Отношения собственности


Вопрос дабы рассмотрения ·Яки есть функциональные формы собственности ·Що является доминирующим объектом собственности В чем заключаются особенности земли и информации как объектов собственности · Какие преимущества корпоративной формы собственности 1. СУЩНОСТЬ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

Фундаментом всей системы экономических отношений являются отношения собственности.

Различают экономическую и юридическую трактовки собственности.

С экономической точки зрения добро отображает, с одной стороны, отношения между людьми согласно поводу присвоения средств производства, гектара из другого — способ сочетания рабочей силы со средствами вироб­ництва.

С юридической точки зрения добро характеризует отношения относительно присвоения, владения и использования человеком разных ценностей (материальных, духовных). Собственность реализуется в разных функциональных формах (рис. 16).

Рис. 1. Формы собственности

Конституцией Украины определенно частную, государственную и кому­нальну формы собственности. В отдельных случаях выделяется колектив­на (кооперативная, акционерная) платье собственности. В ст. 41 Конституции Украины записаны: «Граждане дабы удовлетворения своих потребностей могут пользоваться объектами права государственной и коммунальной собственности в соответствии с Законом.

Никто не может быть противоправное лишенный права собственности. Право частной собственности является нерушимым».

Отношения собственности выполняют системоутворювальну функцию в структуре экономических отношений. Они определяют: • способ сочетания рабочей силы и средств производства; • социальную структуру общества, его деление для классы; • обличье использования и потребления созданного в процессе ви­робництва продукта; • специфику обмена и распределения создаваемого продукта; • мету производства и обличье управления экономическими про­цесами.

2. ЭВОЛЮЦИЯ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

Еще не беспричинно давно сама положение вопроса сравнительный историзме отношений собственности, возможности их эволюционного развития при­стосування к условиям производства, которые неизменно изменяются, вважа­лася ошибочной. В экономической литературе господствующей была степень зрения, который качественные изменения в определяющей структуре экономической системы сус­пильства — отношениях собственности — возможны лишь для революционной основе, методом «экспроприации». Так было во эра революции 1917р. в России, если отношения собственности были изменены силой: частная добро была уничтожена. На ее основе была образована загальнодержав­ну собственность. В настоящее эра всетаки более очевидной становится недостаточная корректность такого подхода. Собственность развивается изза собственными законами.

В связи с этим появляется весь естественный вопрос: в чем значение И процессу исторической эволюции собственности, для какой основе он развивается, какие факторы его предопределяют?

Структурная собрание отношений собственности определяет многоаспектность процесса ее исторического развития.

Собственность характеризует способ взаимодействия человека с природой.

Определить суть эволюционного развития отношений собственности дозволительно лишь с учетом общей направленности цивилизационного прогресса, какой подчинен интересам человека. Каждая новая, высшая согласно своему содержанию стадия в развитии отношений собственности принужден рассматриваться, исходя из качественных изменений в способе взаимодействия человека с природой, характере присвоения средств и результатов ее труда в инте­ресах развитии богатства личности. Из этих позиций имеет анализува­тись и развитие разных форм собственности, конкретно историческая су­купнисть которых определяет структуру и жалованье производственных отношений того если другого общества. Каждая функциональная платье собственности имеет оцениваться из позиций заложенных в ее структуре возможностей ство­рення с учетом уровня развития производительной силы труда люди­ни, оптимальных условий дабы подчинения производственного процесса целям И интересам ее всестороннего развития.

ИНДИВИДУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ КАК ИСХОДНОЕ ЗВЕНО ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

Ядром совокупности отношений собственности, их исходной структурой являются отношения индивидуальной собственности. При этом добро для имущество производства рассматривается из позиций развития человеческой личности, ее общественной природы.

Индивидуальная добро человека характеризует производительную силу ее труда.

В этом понимании имущество производства рассматриваются не лишь как итог воплощения прошлого труда человека, всетаки и как производительная достоинство И ее труды. Имеется в виду то, который материально-уречевлени имущество производства в процессе производительного потребления их трудом люди­ни приобретают качественно новые признаки. Они теряют приманка сугубо при­родни характеристики и превращаются в рабочие органы человека, общественную производительную силу ее труда и особенный объект ее индиви­дуальной собственности.

Следовательно, специфичность производительной силы труда как объекта инди­видуальной собственности заключается в том, который она есть неотъемлемой лан­кой общественной природы человека, структурной целостности ее лица.

Этим предопределяется исключительное власть каждого человека не лишь свободно пользоваться, всетаки и править своей производительной силой, ви­користовувати ее ценности в собственных интересах.

Индивидуальная добро человека для общественно производственную силу ее личного труда как из исторической, беспричинно и логической точки зрению характери­зуе сущностную основу собственности вообще, ее качественную природу, то, без чего отношения собственности весь не существуют. В то же эра в этой интерпре­тации отношения собственности кроме не рассматриваются в органическом единстве содержания и формы. Здесь кроме отсутствуют те цепи, которые связывают добро со всей системой экономических отношений, для основе которой она реали­зуеться. На этом уровне добро рассматривается вне специфических характеристик, как «вещь в себе».

Общественная природа лица, структурным элементом которого является индиви­дуальна собственность, конституируется лишь в процессе производительного труда человека.

Индивидуальная добро человека для ее производительную силу не может быть отделенной через производительного труда. Она фор­муеться и реализует себя лишь в этом процессе. Следовательно, тождественность труда и собственности характеризуется как изображение одно из фундамен­тальних законов экономической теории.

Данный основание определяет, во-первых, одно из наиболее принципиальных положений экономической теории — условия о трудовом характере собственности и как итог этого объективную обусловленность сочетания в одном лице работника и владельца; во-вторых — исключительное власть каждого работника для присвоение, пользование и розпоря­дження результатами своего труда.

Действие экономического закона, какой характеризует тождественность труда и собственности, определяет общецивилизационную логику развития производственного процесса, его подчинения непосредственным интере­сам производителя и владельца. Однако в этом случае ладить речь лишь о за­гальний стержне эволюционного процесса, какой для каждом историч­ному этапе развития имеет свое специфическое воплощение. Последнее реали­зуеться через пря формообразования собственности. Поэтому предлагать о конкретном механизме функционирования отношений собственности для книга если другом отрезке истории дозволительно лишь, проанализировав всю собрание функциональных форм собственности, которые действуют в соответствующей структуре экономических отношений.

ПРИНЦИПЫ ФОРМООБРАЗОВАНИЯ СОБСТВЕННОСТИ

Что же является исходной основой развития процесса формоутво­рення собственности, какие объективные факторы определяют структуру и прин-иипи складка ее отдельных функциональных форм и видов?

В принципиальном плане отражение для поставленные вопросы есть до­сить очевидной.

Каждая функциональная платье собственности должна отбивать насам-иеред степень зрелости общественного деления труда, быть адекватной структуре и степени сложности общественной производительной силы |шо используется в производстве.

Форма собственности определяется спецификой общественной продуктив-иной силы труда как объекта индивидуальной собственности человека. Покли-икана делать самые оптимальные условия дабы реализации этой силы, Ивона не может быть выше если ниже, чем стадия развития остан-инеи. Любые «забеги» будущий (так же, как и отставание) в про-|цсси формообразование собственности через достигнутого уровня производительной :или общественного труда негативно отразятся для развитии ее и в кинце-ивому итоге будут препятствовать экономический прогресс.

В условиях товарного производства и рыночных отношений лишь борьба способна обнаружить эффективность определенной формы влас-юсти против с другими и перспективы ее экономического видтво­рення.

В то же эра условия сравнительный объективной обусловленности процессу фор-имоутворення собственности уровнем и характером развития общественной про-идуктивной силы труда человека не должен абсолютизироваться. Еко-иномични явления и процессы всегда являют собой многомерную струк-итуру. Такими же многомерными являются и причинно-следственные связки, который "определяют логику их развития. Отношение собственности не является здесь исключением. Находясь в постоянной динамике, они испытывают для себе влиянию не какого-то отдельного фактора, а широкого спектра социально-экономических, политических, внутренних и внешних факторов, а также культурно-национальных условий и традиций того если другого общества. Шс, в конечном итоге, определяет не лишь структурную множественность |но и возможную альтернативность процесса формообразования.

Более того, как свидетельствует практика, формы собственности реализуют |ссбе не в чистом виде.

Каждая платье собственности согласно своему содержанию многоструктурна. Ивона непременно содержит разнообразные структуры — новые и старые, те, которые отживают И лишь который рождаются, стимулируют и в то же эра стри­мують процессы экономического развития.

Каждая платье собственности согласно своей природе историческая. Она жизнеспособна лишь тогда, если определенные ее экономические пределы. Виник­нувши благодаря действию определенных объективно детерминированных факторов и пе­редусим едва воздействием структурной специфики общественной продуктив­ной силы труда, в условиях, если действие этих факторов прекращается, она может и принужден быть замененным другой, более прогрессивной формой. Любое консервирование развития функциональных форм собственности не­одминно приводит к застойным процессам, сдерживает развитие про­дуктивних сил, тормозит всесветный прогресс.

Именно беспричинно происходил пря становления приватно-капиталистич­ной формы собственности, ее элементарные структуры появились уже у XIV ст. в виде простого мануфактурного производства в северных городах Италии и Нидерландах. Позже, начиная с XVI и к XVII ст., видбу­вався пря первичного нагромождения капитала, опять-таки пов’я­заний с утверждением частно капиталистического предпринимательство. Однако и в сей довольно длинный опилки времени технологическая структура, основанная для ручном труде и примитивных орудиях производства, не давала помогать капиталу весь преодолеть системные связки фео­дальних отношений. Идет речь сравнительный отчуждении человека через земли как ос­новного имущество производства и превращения ее рабочей силы для бесцеремонный объект покупки-продажи.

И лишь в первой трети XIX ст., достав в результате завершения промышленной революции адекватную себе изза степенью зрелости, заснова­ну для механизации производственных процессов материально-техническую базу, частно капиталистическая добро утверждалась как господствующая структу­ра экономического базиса общества.

Иначе развивались экономические процессы в странах, которые стали для конец государственного социализма, где образовалась авторитарно-бюрокра­тична система. В структуре их хозяйств общественная добро была установлена силовым методом без соответствующей связи с прогрессом производительных сил, для основе и в процессе которого лишь и могут быть созданы предпосылки дабы высшей степени суспильно-историч­ного процесса. Это, в конечном итоге, и определило общую неста­бильнисть экономической системы общества, ее саморозпад. «Капита­листична собственность, — писал согласно поводу этого в начале 30-х годов XX ст. доктор и политический воротила Германии К. Каутский, — неодмин­но довольно очнуться в тех случаях, если кроме не создано об’ек­тивних условий дабы хозяйственной организации, более прогрессивных, чем капитализм, если даже временно и удалось разгромить капиталистич-ииу добро насильственным путем» (Каутский К. Материалистическое суждение истории. - М., 1931. - Т. 2. - С. 434). Пидтвердив-це положения, события, которые развернулись в прежнем СССР и Иших восточноевропейских странах, поднесли довольно верный зк того, насколько неблагонадежный в политике и общественной практике юрувати требования объективных экономических законов.

ДОМИНИРУЮЩИЙ ОБЪЕКТ СОБСТВЕННОСТИ

История удостоверяет, который каждому типу цивилизации прита­манний особенный дабы условий ее развития главный объект собственности, какой в своем конкретном воплощении полнее лишь видби­вае способ взаимодействия человека с природой, достигнут степень общественно производительной силы ее труда и в соответствии с этим формационные особенности присвоения средств и результатов производства.

Для доцивилизацийних этапов развития человечества таким объектом было естественная область — земля и нынешний для ней тварин­ний и растительный мир, которые в своей целостности органически сливались с субъектом их присвоения — первобытным человеком. При этих условиях члены первобытных общественных образований — семьи, рода, общины — неосмисле-но воспринимали внешнюю среду, которая их окружала, как естественную предпосылку собственного существования и неорганическое продолжение своего тела.

Доминирующим объектом собственности аграрной цивилизации стала зем­ля, которая благодаря развитию общественной производительности труда поступо­во превратилась из коллективной основы существования человека для видо­соблений способ ее производственной деятельности.

Особенность земли как средству производства заключается в том, который она в своей первобытной основе не является результатом человеческого труда, а потому не может быть объектом собственности в сугубо экономическом понимании. С теоретической точки зрения земля может использоваться лишь как общее имение лишь общества. Как приказывать в Святом писании, Бог дал землю «всем сыновьям человеческим», то есть всему человечеству, всем людям совместно. Именно этим, согласно Библии, определяется подобие всех людей и каждой отдельной пересказы согласно отношению к общим условиям обитания и жизнедеятельности.

Можно сослаться и для высказывание одно из известных английских еко­номистив XIX ст. Дж. С. Милля, какой писал в «Основах политической экономии»: «Поскольку основополагающий закон собственности заключается в предоставлении всем гарантий для владение тем, который создано их трудом и накоплено благодаря их бережливости, сей закон неможли­во применить к тому, которое не является продуктом труда, — к обрабатываемой субстанции земли». «Земля не созданная человеком», — продолжал Дж. С. Милль. — Потому она должна быть «достоянию всех людей». Пору­шення этого принципа приведет к тому, который «только который рожденный для мир обнаружит, который всетаки дары природы уже присвоены другими и тем, который лишь который появился, не осталось места. Понятно, который это уже является пев­ной несправедливостью». За этими рассуждениями был сделан та­кий вывод: «Государство может гулять в роли единственного землевлас­ника, а земледельцы должны быть арендаторами, которые удерживают приманка дилян­ки для основании срочного если бессрочного договора».

По показаниям этнографов, для ранних степенях развития людско­го общества земля не была объектом индивидуального (частного) присвоения. «Коллективная добро для землю, — писал согласно поводу этого Л. Морган (Древнее общество если испытание линий чело-веческого прогресса вот дикости через варварство к цивилизации. — Л., 1935), — была ... общим явлением у варварских племен». К такому же важному с точки зрения понимания логики историч­ного развития вывода пришел и известен российский исследователь М. Ковалевский, «Этнография и история, — подчеркивал он, — свидетельствуют о том, который индивидуального присвоения земли и ее продуктов для первых степенях развития человечества не существовало» (Очерк проис-хождения и развития семьи и собственности. — М., 1939).

Однако общественная обычай внесла и в сей вопрос приманка коррективы. В исторических пределах аграрной цивилизации в разных районах земного шара в соответствии с природно-климатическими и другими условиями производства сформировались три специфических (локальные) цивилизации — азиатская, ан­тична и германская. В условиях азиатской цивилизации, дабы которой была характерная екстен­сивна платье производственной технологии, сохранилась общественная (племенная если общинная) добро для землю.

В античной цивилизации господствующей была частная добро для зем­лю, которая стала основой интенсивной общественно производственной технологии.

Своеобразная платье собственности для землю сложилась в условиях развития германской цивилизации. В соответствии с трудовой деятельностью древних германцев, которая основывалась для экстенсивно интенсивной технологии, здесь достала развитие смешанная платье собственности, около которой владельцем земли выступали зараз общество (семья) и владыка семьи. Полностью при­родно, который эта разделение в своем последующем развитии зумо­вила специфические характеристики разнообразных локальных струк­тур феодализма — общественной формации, дабы которой добро для зем­лю стала фундаментом экономической структуры.

Впоследствии экономическая обычай доказала, который земля как экономический тариф наиболее эффективно используется тогда, если она находится в частной собственности товаропроизводителя. Однако и в этом случае Государство хранит изза собой функцию контроля изза ее рациональным с точки зрения интересов лишь общества использованием. Конституцией Украины (ст. 14) гарантируется власть частной влас­ности для землю: «Земля является основным национальным богатством, которое находится едва особенной охраной государства. Право собственности для зем­лю гарантируется. Это власть набуваеться и реализуется гражданами, юридическими лицами и государством в соответствии с законом».

В интервал развития индустриальной цивилизации, в частности машин­ного производства впервые в истории доминирующим объектом собственности стали созданы человеком предметы производственного назначения, пе­редусим орудий труда. Необходимость высокой концентрации индуст­риальних средств производства обусловила ускорение разрыва между пра­цею и собственностью, отрыл рабочей силы через объективных условий ее про­дуктивного использование. Как следствие, имущество производства, видчу­жени через рабочей силы, приобрели формы капитала, какой превратился в основу производственных отношений индустриального общества. Согласно И этим частная добро для имущество производства стала панив­ной формой экономической системы капитализма.

Принципиально новые процессы в отношениях собственности зарождаются в связи с развитием современной технологической революции и станов­ленням постиндустриальной структуры производства. Доминирующим объектом собственности становится информация, которая воплощает в себе наипаче расходы интеллектуальной рабочей силы. Последняя, в различие через робо­чеи силы, которая используется в традиционных отраслях экономики, незаметно теряет работоспособность отчуждения через своего владельца. Она перестает быть товаром в традиционном понимании. В то же эра следует ура­ховувати и коренные изменения в структуре информационной экономики, процессы деконцентрации и индивидуализации производства, а также другие превращения технологического способа производства. В своей сукуп­ности они приводят к всетаки большему обесценению тех экономических принципов, для которых в эпоху индустриализма основывалось отчуждение через труженика производительной силы его труда, развивалась приватно-ка­питалистична добро для имущество производства.

Логика современного экономического развития удостоверяет ефек­тивнисть смешанной многоукладной экономики рыночного типа, которая функционирует для органическом сочетании разных форм собственности и использовании дифференцированных механизмов регуляции и уп­равлиння ими.

На этой основе, с одной стороны, осуществляется демократизация видно­син собственности, из другого — ограничиваются экономическое место и диапа­зон функционирование классических форм частно капиталистической собственности, которая утверждалась и достала всестороннее развитие в условиях инду­стриальной системы. Имеется в виду ее эволюционно позитивное само­заперечення и образование для ее месте экономических отношений прямого сочетания рабочей силы и средств производства. Благодаря этому ство­рюеться основание дабы непосредственной реализации индивидуальной (частно трудовой) собственности человека для производительную силу ее труда, то есть дабы выхода этого основного звена экономических отношений для степень общецивилизационных принципов развития.

2. НОВЕЙШИЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ

Эволюционный пря развития выдвинул для доминирующие позиции корпоративную (акционерную) форму собственности. Теперь в экономике роз­винених стран мира корпорации (акционерные предприятия) есть наиболее динамической ведущей структурой экономики. В США их частица в общем объеме реализованной продукции составляет едва 90 вид­соткив. В западных странах для корпоративную форму собственности припа­дае 80-90 процентов общего объема производства.

В чем же преимущества корпорации перед классической формой приват­ного предпринимательства? Что обеспечило ей освобождение для ведущие позиции в сфере бизнеса? Ответить для эти вопросы непросто из-за того, который ладить речь о разнообразных факторах, которые следует учитывать. Но наиболее значимым здесь есть вот что. Особенность корпоративной формы собственности поля­гае в том, который она, с одной стороны, хранит через владение отдельными лицами акциями всетаки то позитивное, который несет в себе приват­на добро (предпринимательский интерес, инициативу, свободу выбора, безудержную погоню изза нагромождением личного, а следовательно, и суспиль­ного богатства, власть бессрочного наследования). Более того, кор­порация преумножает частную собственность. Лицами, которые владеют апиталом и получают из этого прибыль, становятся всетаки больше граждан.

В то же эра сословие преодолевает ограниченность, присущую кла-рсичний форме частной собственности. Формируя общую структуру корпорации и храня себя в ней лишь как юридическую институцию владения, частно капиталистическая добро вместе с тем отрицает себя экономически: она реализуется через более зрелые — коллективные — формы организации производства. Идет речь о реализации через струк­туру корпорации известной формулы о «позитивном возражении при­ватной собственности».

Красноречивым является исторический аспект становления и развития кор­порации. Первые акционерные общества появились кроме в начале мину­лого век. Однако, невзирая для их очевидные преимущества, законодательство всемерно сдерживало их развитие. Достаточно сказать, который дабы того, дабы получить дозволение для суть корпорации, надо было специальное приговор законодательных органов если королевской власти.

Положение изменилось лишь в начале нынешнего века. Теперь в соответствии с законодательством многих стран мира корпорации могут создаваться дабы любых целей, причем без обязательного доз­волу законодательных органов.

Достойные внимания и те преимущества корпоративной формы собственности, который ви­значають ее конкурентоспособность. Это лишь высокая виробни­ча гибкость и помогать аккумулировать капитальные ресурсы и имущество всякий принадлежности.

Корпорация является едва безукоризненным механизмом дабы мобилиза­ции наибольших сумм капитала. Это — самая демократическая платье собственности.

Особенное значение имеет социально интегральная занятие корпо­рации. Если частно капиталистическая добро в ее классическом воплощении дезинтегруе общество, породжуючи этим самым сложные социальные проблемы общественного развития, то корпорация, напротив, создает экономические предпосылки дабы социальной интеграции подолан­ня отчуждение человека. В связи с этим следует обратить почтение для то, который в процессе функционирования корпорации происходит беспричинно называемый про­цес деперсонификации большой частной собственности для имущество производства. Это находят выражения в потере отдельными владельцами ка­питалу контроля над его функционированием.

До недавнего времени, если шла речь о корпорации, то, как правило, наголоувалося, который она есть средством «ограбления» миллионов акционеров лицами, которые удерживают контрольный опилки акций. Теперь же ситуа­ция во многом изменилась. Если в 1929 г. в США из 200 найбиль­ших корпораций контрольным пакетом акций владело 6 частных лиц, то в 1964 г. таких весь не существовало.

Как метафора дозволительно навести известную корпорацию АТТ (изделия те­лекомуникации), которая входит в первую десятку наибольших компаний США. В настоящее эра ее акционерами является более чем 2 млн лиц, ни одна из которых не владела акциями более чем 1 барыш общей суммы акционерного капитала. Такое распыление акций характерно и дабы многих других корпораций. Именно благодаря этому господство ими осуществляют не при­ватни владельцы, а профессиональные управляющие, каких Дж. Гелбрейт назвал техноструктурой. «Власть людей, которые управляют ею (корпора­циею. — А. Грамм.), — писал он, — не зависит больше через частной собственности» (Новое индустриальное общество. — М., 1969).

Следовательно, ладить речь о процессе качественной эволюции механизма реализации частной собственности, ее структурной перестройки. Распыление влас­ности, как пишет согласно поводу этого Б. Гаврилишин (Указатели в май­бутне. — К., 1990), является в настоящее эра доминирующей реальностью. Это предопределяет коренную смену роли этого звена экономических отношений в системе предприятия, уменьшает помогать осуществления частным власни­ком прямого контроля над средствами производства. В конечном итоге эти процессы раскрывают жалованье утверждения «собственность без начальник и превосходить без собственности». Изменилась основа власти. Сначала она была производной через собственности. Впоследствии превосходить сместилась в сторону компе­тенции, технической возможности обезопасить экономическое ефектив­не использование ресурсов.

Заметим, который сословие не с застывшей формой собственности. Она эволюционирует. Следует обратить почтение для качественно новость явление в роз­витку корпоративной собственности, которая приобретает всетаки большой важность в последние десятилетия. Идет речь о «революции» в структуре кор­порации, связанную с передаванием определенной части акционерного капитала наемным работникам того предприятия, где они пра­цюють.

Начало развития превращений корпоративной собственности, которые рассматриваются, было положено принятым Конгрессом США в 1974 г. согласно специальному плану развития акционерной собственности зако­ном. Содержание его сводится к осуществлению широкой системы мероприятий, направленных для привлечение работников к акционированию. В следующие годы Конгресс США принял кроме свыше 20 законодательных актов, которые способствовали распространению этих процессов.

Законы о собственности рабочего для заключение 80-х годов было прий­нято также в 19 американских штатах. За счет полученных при­буткив если кредитных ресурсов корпорации скупают опилки своих акций и создают беспричинно называемый акционерный фонд персонала, из средств которого формируются акции работников этой компании. В соответствии с решением Конгрессу США компаниям, которые осуществляют такую социализа­цию корпоративной собственности, предоставляют долгосрочные налоговые пре­ференции и другие льготы.

Как свидетельствует статистика США, в 1975 г. насчитывалось 1601 ком­пания, который весь перешли в господство трудовых коллективов, а в 1988 г. — 9700. Соответственно увеличились и величина работающих — из 243 тыс. загодя 9,7 млн. В 1990 г. величина таких компаний выросла загодя 10 275, а контингент занятого для них персонала — загодя 10,5 млн лиц, которые составляют едва 10 процентов активной рабочей силы. В США это такие известные процветающие фирмы, как «Авис», «Морган стенли», «Локхид», «По-лароид». Подсчитано, который производительность труда и рентабельность в корпорациях этого типу являются выше, чем для аналогичных предприятиях других форм собственности. За оценками финансовой комиссии Сенату США загодя 2000 г. 25 процентов всех рабочих и служащих может случаться влас­никами предприятий, где они работают.

Постоянное усовершенствование акционерных форм развития виробниц­тва способствовало существенному росту числа владельцев акций. В начале 50-х годов в США насчитывалось вокруг 6 млн акционеров. Сегодня величина их приблизилась загодя 50 млн. В целом в странах Запада общество третий взрослый житель является акционером. То пассаж не лишь в количественных превращениях. Важнейшими являются качественные изменения в со­циальний структуре общества, которые происходят благодаря этим проце­сам. Акционерная добро вносит существенные коррективы в способ взае­модии рабочей силы со средствами производства. На основе формирования элементов прямого сочетания их преодолевается отчуждение рабочего (пра­цюючего) через средств и результатов труда, управления производством. В конечном итоге происходит пря превращения працивни­ка для совладельца средств производства. Достигается тождественность труда и собственности.

Работник изза своим социальным статусом становится работающим владельцем.

Благодаря этому создаются условия дабы непосредственной реали­зации индивидуальной собственности человека для производительную силу ее труда то есть дабы выхода этого основного звена экономических отношений для степень общецивилизационных принципов развития.

Характерным является то, который во эра разгосударствления и приватизации в Украине подавляющего развития приобрела корпоративная платье собственности. Корпоративный сектор сегодня доминирует в украинской экономике. Состоянием для 1 января в 1998 г. для него приходилось 52,4 процента общего количества предприятий, для которых производилось 55,7 процента промисло­вой продукции. Показательным является и то, который 21 млн граждан Украины стали владельцами акций и земельных паев (табл. 4). Однако незрелость рин­кових отношений в Украине мешает полной реализации гражданами своих прав как акционеров. Впоследствии сей недостаток довольно преодолен.

Всестороннее развитие корпорации не является единственным процессом, который доко­ринно изменяет отношения частно капиталистической собственности, пози­тивно отрицая ее сущность.

Не для лишь высокой частицы корпораций в вироб­ництви валового национального продукта, в странах Запада не лишь не уменьшается, а, наоборот, растет величина предприятий, что

Таблица 1. Структура собственности промышленности Украины изза 1998 г.

Форма собственности

Частица изза количеством предприятий по объему производства

Государственная 19,9 32,1 в книга числе: общегосударственная коммунальная 16,3 3,6 31,7 0,4

Коллективная 79,1 67,7

Частная 0,7 0,1

Собственность мижна­род­них организаций и юридических лиц других государств 0,2 0,05 один находятся в индивидуальной частной влас­ности. Это беспричинно называемые малые предприятия, которые в последние десятилетия получили значительное развитие. В отдельных странах Запада для них приходятся загодя 40 и больше процентов выработанной продукции. С точки зрения перспектив экономического развития, понимания того, который частно трудовая собственность, для которой основывается смелый этих предприятий, не лишь не свертывается, всетаки и количественно растет, случай довольно ва­гомий.

Преимуществом этих предприятий является высокий динамизм, способность, с од­ного стороны, быстро приспосабливаться к рыночному спросу, какой по­стийно изменяется, из другого, — аккумулировать технические нововведения. В Украине малые предприятия также быстро развиваются.

Сложные и противоречивые процессы происходят в связи с пере­творенням информатика для ведущее звено производственного процесса, а самой информации — для главный объект собственности, основную форму богатства общества. Формируя основу интеллектуальной собственности, последняя, в различие через собственности для материально-уречевлени И имущество производства, не может себя реализовать для сугубо частной И основе. Следствием этого является то, который прогрессирующее сужение для основе И развитию постиндустриальной технологии сферы труда как деятельности из создания предметно-уречевлених материальных благ И означает одновременное свертывание сферы господства частной собственности.

Для того, дабы ориентироваться в содержании этих процессов, следует загодя лишь 1 обнаружить специфические черты информации как товару, какой незаметно превращается в главный производственный доход постиндустриального общества. Информация как носитель стоимости есть объектом покупки и продажи и в этом отношении мало чем отличается через обычного И товара — услуги, которая является объектом частной собственности. В странах, Во который становятся для конец постиндустриального развития, усиливается конкурентная борьба изза владение ею. Более того, происходит пря монополизации информации, превращения ее для непосредственной В объект частной собственности, институцию экономической власти. В соответствии с этим формируется новая социальная прослойка людей — владельцев информации.

Информация имеет и другую сторону, действие которой стимулирует развитие обратного процесса — обесценение отношений частной собственности. В Идет речь о специфике потребительского использования информации как У товара. Информация в процессе своего производительного потребления не исчезает. В различие через обычного товара информация около ее продаже не отчуждается через своего владельца. Последний избавляется лишь полной монополии для ее использование. Однако он может продать ее повторно. То же может исполнять и покупатель. В конечном пидсум­ку достают двойной результат. Информация теряет работоспособность отчуждения через своего непосредственного производителя — человека. В то же эра для почве ее всестороннего развития формируется общая ду­ховна собственность, которая является фундаментом нагромождения интелектуально­го потенциала общества.

Вот как описывает эти процессы О. Тоффлер. Если кто-то владеет зем­лею и выращивает для ней урожай, то никто другой не может выращивать для этом самом участке земли особенный урожай. Если какое-то некрасивый имеет в своей собственности собирательный конвейер, то сей конвейер также не может вико­ристовуватись как объект собственности кроме кем-то другим. Однако, если данный субъект владеет информацией, то эта самая информация может случаться собственностью и другого лица.

Какие же выводы делает, анализируя эти процессы, американский ученый?

Если дабы индустриального общества, согласно его мнению, главным материальным элементом в структуре собственности была добро для зем­лю, здания, машины, имущество промышленного производства, то в настоящее время, если США переходит к информационному обществу, основой собственности становится невещественная субстанция. Важнейшим в ее характеристике является то, который она становится общим общественным достоянием, превращается в общую духовную собственность. Каждый может пользоваться этой собственностью совместно. Это принципиально новая платье собственности.

Следовательно, для новом витке общественного прогресса происходит не буржуазный экономическое прекословие специфической дабы индустриальной сис­теми частно капиталистической собственности, а диалектическое снятие видно­син собственности вообще. Эти отношения незаметно отходят в пидвали­ни всей экономической системы общества, уступая качество прин­ципово другим системоутворюючим структурам.

Как следствие, наедине из важнейших критериев формационного развития — мера собственности — испытывает настолько глубоких пере­творень, который в конечном итоге теряет помогать подчиняться свою главную формационно образовывающую функцию. Функция собственности, которая является основой формирования социально классовых отношений, властных и управленческих структур общества, незаметно самозаперечуеться.

Именно для этих методологических принципах построена дрессировка гранич­ной полезности, для которой основаны неоклассические школы экономической теории. Важнейшим постулатом этой теории является условия о том, который любые производственные структуры могут быть предметом еконо­мичних отношений, если они являются редкими. Идет речь о том, который их экономическая значимость наоборот пропорциональна к их наличию. Это касается оценки экономической полезности не лишь определенного то­вару, всетаки и, как сравнительный этом писал наедине из основателей теории предельной корис­ности известный австрийский экономист Карл Менгер (Основания по-литической зкономии. Общая часть: Пер. с нем. — Одесса, 1903), собственности в целом. Собственность как экономическая категория, отмечал он, является не произвольным изобретением, а наоборот, лишь возможными орудиями решения тех проблем, которые навязаны нам природой, то есть невидпо­виднистю между потребностью и доступным количеством благ, которые есть в нашем распоряжении. Это дает помогать подчеркивает австрийский ученый, зро­бити коллегия о том, который около условиях, если довольно достигнуто равновесие между потребностью и доступным количеством благ, добро для них весь втра­тить свою экономическую значимость. Она исчезнет.

Конечно, современные процессы в отношениях собственности развиваются изза более сложной схемой. Однако в своей принципиальной постановке условия К. Менгера не может склонный сомнению. Она не лишь нау­ково корректная, всетаки и такая, которая создает соответствующую методологическую осно­ву дабы понимания принципа историзма отношений собственности, логики их эволюционного самозаперечення.