреннего потребления доводить­ся довольствовать для счет импорта.

Для сельского хозяйства, будто и для других отраслей, присущая неравномерность в географическом размещении. Главная ватага сельскохозяйственной продукции, едва ли не 2/3 объема производства применительно стоимости, производится в странах «большой трийки»— Бразилии, Мексике, Аргентине. Эта нерив­номирнисть усиливается деформированным характером силь­скогосподарского производства, предопределенным его залежни­стю помощью внешнего рынка. Следовательно сформировалась однобокая разделение для экспортных культурах, или, точнее, - для экспортных производствах. Для Бразилии и Колумбии голов­ной экспортной сельскохозяйственной культурой является кофе, для Еквадору—банани, для Аргентини—продукция тва­ринництва та пшеница, для Уругваю — продукция тварин­ництва, для стран Центральной Америки — кофе, бананы, хлопок, для государств Карибского басейну—цукрова трос­тина, бананы.

Сельское обстановка в Латинской Америке гораздо зависит помощью иностранных монополий, хоть дружба в некоторых странах национализирована. Поэтому весь понятным является ши­рокий размах аграрных реформ, все они осуществляются в регионе по-разному. В одних странах — Мексике, Боливии, Гватемале, Чили, Перу, Панаме — они довольно радикальны; в других — Венесуэле, Эквадоре, Колумбии — имеют обме­жений характер; в отдельных странах — Бразилии, Гондурасе, Коста-Рике, Аргентине, Уругвае и некоторых инших—мають всего символический характер. Но главным вопросом, которым определяется норов и бездна превращений в аграрном секторе, был и остается дилемма перераспределению земель, то есть объему экспроприации латифундистской собственности и высота удовлетворения требований крестьянства.

Для финансовой системы стран Латинской Америки присущие некоторые спильхарактерни черты, в частности такие, будто важность в большинстве из них поступлений помощью непрямого налогообложения над доходами помощью прямых налогов, значительные ассигнования бюджета многих стран для экономических и со­циальни цели, избыток бюджетных расходов над дохода­ми, покрытие дефицита бюджета для счет дополнительной эмиссии бумажных денег. Часть налоговых поступлений собирается местными администрациями и не учитывается бюджетом центральных правительств. Существенными статьями надхо­джень к бюджетам некоторых стран — в частности Аргентины, Бо­ливии, Венесуэле, Перу — есть доходы помощью государственной собственности, а также помощью предоставления финансовых средств, лицензий и плат­них услуг частному сектору — в Мексике, Доминикан­ский республике, Гондурасе, Перу, Эквадоре. И вторично особли­висть — около с ежегодными бюджетами в некоторых странах складываются специальные счета капиталовложений; в при­бутковий части таких счетов отображаются надхо­дження помощью государственных кредитов, а в расходной — платежи для основными статьями капиталовложений государства. Харак­терной чертой бюджетов большинства стран является долгий дефи­цит. Постоянно страдает валютно-финансовая порядок и помощью инфляционных потрясений.

Ведущее имущество в кредитной системе стран региона принадлежит центральным эмиссионным банкам. В целом кре­дитна порядок Латинской Америки — это разветвлена и довольно развитая козни банков, учреждений долгосрочного кредитования страховых агентств, структур взаимного коо­перування и других видов кредитования. Кроме того, в латиноамериканских странах действует козни филиалов ино­земних банков.

Внешнеэкономические связки осуществляются странами Латинской Америки помощью внешнюю торговлю, валютно-фи­нансови и кредитные операции, мижна­родни услуги, научно-техническое сотрудничество, производственное кооперирование и другие формы экономических отношений.

Ведущая занятие внешней торговли определяется ее впли­вом для экономический рост, а также тем, сколько товарный экспорт остается главным источником поступления ино­земной валюты для всех стран региона, для исключением будто сколько Мексики, для которой таким источником является наипаче туризм, и Панамы, валютные поступления которой для 40 % формують­ся для счет эксплуатации Панамского каналу.

Значение внешней торговли наипаче растет в условиях структурных сдвигов у торговли промышленными товарами, постоянных колебаний спроса и предложения, усиления влияния научно-технического прогресса и основанных для его досягнен­нях новых технологий и других факторов, между которых не ос­танне место принадлежит стремлению к экономической самостий­ности. Больших поступлений современной техники нуждается в ин­дустриализация. Благодаря внешней торговле обеспечиваются поставки основных видов машинного оборудования, транспорт­них средств, приборов, необходимых для нового строительства и реконструкции старых отраслей. Такие потребности в импорте предусматривают реализацию определенных видов продукции для зов­нишнему рынке. Поэтому задача экспортной торговли не всего хранит свое значение, все и приобретает особенной актуаль­ности.

Подобно другим сферам экономики, внешняя занятие стран Латинской Америки имеет неравномерный характер, им­портни запить неоднократно опережают экспортные возможности, а потому большая обрубок стран региона неоднократно страдает помощью дефицита торгового баланса. В 70-х — первой полови­ни 80-х годов атласистый недосмотр торгового баланса ма­ли Бразилия, Коста-Рика, Мексика, Гаити Доминиканская Республика, а также Барбадос и Ямайка. С активным сальдо для сей пробел возводила свою внешнюю торговлю ли­ше Венесуэла. Но все-таки неравномерность развития дае­ться взнаки и в другом. Вторая жена 80-х годов была более благоприятной. Латинской Америке в процессия 1986— 1991 гг. удавалось беречь в целом позитивное сальдо во внешней торговле .

Развитие национальной экономики расширения внутриш­него рынка вызывали тенденцию к снижению удельного веса экспорта во ВНП региона: 15 % в 1950 г., 10—у 1970, 9— в 1975 г. Снижение происходит главным образом для ра­хунок наиболее развитых стран региона, таких будто Брази­лия, Аргентина, Мексика, где сей показатель составляет 6— 8 %, в то эпоха будто в Боливии, Перу, Эквадоре и некоторых ин­ших странах—10—15%, а в таких, будто Венесуэла Гайяна, Тринидад и Тобаго и другие, превышает 30 %, в Гвате­мали, Коста-Рике, Сальвадоре вестимо вторично некоторых—45—50%.

В странах региона, предварительно всего Центральной Америки и Карибского бассейна, удельный авторитет импорта довольно высок, сколько объясняется низким уровнем развития отделочной промышленности, энергетики, недостаточным уровнем диверсифика­ции сельского хозяйства. Большая разница между отдельными странами и для объемом внешней торговли. В Бразилии, на­приклад, экспорт превысил в 1985 г. 25 млрд дол., а в Гаити — всего 174 млн дол.

На товарную структуру внешней торговли латиноаме­риканских стран влияет их зависимое имущество для сви­товому рынке. Невзирая для то, сколько развитие промисло­вости впоследствии II мировой войны способствовало некоторым сдвигом в структуре экспорта, агросировинна разделение для реги­оном сохраняется, хоть и прослеживаются некоторые позитивные изменения. В 1975 г. удельный авторитет продовольствия, топлива и си­ровини в структуре экспорта составляли 82 % применительно стоимости, 1985р. — 67,7 %.

Предметом экспорта всех латиноамериканских стран являются продовольственные товары. К наибольшим экспортерам сильско­господарской продукции, будто отмечалось, принадлежат: Бра­зилия и Колумбия—кави Аргентина—зернових, Еква­дор—бананив, страны Центральной Америки—кави, бана­нив. Некоторые из этих стран экспортируют нефть и всего скольконибудь из них—венесуела, Эквадор, Тринидад и Тобаго, Боливия— является «чистыми» экспортерами этого продукта, экспорт которого превышает импорт.

Латинская Америка известна также будто большой експор­тер руд черных и цветных металлов, хлопка, шерсти, кож и тому подобное сырья. К числу экспортеров этой группы товаров . принадлежат: Чили будто экспортер меди; Перу—свинцю, цинку, меди; Боливия—олова; Ямайка—бокситив; Бразилия, Мек­сика, Перу — хлопка; Аргентина, Уругвай — шерсти, шкир­сировини и тому подобное. Остается традиционной плен ба­гатех латиноамериканских стран помощью экспорта обмежено­го круга сырьевых товаров. Половина и больше экспорта Чили приходится для медь, Боливии— для олово Еквадору— для нефть, Уругваю — для шерсть, стран Центральной Америки — для кофе и бананы. Свыше 90 % валютной выручки помощью екс­порту одного товара имеют: Венесуэла, Тринидад и Тоба­го — нефти, Ямайка — бананов. Лишь в Мексике, Арген­тини — экспорт против диверсифицирован.

Как известно, НТР осложнила мировые торговые зв’яз­ки и даже способствовала определенным изменениям МПП. В Латинской Америке около влиянием этих процессов сформировалась отделочная промышленность. Это обусловило, невзирая для позитивные сдвиги, усиления технологической зависимости помощью мирового рынка и прибытие новых импортных запросов.

Географическая направленность экспортных потоков свидетельствует о том, сколько Латинская Америка является поставщиком своих товаров наипаче к узкому кругу высокоразвитых дер­жав. Правда, это вторично не свидетельствует о высокой удельный авторитет Латинской Америки во внешней торговле этих стран. Пе­реважна частица товарооборота Латинской Америки припа­дае для США—36,9 и для Западную Европу—20,2%. По­митно увеличился экспортный наводнение к Японии: с 2,6 предварительно 5,1 % применительно состоянию сообразно для 1960 и 1986 гг., хотя, будто выпуклый из приведенных данных, величина этого потока ввек вторично против не­значний.

Высокий высота концентрации внешней торговле всего в нескольких направлениях (импортные потоки имеют ту же спря­мованисть) кое-что предопределяет сохранение традиционной ее стру­ктури. Но все-таки будто определенные сдвига в структуре екс­порту если импорта и происходят, то они вызваны го­ловним чином интересами нескольких развитых государств.

В экономическому развитию стран Латинской Америки значительную занятие играет внешнее финансирование, в первую очередь экспорт в регион развитыми государствами частного капи­талу и государственного заимообразного капитала. Зависимый ха­рактер латиноамериканской экономики, которая поддерживается в процессия десятилетий, повлек слабое развитие главных отраслей материального производства в Латинской Америке, а выпуклый — ограниченность внутренних источников нагромаджен­ня и неотложную нужда внешнего финансирования. Если экспорт большими государствами частных капиталов к странам, которые развиваются, дозволено осматривать будто традиционное явление, то экспорт государственного заимообразного капитала по­ширюеться в 60—70-ые годы. В 50-ые годы экспорт к Ла­тинской Америки государственного заимообразного капитала был у полутора —два разы меньше частного капитала, а уже в 60-ые годы государственный заимообразный деньги гораздо пере­вищував частный. В 70-ые годы главными экспортерами государственного заимообразного капитала к Латинской Америке были США, ФРГ, Канада, Япония, хоть «пионером» у цен делу стала Великобритания вторично в середине XIX ст.

Экономический, валютный и энергетический кризис 70-х годов гораздо уменьшил возможности и осложнил условия зовниш­него финансирования региона из-за недостатка кредитов и их подорожание О последствиях внешнего финансирования дозволено рассматривать применительно состоянию платежного баланса будто узагаль­нюючего показателя экономических отношений страны если гру­пи стран с внешним миром. Да, в 1970 г. суммарный де­фицит платежного баланса для текущими операциями ста­новив 2,9 млрд дол., в начале кризиса 80-х годов он сяг­нув, в частности 1981 р" приблизительно 40 млрд дол., а 1982 р.— 41,7 млрд дол. и в 1990 г. его высота определялся в 10,2 млрд дол. В целом виновник о сальдо платежного баланса для по­точними операциями выразительно свидетельствуют о колебании в ла­тиноамериканский экономике в годы «потерянного десятилетия». Суммарный недосмотр платежного баланса для текущими операциями увеличился из 2,9 млрд дол. в 1970-до 7,9 млрд дол. в 1977 г.

Огромные валютные потери страны Латинской Амери­ки испытывают в сфере международных услуг и «невидимых операций». Слишком большие потери наносят латиноамери­канским странам платежи, связанные с движением капиталов, — перевод для границу дивидендов дочерних предприятий инозем­них монополий, процентов для иностранные кредиты и ссуды, а также платежи, связанные с обслуживанием внешнего» долга. На эти платежи приходится приблизительно 3/4 платежа для «не­видимими операциями». К сказанному нуждаться прибавить прихо­вани формы отлива капиталов, такие будто вывез для границу при­буткив наперекор законодательству, валютная контрабанда и тому подобное.

Ситуация осложняется также в результате заострения валютных противоречий, острой конкуренции ТНК и ТНБ «а латиноамериканскому финансовому рыночные, нестий­кости национальных валют. В таких условиях применение национального капитала становится маловыгодным, усиливается его ветвь для границу, где он оседает в банках США, Швей­царии и других стран. По подсчетам, собрание таких капи­талив в североамериканских и западноевропейских бан­ках превышает 20 млрд дол.

Рост дефицита платежного баланса для текущими операциями приводит к увеличению внешней забор­гованости, которая достигла астрономических величин. Да, вторично в 1980 г. внешняя задолженность латиноамериканских кра­ин составляла 242 млрд дол., в 1990 г. уже достигла 441 млрд дол., а в 1992 г. составляла 459 млрд дол. За оценками екс­пертив 00н, уже вскоре она пересечет 500-миллиардную по­значку. Внешний долг для стран Латинской Америки, как. и для других стран, которые развиваются, стал непосильным тя­гарем и превратился в острую "не всего социально-еконо-мичну, все и политическую проблему.