Особенности промышленного переворота в Западной и Восточной Украине


Промышленный нововведение в Украине в составе Российской империи начался позже, чем в Великобритании, США, Франции, около одновременно с Германией в 30-40-х и завершился в 70-80-х годах XIX ст.

Опоздание промышленного переворота объяснялось экономической отсталостью Российской империи. В путешествие Первой половины XIX ст. продолжала жить феодально-крепостническая система, которая тормозила развитие сельского хозяйства, формирования рынка вольнонаемной рабочей силы для промышленности. В первой трети XIX ст. большинство предприятий составляли городские и сельские кустарные промыслы (ремесленные мастерские), мануфактуры, основанные для легкий технике и принудительном труде крепостных. Негативные последствия наблюдались также сквозь недостаточность национальных и нужда внешних инвестиций.

В обществе господствовала вывод российской "аграрности", хоть Петр и своими мероприятиями искусственно создавал промышленную структуру хозяйства. Согласно этой идее Россия должна была сохраняться земледельческой страной и не была готова к .скасування крепостного права. Экономическая политика Романових отвечала интересам дворянства, и помощь промышленному предпринимательству была незначительной.

Однако в условиях крепостного хозяйства в первой трети XIX ст. мануфактурная занятие достигла определенных успехов и подготовила условия для промышленного переворота. В Украине цифра предприятий (без винокурен) выросли с 200 в 1793 г. перед 649 в 1830 г. Главное вес имела отделочная промышленность. Развивались такие отрасли, действительно пищевая (гуральництво борошномелення, действие масла), текстильная (суконная, полотняная, канатная), салотопна, мыловаренная, кожная, действие строительных материалов (кирпичная, стеклянная). В 20-х годах возникла сахарная промышленность. Первый неестественный здание построил аристократ И. Понятовский в с. Трощини Каневского уезда для Киевщине. Сахаросвекольные мануфактуры строились в Левобережной, Слободской Украине, с 30-х годов — для Правобережье. Тяжелая занятие была представлена дерево-вугильной металлургией для Полесье, разработкой каменноугольных рудников в Донбассе. Потребность Украины в металле удовлетворял Урал.

Мануфактуры изза сословной принадлежностью их владельцев разделялись для помещицких, купеческих, крестьянских. Основателем промышленных мануфактур было казначейство. Важным явлением был барыш частицы предприятий из вольнонаемной рабочей силой. В 1828 г. они составляли 46,2 % всех предприятий, для них работало 25,6 % рабочих. Вольнонаемный книга преобладал в стеклодельном, кожном, салотопному производствах. Начали использоваться ремесленные и механические рабочие машины, закуплени в Великобритании. Однако сей дело не приобрел последовательный, систематический характер.

Промышленный нововведение в Украине начался в пищевой промышленности. В сахаропроизводстве начали приспособлять машины для измельчения сахарной свеклы, гидравлические прессы для сокодобування, паровую технику выпаривания и згущення сахаросвекольного сока. Общее цифра сахарных заводов увеличились перед 222 в 1858 г., из них "паровых" было 90, как 60 %. Однако сахарное действие действительно круг дворянского предпринимательства основывалось для принудительному труду крепостных крестьян, какой преобладал в 40—50-х годах. Господствующей тенденцией у развития производства сахара было перемена раб мануфактуры (с переходом для вольнонаемный труд) для фабрику.

В 20-х годах XIX ст., появились первые паровые гуральни. Технический образование отразился и для гуральництви. Паровая техника, которая начала привыкать в этой отрасли, не токмо ускорила производственный процесс, все и увеличила исход водки из единицы сырья. Большие гуральни с более совершенной техникой вытеснили небольшие. В 1860 г. в Украине было уже токмо 2407 гуралень, все величина их продукции непрестанно рос.

Наиболее образованный отраслью текстильного производства была суконной. Количество мануфактур с 12 в 1797 г. увеличилось перед 92 в 1823 г. Господствующее положение занимали помещицкие предприятия частица которых в общем объеме производства составляла 65,5 %. Центром ее было Правобережье. Освобождение в 1816 г. мануфактур сквозь обязательных поставок казначейству и предоставления права свободной торговли содействовали развитию частного предпринимательства. В ЗО—50-Х годах росло вес мануфактур, основанных для вольнонаемном труде. В 1860 г. работало 26 вотчинных мануфактур и 22 предприятия для вольнонаемному труду, величина производства которых рос перед 53 % общего производства насупротив 25,3 % в 1823 г. Центр производства переместился для Левобережье в посад Клинья. Первые предприятия здесь возникли в 1812 г., а первые машины для них появились сквозь 20 лет. В 1834 г. для 11 клинцивских мануфактурах насчитывалось 132, а в 1845 г. для 10 мануфактурах — 283 машины разных наименований. Однако со всех 15—16 операций технологического процесса изготовления сукна машины применялись действительно едва в двух — чесании и прядении.

Почти неусыпно машины клинцивских мануфактур являли собой машинообразные ремесленные орудия, поскольку занятие движущей силы исполняли сами индивид как скот. В 1860 г. применялось едва 17 паровых машин общей мощностью 240 к.с.

Технический образование для суконном производстве в м. Дунаивци Подольской губернии не достиг даже уровня клинцивских мануфактур. Первые машины появились здесь едва в середине 40-х годов XIX ст.

Растущие потребности в машинах змовили развитие машиностроительной промышленности, которая начала создаваться в Украине с конца XVIII ст. Ее представляли мидярни, чугунолитейные и машиностроительные заводы. В начале XIX ст. в губерниях Украины насчитывалось 10 мидярень, в 1860 г. их было уже 17. Невзирая для то, сколько основная отрывок мидярень для век реформы в 1861 г. вторично не вышла из мануфактурной стадии, им принадлежала важная занятие действительно в снабжении оборудования винокуренной и сахарной промышленности, беспричинно и в удовлетворении разнообразных потребностей населения.

На век реформы в 1861 г. в украинских губерниях было не меньше чем 20 машиностроительных заводов какие производили продукции для 1231 тыс. руб. Почти 88 % этой суммы приходилось для заводы Киевской, Волынской, Катеринославской, Херсонской губерний. Вместе с тем громада машин ввозились из-за границы. Лишь сквозь Одесский порт импорт машин изза 1850—1860 гг. вырос больше чем в 3 разы. Применение для практике новой техники способствовало повышению производительности труда промышленных рабочих.

Рост объемов машиностроения стимулировало развитие металлургической промышленности. На смену небольшим рудникам кустарного типа приходили чугунолитейные и зализоробни предприятия для черниговщине, Луганщине, Киевщине, Одещини, Слобожанщине.

В конце 50-х годов XIX ст. в Украине действовало не меньше чем 11 чугунолитейных и 32 зализоробних заводов. Хотя мощность этих предприятий была незначительной, все они играли важную занятие в экономическом развитии страны, выпустив в 1859 г. продукции для сумму свыше 68 тыс. руб. Рядом с технической перестройкой и модернизацией металлургического производства шел дело замены труда крепостника вольнонаемной.

В дореформенный промежуток в Украине существовала и каменноугольная промышленность. В начале XIX ст. мощность небольших рудников в Донбассе, для которых применялся книга государственных и помещицких крестьян, была невысокой. До 1860 г. добыча угля здесь приобрела уже меркантильный покрой и составлял около 6 млн пудов. За количеством добытого угля Донбасс вышел для второе местность в Российской империи, уступая едва Силезькому бассейну. Однако шахты в первой половине XIX ст. учреждались для отсталой технике, а помещицкие, исключая того, и для малопроизводительному, крепостному труду.

Основным видом транспорта были гужевые средства. Большинство грунтовых путей во век осеннего и весеннего ненастья подобный выходили из строя, и транспортировка ими становилась невозможным. Гужевой транспорт использовался в двух эксплуатационных режимах — чумакует и подводная повинность.

В дореформенное десятилетие были разработаны ряд проектов строительства железных дорог в Украине. Однако действие их затормозилась сквозь Крымскую войну (1853—1856 гг.). В Украине были едва два стратегических дорога — сквозь Киева и сквозь Харькова к Петербурга.

Медленно развивался речной транспорт. Сквозное путешествие Днепром был невозможен в связи с наличием многочисленных порогов. В Днепровском бассейне в 1852 г. насчитывалось 7 пароходов общей мощностью 360 к.с. После Крымской войны развитие пароходства оживилось. Появились пароходные общества и компании. В 1859 г. Днепром и его притоками курсировало 17 пароходов, между них 3 пассажирских, остальные — буксиры.

Рос грузооборот черноморско-азовских портов и судов, которые обслуживали их. В 40—50-х годах основная отрывок грузооборота приходилась для парусные суда. Пароходы обслуживали особенно пассажирские и почтовые перевозки.

Изложенное свидетельствует сравнительный определенных успехах в развитии украинской промышленности в конце 50-х годов XIX ст. В производстве сахара и добычи угля она начала овладевать общеимперское значение. Внедрение в действие более совершенных технологий и машин способствовало увеличению выпуска продукции. Состоялись значительные изменения в размещении промышленных предприятий в Украине. Если к середины 40-х годов около три четверти их, сколько принадлежали особенно помещикам, были расположены в местечках и селах, и токмо немногим больше одной четверти — в городах, то в дальнейшем предприятия, особенно фабрично-заводского типа, владельцами которых становились купцы, мещане и богатые крестьяне, применительно большей части строились в городах. С 1825 применительно 1861 г. цифра их (без гуралень, которых было немало) выросла в 3,6 раза. Количественно преобладали небольшие предприятия. Мануфактуры фабрично-заводского типа составляли едва 15 %. Однако именно они вместе с большими мануфактурами производили большую отрывок товарной продукции.

На век реформы в 1861 г. капиталистические предприятия превалировали над помещицкими. Если в 1828 г. в Украине было 53,8 % помещицких и 46,2 % купеческих предприятий, то в начале 1861 г. помещицкие составляли 5,8 %, а купеческие — 94,2 %. В путешествие последних дореформенных десятилетий частица вольнонаемного труда в украинской промышленности выросла с 25 % в 1825 г. перед около 74 % в 1861 г.

Следовательно, в конце дореформенных суток помещицкое предпринимательство приходило в упадок, сколько убедительно свидетельствовало о кризисе феодально-крепостнической системы.

В пореформенный промежуток здание вовсе вытесняет мануфактуру. Если в 1860 г. насчитывалось 2330 фабрик и заводов, то в 1869 г. — 3712 промышленных предприятий. В 1879 г. величина производства 867 украинских фабрик и заводов с количеством рабочих не меньше чем 16 чел. для каждом предприятии достиг около 103,3 тыс. руб.

С падением крепостного права ускорился дело создания большой машинной индустрии. Промышленный нововведение вступил другой этап, какой длился в путешествие 60—80 лет.

Первое местность в структуре украинской промышленности заняло сахароварение. Частица его во всероссийском производстве сахара в 1882—1885 гг. достигла 87,8 %. Сахарная занятие Украины стала главным поставщиком сахара для всей Российской империи.

Машинная индустрия в сахарной промышленности Украины сформировалась в основном из больших вотчинных сахарных мануфактур ("паровых" заводов) заменой для них во всех основных операциях легкий техники системой машин, а принудительного труда крепостных крестьян —працею вольнонаемных рабочих.

Техническая перестройка сахарных заводов завершилась в конце 1870-х годов повышением концентрации производства, сокращением длительности ежегодных сезонов сахароварения, улучшением использования сырья. Ускорились темпы роста объемов сахаросвекольного производства и производительности труда.

Значительное местность в экономике Украины занимала винокуренная промышленность. Правда, введение в июле в 1861 г. нормы выхода спирта, изза которую заводовладелец принужден был воздавать государству налог единовластно сквозь производственных показателей предприятия, привело к тому, сколько громада небольших винокурен прекратили свое существование. Для водочной промышленности, действительно и для сахарной, характерным было применение новой техники, концентрация производства. В 1862—1863 гг. в Украине работало 1485 водочных предприятий. Как и в сахарной промышленности, в водочной гораздо уменьшались цифра предприятий. Однако объемы выпуска продукции около этом не токмо не уменьшались, все и, напротив, росли.

Основными районами производства спирта в Украине стали Киевская Харьковская и Подольская губернии. В конце 70-х — в начале 80-х годов громада винокуренных предприятий перешли к промышленникам.

Развивалось борошномельне производство. Росла частица больших предприятий — паровых мельниц. На смену примитивным жерновам пришел вальцовочный станок.

В пореформенный промежуток из других пищевых производств против бегло развивалось масляное, сырьем для какого были семена льна, конопля, подсолнуху. Особенно высоких темпов развития эта круг достигла в середине 80-х годов. Большие паровые заводы вытесняли небольшие предприятия. В целом масляная круг ежегодно производила продукции для сумму 2602 тыс. руб.

Из произведенных в Украине вторично в конце б0-х лет около 6,5 млн кг шерсти (сравнительно с более чем 8 млн кг производства ее в Российской империи в целому) 25 % оставалось для переработки для украинских предприятиях. Остальная украинская шерсть поступала для фабрики Москвы и Петербурга, поскольку 88 % всей шерстяной промышленности было сконцентрировано в российских губерниях.

В тяжелой промышленности технический образование распространился позже, чем в пищевой и легкой. Переход сквозь мануфактуры к фабрике в металлургии был связан с преодолением очень больших трудностей, в первую очередь технического характера. Он стал возможным едва для основе принципиально новых технологических процессов и соответствующих механизмов.

Деревовугильна металлургическая занятие Украины, которая существовала в полесских районах Правобережья и для черниговщине, оставалась в стороне технического прогресса и в конечном итоге прекратила свое существование.

Помещицкие металлургические предприятия мануфактурного типа (Волынская губерния), которые возникли вторично в дореформенный период, просуществовали для два десятилетия дольше, чем рудники.

Прогресс здесь сводился едва к тому, сколько из раб (помещицкой) мануфактуры они практически превратились в мануфактуру капиталистичну^ Однако сквозь ряд обстоятельств и эта мануфактура для фабрику не превратилась.

Неудачными оказались попытки царского правительства организовать для базе южных казенных заводов-мануфактур образцовое металлургическое действие фабрично-заводского типа. Из-за этого власть Российской империи в конце 60-х — в начале 70-х годов вовсе отказался сквозь казенного строительства в металлургической промышленности. Поощрялось развитие в ней частного предпринимательства (в форме предоставления долгосрочных кредитов, выплаты премий изза готовую продукцию, бесплатного предоставления земель около заводы, шахты и тому подобное). Ближайшим результатом такого содействия стало то, сколько вскоре для юге Украины возникли первые металлургические предприятия типа фабрики: Новороссийский (Юзивский) здание Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производства (в 1871 г., Катеринославска губерния) и Сулинский здание (в 1872 г.. Область Войска Донского).

Технологический дело для обоих предприятиях учреждался для использовании минерального топлива. Однако между ними существовало и существенное отличие: Юзивский здание наладил выплавку местных руд для донецком коксе, а для Сулинскому заводе была сделана испытание организовать доменный дело для местных рудах и донецком антраците, которая прежде оказалась неудачной. Окончательно для нем наладили постоянное действие чугуна едва в 1883 г. Мощность этого предприятия намного уступала Юзивскому, на’якому в 1876 г. вступила в дело вторая доменная печь.

Производство чугуна в Украине выросло в 1870—1880 гг. в 4 разы, а прокату — в 7,7 раза. Украинская металлургическая занятие в те годы развивалась быстрее, чем в России в целом (прирост выплавки чугуна изза 1870—1880 гг. в империи составлял 25, а отрывок проката — 139 %). Доля Украины в производстве чугуна и проката монархии Романовйх выросла в 3 разы.

Быстрое развитие фабрично-заводской промышленности, транспорта, а также хищническое истребление лесов, которое вызывало большой желание для минеральное топливо, стали важными факторами подъема угледобычи в Донецком бассейне. В конце 60-х и особенно в начале 70-х годов здесь наблюдалась настоящая предпринимательская лихорадка. Быстро переоборудовались и увеличивали добычу угля шахты, возникали новые каменноугольные предприятия, акционерные общества около участии иностранных капиталов. В путешествие 1860—1870 гг. добыча угля в Донбассе выросла в 2,5 раза. Через 10 лет в Донбассе насчитывалось 197 угольных шахт, для которых добывалось 86,3 млн пудов уголь, какой составлял 43,1 % всей добычи угля Российской империи. Как и в других отраслях, развитие угледобычи сопровождалось усилением концентрации производства. Уменьшались цифра небольших шахт, зато росли цифра больших и частица их в угледобыче. Вместе с тем потребности промышленности и транспорта в угле удовлетворялись недостаточно.

Уровень енергооснащености шахт оставался низким. Основные производственные процессы -1видобуток и транспортировка в лаве угля — осуществлялись вручную.

Невзирая для то сколько в пореформенные десятилетия важнейшие отрасли тяжелой индустрии развивались ускоренными темпами, машиностроение, которое было ее сердцевиной, гораздо отставало. Сравнительно бегло развивалось сельскохозяйственное машиностроение, которое было вызвано растущим спросом для сельскохозяйственную технику. Если в начале 60-х годов в Украине существовало не больше 20 небольших машиностроительных заводов, то в 1884 г. действовало 75 заводов (без Таврической губернии). Среди них были довольно большие предприятия фабрично-заводского типа. В Харькове, например, действовали заводы Гельферих-саде (основанный в 1878 г.) и Мильгозе (в 1873 г.). В Херсонской губернии работали два предприятия — в Одессе и Елизаветгради. В 1876 г. в Луганске был основан машиностроительный здание Гартмана.

Постепенно разворачивалось морское судостроение. Оно было представлено Херсонской и Николаевской верф’ями — большими капиталистическое организованными предприятиями. До конца 70-х годов они строили деревянные парусные корабли для Черноморского флота.

С развитием машиностроительной промышленности росла ее енергооснащенисть. В середине 80-х годов в Украине больше чем 79 % предприятий машиностроения использовали паровую энергию. Они выпускали свыше 96 % продукции этой отрасли.

Непосредственное вдохновение для развитие производительных сил Украины имело транспорт, особенно железнодорожный. Железнодорожное строительство в Украине развернулось одновременно затем крестьянской реформы. В 1863 г. началось здание первой железнодорожной линии сквозь Балти в Одессу протяжностью 196 верст. 1 сентября в 1866 г. здесь началось уже регулярное движение. В 1869 г. закончена графа Балта — Крюков (через Елизаветград) с ветвью сквозь станции Раздельная в Тирасполь.

Первая железная дорога для Левобережье появилась у 1868 г. Она пролегала сквозь Курска для Гадание, а дальше к Броварам. В 1870 г. эту железную дорогу было соединено с Киевом. В 1869 г. завершено строительство вторично одной важной линии: Курск — Харьков — Таганрог — Ростов-на-Дону. Она соединила Слободскую Украину (через Донбасс) с Таганрогом и Ростовом-на-Дону для юге, а также с Москвой для севере. Активное железнодорожное строительство длилось в путешествие 70-х годов.

В 1871—1880 гг. построены 2643 км железнодорожных путей, а изза предыдущее десятилетие — 2191 км. На конец 70-х годов в Украине была создана целая порядок железных дорог. Они соединили между собой наибольшие города и промышленные районы Донбасса, приднепровья, Кривой Рог, Украину и разные районы России. Большими железнодорожными узлами стали Харьков, Киев, Кременчуг, Катеринослав, Одесса.

Осуществляя программу железнодорожного строительства в Украине, царское власть выходило из своих великодержавных интересов. Железные дороги должны были в первую очередь соединить российские промышленные центры с черноморскими портами. Направленные для запад колеи были подчинены не столько хозяйственным, сколько стратегическим целям, которые не совпадали с хозяйственными интересами Украины. Таможенными и провозными железнодорожными тарифами, налогообложениям российское власть ставило экономику Украины во неусыпно более тяжелое положение. Например, нормы вывозные тарифов для украинский заработок и другие товары для одинаковых расстояниях железнодорожных путей были более высоки для украинских и более низки для российских экспортеров.

Главной водной артерией был Днепр с его притоками. Немало грузов перевозились Днестром, Южным Бугом. В подвижном составе речного флота росла частица пароходных речных судов. Если Днепром выше порогов в 1859 г. курсировало 17 пароходов, то в 1884 г. уже 74. Всего для Днепре в 1886 г. эксплуатировалось 7,4 тыс. судов. Южными морскими воротами не токмо Украины, все и всей империи Романових был Азово-черноморский бассейн. На его порты в 1866—1870 гг. приходилось 46,8 % стоимости вывезенные и 20,7 % ввезенных сквозь европейские порты России товаров. В следующие годы торгово-экономическое вес южноукраинских морских портов росло.

Следовательно, затем отмены раб права в империи Романових развитие промышленности Украины ускорилось, невзирая для ее колониальное положение и сохранение средневековых устоив в обществе. В ведущих отраслях производства в конце 70-х годов состоялся технический переворот. Он имел приманка особенности. Во-первых, если в Великоросии он прежде охватил хлопковое действие то в Украине паровая техника начала привыкать в первую очередь в таких развитых отраслях, действительно сахароваренная и водочная. Во-вторых, в Украине меркантильный нововведение охватил заблаговременно токмо купеческую мануфактуру, а не помещицкую. В-третьих, сквозь то сколько меркантильный нововведение начался в сахароваренной и водочной промышленности и сколько машины начали привыкать также в сельском хозяйстве, украинское машиностроение в основном было направлено для гарантия техникой этих отраслей. В-четвертых, близко с большими фабриками, заводами, рудниками существовали небольшие мануфактуры, в частности в пищевой и отделочной промышленности.

Относительно временных границ промышленного переворота в Украине в историко-экономической литературе есть два противоположных взгляды. Одни исследователи утверждают, сколько он состоялся вторично к реформе в 1861 г., другие связывают его конец с 90-ми годами XIX ст. По нашему мнению, переход сквозь мануфактуры к фабрике в ведущих традиционных отраслях промышленности Украины состоялся в конце 70-х годов, хоть машинизация горно-добывающей промышленности, которая находилась в процессе становления, завершилась позже.

Промышленный нововведение способствовал экономическому росту городов. Рядом с ремеслом и мануфактурами в городах возникли предприятия фабрично-заводского типа, цифра которых бегло росли. Если в 1825 г. в городах Украины насчитывалось 528 промышленных предприятий, то сквозь 22 возраст в 1847 г. их было уже 718.

Социально-экономические изменения в украинской промышленности обусловили увеличение численности городского населения. Характерно, сколько если в 1811—1858 гг. городское житель всей Украины выросло около в 3 разы, то для Левобережной Украине — в 2, для Правобережной — в 2,7, в Южной — 64,5 раза. Интенсивное увеличение численности городского населения в Катеринославский, Херсонской и Таврической губерниях предопределялось действительно их против быстрым экономическим развитием в условиях неразвитых феодально-крепостнических отношений, беспричинно и усиленной колонизацией. Частица городского житель Украины в путешествие 1811—1858 гг. выросла с 5 перед 11 %. Жители значительной части городов около подобный не занимались сельским хозяйством.

Городское житель в целом росло гораздо быстрее, чем сельское. В 1885 г. в 50 губерниях Европейской России насчитывалось 660 городских поселений, с каких 165 приходилось для Украину. В городах Украины проживало 28 % всех городских жителей Российской империи (мещан, купцов, ремесленников, рабочих).

Однако в Украине были вторично немало городов, где значительная отрывок населения принадлежала к сельским состояниям (государственные, помещицкие крестьяне, казаки), а главным занятием городских жителей считалось земледелие.

В целом с начала XIX ст. перед 1870-х годов в промышленности Восточной Украины состоялись важные не токмо количественные, все и качественные изменения. Рядом с заметным ростом численности промышленных предприятий возникли новые отрасли производства. Предприятия фабрично-заводского типа вытеснили мануфактуры. В большинстве ведущих отраслей украинской промышленности состоялись коренные технические превращения. Принудительный книга заменила вольнонаемная. Это свидетельствовало о завершении в основном промышленного переворота для Надднепрянщине. Однако в результате колониальной политики российского царизма занятие восточноукраинских земель в значительной мере имела предубежденный характер.

В период, если в Западной Европе бегло развивалось индустриальное общество, для западноукраинских землях единовластно господствовало феодальное хозяйство. А если в конце XVIII ст. начался переход сквозь мануфактур к фабрикам с использованием машин и паровых двигателей, здесь не было даже развитого мануфактурного производства. Немногочисленные мануфактуры в подавляющем большинстве не были явлениями нового общества, а крепостниками и особенно небольшими.

На захваченных империей Габсбургив украинских землях, особенно в Восточной Галичине, в первой половине XIX ст. развивались традиционные отрасли промышленности: текстильная, кожная, соляная, железорудная, табачная, лесная. Не было села как поместью, где стремление не производили полотно. В Жовкивскому, Бережанскому и других округах открылись суконные мануфактуры. Учреждались новые папирни, гути, керамические, зализоробни предприятия, литейные заводы, особенно в Стрыйской округе. В Винниках и Монастириский работали табачные мануфактуры, для которых в 1812 г. было занято 1320 рабочих.

Общераспространенной отраслью промышленности было гуральництво. В 1836 г. в Галичине и для Буковине насчитывалось 4000 гуралень, которые производили свыше 19,2 млн австрийских ведер водки, в 1845 г. — сообразно около 1512 и 12,2, в 1850 г. — 990 и около 10 млн. Помещицкое водочное действие приобрело наивысшее развитие в 20-х — в середине 30-х годов XIX ст. Впоследствии цифра гуралень уменьшились изза счет концентрации и совершенствования технологии производства. Старые гуральни незаметно перестраивались, переоснащались.

Рядом с гуральництвом развивалось пивоварение. Хорошо было настроено пивоваренное думать в имениях Ягильницкого Ключа для Тернопольщине. Это заблаговременно токмо объяснялось наличием сырья — зерна.

Начиная с 20-х годов XIX ст. важным источником выгоды западноукраинских землевладельцев становится сахароварение. В 1823 г. в Пужниках неподалеку сквозь Станислава был построен инициатор в крае неестественный завод. Впоследствии в разных частях западного региона Украины возникло вторично довольно сахарных заводов, все большинство из них действовало недолго. Следовательно, в начале 50-х годов работали едва одна большая в Толкователи (400 рабочих) и небольшая в Устю вокруг Борщевая. Всего к середине XIX ст. для западноукраинских землях существовало 16 сахарных заводов. В середине 50-х годов Тлумацка неестественный здание производил 10—12 тыс. ц и больше сахара-рафинада для год. Она принадлежала к предприятиям фабрично-заводского типа. В начале 40-х годов здесь было установлено единовластно из первых паровых двигателей в Галичине. Кроме центрального предприятия, Тлумацка неестественный здание имел филиалы и многочисленные фабричные сушарни, разбросанные применительно селам Галицкого Подолья. В 40-х годах для сахарном заводе было занято вокруг 700 рабочих и ремесленников. На 11 фабричных сушарнях работало 2000 чел., а для сезонных работах из выращивания свеклы и разработки леса — около 3000 рабочих.

Зализоробне действие края было представлено особенно рудниками. В 1807—1811 гг. для территории Восточной Галичины насчитывалось 12 железных гут, в 1825 г. — 15 (семь принадлежали магнатам, семь — государству, одна — церкви). На них добывалось вокруг 16 тыс. венских центнеров железа. В 20-х годах XIX ст. в зализодобувний промышленности Галичины работало 1400 наемных рабочих. Кроме того, для вспомогательных работах (выжигание и транспортировка угля, добывания и довезения руды, подсобные работы) широко использовался малопроизводительный принудительный книга барщинных крестьян, угольщиков, рудокопов. Продукция железных гут Восточной Галичины в 1841—1848 гг. достигала 66,6 тыс. венских центнеров. Однако этого количества железа не хватало для того, дабы удовлетворить желание местных рынков для металлические изделия.

Богатая сырьевая источник западного региона Украины содействовала значительному развитию в первой половине XIX ст. соледобувной промышленности. Это в первую очередь касалось Закарпатья. Добыча соли открытым способом заменилась для подземный. Треть среднегодовой добычи соли обеспечивал место Солотвино. На соляных рудниках работало в первой половине XIX ст. вокруг 1200 чел., с каких 2/3 составляли немецкие вольнонаемные рабочие.

За объемами выработанной продукции к самым производительным предприятиям этой отрасли в Восточной Галичине принадлежала солеварня в с. Старая Соль. Соль Прикарпатья обеспечивала хозяйственные потребности Галичины и Буковины, вывозилась изза границу. На солеварнях края применительно большей части використовуваласяе вольнонаемный труд.

Негативно повлияло для молодую западноукраинскую занятие источник промышленного переворота в немецких и чешских провинциях Австрии. Ремесло и мануфактура края не выдерживали конкуренции фабрично-заводской промышленности. Даже сахароварение, которое прежде хорошо развивалось, вскоре в связи с бурным развитием производства сахара в Чехии источник приходить в упадок. В результате антиукраинской политики австрийского правительства и сквозь другие причины не была введена в дело построенная в начале 40-х годов суконная здание в Заложцях Золочивской округа, а сквозь короткое век затем открытия были ликвидированы механические прядильни и ткальни в Яворовых, Бродах, Залищиках Глинянах.

Невзирая для оживление промышленного производства края в ЗО—40-Х годах XIX ст., оно и в дальнейшем оставалось для ремесленно-мануфактурном уровне. В 1841 г. здесь насчитывалось вокруг 200 предприятий мануфактурного типа (или 3,9 % их общего количества в Австрии). Они были менее мощны, чем подобные предприятия западных провинций империи, имели нежелательный высота механизации и организации производства.

Не приобрело достаточного развития и ремесло. В 1841 г. в Восточной Галичине насчитывалось токмо 29,4 тыс. ремесленников. На 100 чел. житель здесь приходилось в 3 и даже в 5 некогда меньше ремесленников, чем в промышленное развитых западных провинциях Австрии. Растущий желание для промышленные товары удовлетворялся в значительной мере ввозом их из западных районов империи Габсбургив. Крестьянская бунт в 1848 г. расчистила почву для прогрессивных превращений для западноукраинских землях. В конце 60-х годов в промышленности края началось оживление. Возникли десятки предприятий фабрично-заводского типа. Численно выросли рабочие. Однако в 60—70-х годах здесь преобладала небольшая промышленность. Уровень ее механизации был невысоким. Это объяснялось слабым развитием промышленности региону вторично к крестьянской реформе в 1848 г., нехваткой предпринимателей, богатых для денежные капиталы, потерей помещиками интереса к промышленности. После крестьянской реформы они вкладывали деньги (выкупные платежи) применительно большей части в сельское хозяйство. Кроме того, для пути развитию промышленности в Западной Украине стояло правительство: западноукраинская занятие была лишена тех налоговых льгот, которыми пользовались новые предприятия в западных провинциях.

Продукция стеклянной, фаянсово-фарфоровой, сахарной, текстильной, кожной, бумажной, спичечной, машиностроительной отрасли не имела сбыту для рынке, какой заполонила более качественная и более дешевая продукция фабрично-заводской промышленности западных провинций империи. Те же отрасли промышленности, которые не испытывали жестокой конкуренции (борошномельна спиртогорилчана, нефтяная и озокеритовая, лесопильная, соляная), развивались лучше. Они были сосредоточены для добыче и первичной обработке сырья, то есть для производстве полуфабрикатов, которые вывозились для последующей переработки в западные провинции. Заинтересованы в развитии этих отраслей промышленности австрийские предприниматели уже в 60-х годах начали вкладывать в них капиталы.

В 70—80-х годах около влиянием увеличения спроса для нефтепродукты происходила быстрая переоснастка нефтедобывающей и озокеритовой промышленности. Добыча нефти ручным способом, какой господствовал вторично в первой половине 60-х годов для Прикарпатье, изменяется новой техникой. Значительное местность в промышленности западноукраинских земель принадлежало добыче озокерита. Однако оно не набрало таких масштабов, действительно добыча нефти, и для началу XX ст. источник приходить в упадок. Незаурядное народнохозяйственное вес имела добыча каменной и кухонной соли, которая росла из возраст в год.

В 60-х — в начале 70-х годов западноукраинские земли достали железнодорожное сводка с Западом, которое было предопределено не токмо экономическими, все и военно-стратегическими рассуждениями. В 1864 г. железнодорожный дорога был доказан с запада сквозь Краков и Перемишль во Львов, сквозь 5 лет — в Черновцы, а в 80-ые годы — сквозь Стрый для Закарпатье. Впоследствии она соединила Львов с украинскими землями, которые входили в круг России. Однако железнодорожное строительство, которое в России и странах Запада вызывало бурное развитие тяжелой индустрии, для западноукраинских землях едва незначительной мерой содействовало развитию производства промышленной продукции, особенно лесной и строительных материалов. В результате прокладки железных дорог, хоть и было уменьшено в довольно некогда транспортные расходы для перевозку товаров, западный регион Украины стал легкодоступным источником сырья и рынком сбыта для фабричной промышленности западных провинций монархии Габсбургив.

Следовательно, фабрично-заводская занятие западноукраинских земель развивалась однобоко — расширялись добыча и первичная переработка сырья, а не действие готовой продукции. Такое закваска диктовало власть Австро-Угорщини, а также фальшивы капитал. Это негативно влияло для путешествие промышленного переворота, немудреный остановка которого приходился для 50—70-ые годы XIX ст.

В индустриальную эпоху западноукраинские земли вошли со значительными пережитками феодально-крепостнических отношений, сколько в сочетании из колониальной политикой центральных властей монархии Габсбургив и иностранного капитала тормозил их экономический взлет. Уже. в путешествие 80— 90-х годов в регионе возникли десятки средних и больших предприятий, выросла цифра фабрично-заводских рабочих. Быстро развивалась нефтяная занятие Галичины, особенно с конца 70-х годов. Существенные изменения в нефтедобыче состоялись с применением из 1887 г. глубинного бурения. Росли цифра паровых двигателей. За довольно десятилетий техническая оснащенность труда в нефтедобыче гораздо повысилась. В 1904 г. здесь насчитывалось 347 машин, тутто действительно в 1851 г. во всей галицкой промышленности работало 5 паровых машин. Ускорено применение машин привело к уменьшению количества рабочих в нефтедобывающей промышленности, в которой в начале XX ст. работало в среднем 5857 чел. насупротив 12 тыс. чел. в 1873 г.

В начале XX ст. нефтедобывающая занятие испытала техническую реконструкцию. Были закрыты небольшие колодцы, ямы, начали бурить скважины глубиной свыше 1000 м. Мощность паровых двигателей и двигателей внутреннего сгорания в Дрогобычском и Станиславскому горных округах достигла в 1910 г. вокруг 20 тыс., а в 1913 г. — около 50 тыс. к.с. В канун первой мировой войны в нефтедобывающей промышленности использовалось гораздо больше паровых двигателей и двигателей внутреннего сгорания, чем во всех других отраслях промышленности в целом. В результате применения бурильной техники росла добыча нефти. В 70-х годах он составлял 20—зо тыс. т для год, в 80-х годах — 40—70 тыс., в 1900 г. — свыше 325 тыс., а в 1909 г. — больше 2050 тыс. т. Позже он уменьшился, все оставался довольно высоким и в 1913 г. составлял 1,1 млн т. Больше токмо нефти добывали в районах Борислава и Дрогобыча.

Галицкая нефть переделывалась для австрийских и венгерских нефтеперегонных заводах. В путешествие нескольких лет австро-венгерское власть общий не позволяло зиждить нефтеперегонные заводы в Восточной Галичине. На вывозную неочищенную нефть ввели низшие пошлины, чем для вывозные нефтепродукты, поощряя беспричинно нефтедобычу и ограничивая переработку нефти для местах. В 1905 г. в Западной Украине ее очищалось едва 33,7 %, тутто действительно в австрийских провинциях, которые не имели собственную нефть, — 42,5 %. Это был одно из проявлений торможения монархией Габсбургив развития промышленности колоний — Восточной Галичины, Северной Буковины и Закарпатья;

Добыча каменной и кухонной соли в Галичине в 1861 г. составлял 65 тыс. т, в 1900 p.— 145 тыс., в 1908 г. — свыше 1800 тыс. т. Западная Украина давала 64 % добыче соли в Австро-Угорщини. Добыча соли была государственной монополией. Правительство устанавливало для нее высокие цены, и большинство крестьян страдало сквозь "соляного голода".

С конца 80-х годов XIX ст. в районе Карпат бегло начала развертываться лесопильная промышленность. В конце XIX ст. ежегодная рубка леса здесь достигла больше 6 млн м2. Почти 2/3 его составляла деловая древесина, подавляющее большинство которой вывозилось изза пределы края. В начале XX ст. Галичина ежегодно экспортировала 80—85 тыс. вагонов лесоматериалов. Мощность паровых двигателей для галицких лесопилках, которая в 1870 г. не превышала 120 к. с., в 1885 г. достигла 1,6 тыс., а в 1890 г. — 2,2 тыс. к.с. Это составляло 2/5 мощности всех паровых двигателей перерабатывающей промышленности края. Еще больше усилилось развитие лесопильни для рубеже XIX—XX ст. На западноукраинских землях в то век действовало вокруг 100 лесопильных заводов, для каждом из которых работало больше чем 20 чел.

Темпы роста мебельного производства и других отраслей деревообрабатывающей промышленности были больно медленными. Иностранный имущество не обнаруживал заинтересованность в их развитии, поскольку для этого нужны были значительные капиталовложения. Поэтому в Западную Украину приходилось ввозить готовы изделия из дерева. Даже кадки для пива в сей регион поставлялись из Чехии и Америки.

Шаг будущий предприняло лесохимическое производство. В конце 60-х годов в Большому Бычку для Закарпатье было построено первый, в 1880 г. в Тур’и Быстрому — второй, а в начале 90-х годов в Перечини — третий лесохимические заводы. Это были большие для то век предприятия, которые в конце XIX ст. насчитывали применительно 300—600 рабочих и вместе для год переделывали вокруг 300 тыс. складометрив древесины. В начале XX ст. были введены в склад лесохимические заводы в Сваляви и Выгоде.

Незначительные изменения состоялись в большинстве отраслей пищевой промышленности региона. К середине 70-х годов большой неестественный здание в Толкователи и более малая в Устю прекратили производство. Лишь в конце XIX ст. возникли два сахарных завода для Буковине. В 1913 г. начал заниматься неестественный здание в галицком городе Ходорови.

В начале XX ст. для западноукраинских землях действовало 5 больших государственных табачных фабрик (четыре в Восточной Галичине и одна для Закарпатье). Австро-венгерское власть и здесь обнаружило свое колонизаторское лицо. Западноукраинские фабрики едва незначительной мерой обеспечивали местные потребности в табачных изделиях и подавляющая отрывок их завозилась из центральных районов монархии Габсбургив.

Продукция легкой промышленности западноукраинских земель не могла успешно биться с австрийскими, венгерскими и заграничными промышленными изделиями и из-за этого развивалась медленно. Отставало, в частности, текстильное производство. Да, в Восточной. Галичине в конце XIX — в начале XX ст. действовало едва довольно текстильных предприятий. На наибольших из них было занято применительно довольно десятков рабочих.

В западноукраинских землях тяжелой промышленности около не существовало. Машиностроение было образованный слабо. В Закарпатье — в Длинном, Кобилецкий Поляне и Фридешови действовали металлургические заводы, где выплавляли чугун. На этих предприятиях использовалась обветшалая техника. Только здание в Кобилецкий Поляне был кое-что модернизированный в путешествие 1908—1912 гг. в связи с использованием машин. На нем производились колеса для паровозов, небольшие металлические багаж — топоры, есть и тому подобное. С 90-х годов XIX ст. оказались признаки концентрации производства для западноукраинских землях. Одним из проявлений этого было культура в 1892 г. картеля с целью нормирования цен для нефть. Лишь в путешествие 1905—1906 гг. возникло свыше 50 акционерных компаний из добычи нефти, наибольшими из которых были "Галицке-карпатске общество" с капиталом 16 млн крон, общество "Схидниця" с капиталом 10 млн крон, общество "Галичина" с капиталом 6 млн крон.

В первом десятилетии XX ст. в нефтяной промышленности ускорился дело концентрации предприятий. Количество их с 344 в 1907 г. (Сократилась перед 254 в 1910 г. Наибольшие 15 предприятий производили 75 % нефти, которая добывалась в Галичине.

В деревообрабатывающей промышленности Закарпатья из 1882 г. действовал синдикат "Мундус". Акционерный имущество синдиката составлял в 1910 г. Из млн, а в 1916 г. — 7,3 млн крон. Наибольший химический здание в Сваляви, построенный в 1910— 1911 гг., принадлежал будапештской компании "Сольва", акционерами которой исключая австрийских были английские, французские и американские предприниматели.

Создав банки, акционерные общества, концерны и другие монополистические объединения, иностранные предприниматели завладели основными отраслями промышленности Западной Украины, в первую очередь нефтяной.

Сначала господствующее положение в ней принадлежало австрийским предпринимателям, все с начала XX ст. начал делать немецкий капитал, а затем американский и английский капиталы. В 1911 г. английским капиталистам едва в Бориславовиче принадлежала 71 отверстие с 363, которые давали 1/4 нефтедобыче Бориславского бассейна. В 1912 г. немецкие и английские фирмы объединились в концерн, какой сосредоточил в своих руках 1/3 добычи нефти в бассейне, завладел всеми нефтепроводами этого района, четырьмя из семи большими нефтеперерабатывающими заводами. В 1913 г. в нефтяную занятие Прикарпатья начал сильно продираться и французский капитал. В канун первой мировой войны вложен в нефтедобывающую занятие Прикарпатья имущество оценивался в 310 млн австрийских крон, из них около 1/3 приходилась для австрийский капитал, 1/5 — для английский, применительно 12—15 % — для немецкий, французский и исконный галицкий, применительно 2 % — для американский и бельгийский.

Австрийский имущество занимал ведущие позиции в лесопильной и деревообрабатывающей отраслях промышленности. Иностранные предприниматели скупали для западноукраинских землях тысячи гектаров леса. Хищническая разработка лесных массивов приводила к уменьшению их площадей. Лишь около 1912 г. они сократились больше чем, для 1 100 гектаров.

С начала XX ст. австро-венгерская промышленность, в которой преобладали картели, особенно настойчиво начала завещать свою волю западноукраинской экономике. Картели поглощали в Восточной Галичине неусыпно предприятия, бытие которых было для них нежелательным. Почти невозможным было строительство новых фабрик и заводов, если это противоречило интересам соответствующих монопольных объединений.

Развитие промышленности, роста внутреннего рынка для западноукраинских землях требовали совершенствования путей сообщения. Однако начальник не спешили с их строительством. Строительство железных дорог, действительно и в предыдущие десятилетия, велось особенно из стратегических соображений. В путешествие 1870—1910 гг. железнодорожная козни во всей Галичине выросла для 1430 км. В 1910 г. она составляла 4120 км. Невзирая для это, западноукраинские земли были хуже обеспеченные железными дорогами, чем развитые страны Европы, а также западные провинции Австро-Угорщини. В 1900 г. в Галичине для 1 тыс. км2 территории приходилось токмо 45,7 км железных дорог, а для Буковине — 46,6, тутто действительно в Нижней Австрии — 98,8, а в Богемии — 114,1 км. В конце XIX ст. медленность железных дорог для Закарпатье составляла 500 км (3,3 % всех железнодорожных линий Венгрии).

Тенденциозное положение австро-венгерских правительственных и финансовых кругов к потребностям экономического развития западноукраинских земель оказывалось и в железнодорожно-тарифной политике. На первом промышленном съезде в Кракове в 1901 г. указывалось, сколько и государственные, и частные железные дороги своей системой транспортных тарифов поставили западноукраинские предприятия в неодинаковое положение против со своими австро-венгерскими конкурентами.

Экономическая отсталость западноукраинских земель отражалась для социальной структуре населения. Большие городов было немного. В начале 40-х годов XIX ст. свыше 10 тыс. чел. имели, исключая Львова (61 тыс. чел. в 1850 г.), едва 8 городов — Броды (18 тыс.), Тернополь (18 тыс.), Черновцы, Дрогобыч, Станислав, Самбир, Коломыя и Перемишль (по 10—12 тыс.). Наибольшие города Закарпатье — Ужгород, Мукачеве, Марамош, Сигет — насчитывали в конце 40-х годов применительно 6—7 тыс. чел.

В конце XIX — в начале XX ст. выросло городское житель Западной Украины. Да, цифра обитателей 19 галицких городов в путешествие 1880—1910 гг. увеличилась для 62,8 %. В 1880 г. частица жителей городов во всем населении составляла 17,1,ав 1910р. — 19,8%. Быстрее токмо росло житель Львова. Если брать в 1850 г. изза 100, то в 1910 г. населения города увеличилось для 286,5 %.

В целом житель западноукраинских городов росло в против небольших величинах, сколько свойственное аграрным провинциям. Да, для Закарпатье в путешествие 1869—1910 гг. городское житель увеличилось для 71 %, тутто действительно неусыпно житель выросло для 45 %.

Торгово-промышленное житель изза сей промежуток росло гораздо быстрее.

Невзирая для барыш населения городов, западноукраинские земли были отсталыми провинциями Австро-венгерской империи. В промышленности Галичины в начале XX ст. было занято едва 9 % население, а в сельском хозяйстве — 77 %. На Буковине в 1900 г. сельским хозяйством было занято 75 % население. В Закарпатской Украине в промышленности работало не более чем 5 % население.

Изложенное удостоверяет, сколько экономика западноукраинских земель была отсталой. Энергоресурсы всей Австрии в конце XIX ст. составляли 1 016 420 к.с. А для Галичину, в которой проживало около 1/3 житель Австрии, приходилось едва 56 500 к. с., как 5,57 %. Незначительное цифра паровых машин работали для предприятиях Закарпатья. В 1905— 1909 гг. их насчитывалось токмо 128 насупротив 119 в конце XIX ст. На предприятиях Буковины в 1889 г. было 297 паровых машин, сколько составляло 0,9% их количества в Австрии в целом. Большое вес для последующего технического прогресса промышленности мало строительство в начале XX ст. во Львове довольно большой (мощностью 10 тыс. квт) электростанции. В ряде других городов были введены в склад меньшие электростанции. Повышение уровня механизации производства способствовало значительному подъему производительности труда, росту в довольно некогда выпуске продукции фабрично-заводской промышленности, усилению и роли в экономике края.

В начале XX ст. для западноукраинских землях всеми видами промышленной деятельности было занято вокруг 300 тыс. чел. Из них промышленные рабочие составляли 62—63 тыс. чел. Они работали для 700 фабрично-заводских предприятиях. В Восточной Галичине действовало 600 промышленных предприятий фабрично-заводского типа, для которых было занято вокруг 40 тыс. рабочих. На железных дорогах и государственных предприятиях работало 6—8 тыс. чел. На Буковине в 1910 г. насчитывалось 35,5 тыс. рабочих, в книга числе 13,6 тыс. промышленных. Половину из них составляли фабрично-заводские рабочие, которые концентрировались для 80 предприятиях. На Закарпатье цифра фабрично-заводских рабочих в 1910 г. приближалась перед 7 тыс. чел.

Отраслевая строение западноукраинской промышленности оставалась однобокой и имела характер, типичный для колониальных территорий. Главную отрывок продукции давали отрасли, которые занимались добыванием и первичной переработкой местного сырья, — лесная, лесопильная и нефте озокеритовая. Другие отрасли были развитыми больно слабо. Это значит, сколько невзирая для значительные сдвиги в конце XIX — в начале XX ст. становления фабрично-заводской промышленности для западноукраинских землях вторично не завершилось.

В целом занятие украинских земель, которые находились в составе Австро-Угорщини, в путешествие XIX — в начале XX ет. предприняла значительные шаги вперед. Однако если в Восточной Украине шел дело индустриализации, то экономический развитие западноукраинских земель было для гораздо низшем уровне. Промышленный нововведение здесь, начавшись позже, чем в Восточной Украине, проходил медленнее и к началу первой мировой войны вторично не завершился. Западный регион, действительно и вся Украина, в начале XX ст. существенно отставал сквозь передовых стран мира. Это стало результатом в первую очередь грабительской антиукраинской политики Австро-венгерской империи, наличию многих пережитков Средневековья, засилия иностранного капитала. Без политической независимости Украины не могли в полной мере прозябать новые тенденции в социальном и экономическом развитии. Он был типичным для колониальных империй.