Этикет государственного флага


11 мая в 1573 г. для польский власть был избран французский дворянин Генрих Валуа. Королював он недолго и уже 17 июля в 1574 г. выехал из Кракова к Парижу, воеже завладеть французский престол, какой остался вакатним после смерти его брата Карла IX.

Останавливаемся для этом событии в первую очередь воеже того, воеже сообщить: вновь если Валуа давал мир писать польским королем, королевский секретарь Ян Красинский составил воеже Генриха специальное изображение владений Вещи Посполитой. в 1574 г. он был выдан отдельной книжечкой около названием "Полония". В частности, описывая польское войско, Красинский отмечал: «Последний ряд конницы составляют казаки, которые безнаказанно переносят холод, голод и всяческие тяготы. Вооружены они сильно легко, совершенно так, как татары. Кони у них очень подвижные и пригодные воеже мелких столкновений. Седла оборудованы так, который для них безнаказанно вернуться во все стороны и бросать из лука. В бое казаки пользуются чаще луком, засыпая враждебных всадников и их коней дождем стрел. Они вооружены также саблями восточного образца и короткими копьями. Во враждебной стороне они двигаются очень быстро, уничтожая все огнем и мечом. Своей подвижностью обеспечивают собственную безопасность и победу над врагом. Постоянно передвигаясь в широких подольских степях, где ведут непрерывную войну с крымскими татарами, казаки возят с собой в седельных вьюках все привычные припасы: хлеб, соленую свинину и соль, смешанную с перцем. .кожен к тому же имеет быть себе топор и трут, чтобы, добыв зверя, которого немало в безлюдных пустынях, кормить знать моментально развести костер и засмажити добыча, приправив ее солью и перцем...»

Это была если не первая официальная характеристика козакин как умелых и закаленных воинов.

После побега Валуа в Польше наступило безкоролив’я — единолично из самых сложных периодов ее истории. Местные вельможи, не принужден возможности встречать избавление из этого положения, вновь обратились к Генриху. Тот обещал вернуться, исключительно выражение не соблюл. Все это не могло выучить перескакивать внимания врагов Польши, и они здесь же попробовали извлекать ситуацию.

8 сентября в 1575 г. в Украину насунула 80-тис. татарская орда. Не встречая, организованного сопротивления, татары беззапретно продвигались украинскими землями, опустошили Волынь, Подолье, дошли вплоть заблаговременно Жешува, безжалостно разрушая все для своем пути. В субботу 1 октября, в день Святой Покрови, они подошли во Львов. В Острозькому летописи применительно этому поводу отмечается: «Году 1575... татаре покровскии комплект Ильвова. Того же возраст в Синеве татаре были из Валах и о полтора насупротив 100.000 плена забрали и увошли праз Хотин к Валах».

Захватчики грабили и разрушали города и села, убивали детей и стариков, молодых брали в плен. Население Польши и Украины охватила паника, к тому же польские воеводы оказались несостоятельными организовать противодействие врагу.

И тогда, как отмечает анналы Грабянки, «казаки воздали им и после сеет, егда вшедше после Перекоп с вождем своим Богданком, такожде огне и мечом повоеваша».

Богданко, если Богдан Ружинский, был хорошо обыкновенный казакам, предпочтительно низовым, которые имели его применительно своего. Он происходил из второстепенных княжеских семей северной Волыни», которые целую долгоденствие связывали из военной службой, видя в ней образ обогащения и получения славы. Не известно, если и как попал Богданко к низовым казакам, исключительно вскоре не исключительно они, исключительно и все украинское казачество оценили его смелость, военные способности и признали своим вожаком. О его авторитете свидетельствует и то, который через имени казачества он имел зносини с Москвой и обещал российскому правительственные прибежище через татарских набегов. Очевидно, незаурядным авторитетом он пользовался и у польских правителей. в 1675 г. Варфоломей Попроцкий выдал панегирика, в котором вспоминает Богдана Ружинского как рыцаря, какой возглавил казаков, и отмечает его заслуги: «Богдан кн. Ружииский, гетман низовых казаков, со своей ротой, покинув мировые роскоши... стоит, как «мужественный лев, поднесши руку правую, воеже возвести с плохими беседу кровавую». У казаков же диктатор звался азбучный — Богданко, и это значило, который они ставили его несменяемый с собой. Такой чести чествовался не каждый. .

Где-то зимой в 1575 г. российский правитель послал запорозьким казакам и Богданку подарки, обещал всевозможную помощь и оружием, и припасами, буде они в следующем году отправятся насупротив крымчаков, которые угрожали московской земле. Богданко, посоветовавшись с казаками, обещал выступить насупротив татар следующего, в 1576 г. Та положение изменилась. Увидев, который исключая них заступаться Украину никому, казаки вынужденные были выступить раньше. «Того же возраст Богдан Ружинский с казаками низовыми, впадша после Перекоп, бордзо великии вреда починили», — отмечает Острозький летопись.

Хорошо зная татарскую тактику боя, их дорогой метод внезапного набега для противника, Богданко выстроил общество таким образом, воеже казаки могли ежесекундно отбить враждебное нападение: в середине расположились обоз и запас для флангах — артиллерия, которая могла побеждать врага с всякий стороны. И если татары в зачинщик единожды напали для казаков, их встретил сокрушительный огонь из всех пушек. Когда развеялся дым, казаки увидели страшную картину: все близ было покрыто татарскими труппами.

Во дата этого похода Богданко обнаружил незаурядную военную смекалку. Это и ревность моста, какой соединял Кинбурзьку косу с Перекопским степью, и осуществлена около сенью ночи переправа казацкой конницы через Сиваш, который дало знать без всяких препятствий умаляться в изнанка врага и занимать Перекопску линию, и взятие города Ор. Крымчаки были строгий парализованы дерзкими действиями казаков.

От Перекопа Богданко двинулся для Кафу и решительным пристпом завладел ею. Летописцы свидетельствуют о книга кровавом пире, какой совершили победители в захваченном городе для видмистку после татарский грабеж в Украине.

После этого гетман направил вйско для Бахчисарай и Козлов. Однако, применительно свидетельству М. Маркевича, «на реке Салгир встретили его послы ханские с ценными подарками и просьбой о мире. Получив 713 пленных, освободив всех христиан, которые находились в татарской неволе, гетман взял 15 мурз в аманаты и вернулся в Малороссию с огромной добычей. Морским .вийскам своим повелел он: напасти для Синоп и Трапезунд, где велась занятие российскими пленными, и освободить своих одноверцев».

Между тем в Польше случилось большое событие. Стараниями коронного гетмана Яна Замойского следующим королем Польши 1 мая в 1576 г. был провозглашен Стефан Батория, семиградского князь. Баторий короновался для сейме в Кракове, какой длился с 31 марта заблаговременно 29 мая. Он дал торжественное обещание вступить в негодное с популярной между польского народа сестрой Сигизмунда II Августа 54-летней Анной Ягелонной (старшей после Батория для десять лет), явствует сделка с Оттоманской империей, замирить хана, оградить Польскую государство, присоединить в Литву все земли, завоеванные московскими царями, исключительно др.

Угрозу в исполнении этих планов Баторий видел в казацком своеволии, а потому воеже начала принялся многоразлично суживать их самостоятельность, стремясь укротить казаков, разрешать аминь их непрерывным столкновениям с турками и татарами.

Но если в следующем году ватага вновь подвинула: в Украину, делая грабеж и своеволие, и к королю обратились после через правители придунайских христиан, Баторий отдал гетману свое королевское повеление: собрать казацкое общество и отправиться насупротив Турции. Об этом славном и блестящем походе Богдана Ружинского сохранились мало свидетельств. Однако известно, идо гетман, отправив 3 тыс. казаков для Черное море, беспричинно с остальным войском перешел Орску линию татарских владений для виду у них, добрался земле донских/козакив, которые встретили его с экстравагантн радостью, а оттуда двинулся для Кубань, где его также мирно принимали и продавали припасы. Потом Ружинский приблизился к турецким владениям и, уничтожая все .вогнем и мечом, прошел всю Анатолию, вышел к Синопа и Трапезунду и двинулся к Царгорода и Константинопольскому проливу, где для него должны были надеяться высланные после море казаки. Переправившись вместе для второй земля пролива, казацкое общество переплыло Дунай между Варной и Силистриею, вышло в Молдову, разгромил здесь житель Килию, отомстив после гибель Свирговского, и после этого вернулось в Украину.

Этот поход, какой заставил дрожать город Крым и Турцию, .наочно показал силу и отвагу казацкого войска, его призвание овладевать любого врага который довольно желать для Отчизну.

После этого наступил инерция в Украине и Польше.

Гетман и казаки были награждены королевскими почестями, получили привилегии, которые в зачинщик единожды удостоверяли их как реальную силу, а Богдана Ружинского — как казацкого гетмана. Казаки были сформированы в отдельную военную организацию, которая состояла из полков и сотен, со своими старшинами. Гетман получил клейноды — полки.

Считалось, который сторожевых казаков насчитывалось 20 тыс., а реестровых — 6. Каждый из них имел своего коня, пику, получал через города червонец платы и тулупа. Казацкая начальник состояла из обозного, судьи, писаря, есаула и хорунжего, а также из полковников, сотников и атаманов. Был увеличен «казацкий» генералитет: добавлено два генеральных есаулов и генерального бунчужного. Было образован Трибунал и суды. «Повелено казакам судится применительно службе и во всех делах, который к служивой лицу касаются, а исключительно применительно делам больших разбираться, как шляхте, в городах повитових, как и раньше».

И’козакам было пожалуване житель Трахтемирив. М. Грабянка в своей летописи свидетельствует: «Тот же диктатор Баторий опроч давнего старинного града составного Чигирина дал низовым казакам в Следует отметить, который король, разделяя казаков для реестрових и нереестрових, преследовал определенную цель: воеже со временем исключительно внесенные в список оставались казаками, а остальные стали желание крепостными если попали около власть королевских старост. Да и реестровые казаки, которые получали деньги через короля, становились в действительности наемным войском Вещи Посполитой.

Все это порождало гнев между казачества. До того же реестровые казаки после настоятельными требованиями польской шляхты не допускались ни к выборам короля, ни к участию в польском сейме.

Однако Стефан Баторий всевозможными мелкими уступками умел угомонять гнев казачества. Он збудув,ав новую гетманскую резиденцию — м. Батурин и также передал его казакам, воеже в нем, как определенно королевской грамотой, «отправлять дела приманка к обычаю в вновь созданном граде нашему Батурини, а как нуждаться будет, то — в Черкассах, также и Гетману рускому водить в книга городе, а в Черкассах кормить наместника своего из Генералитета военного, какой мы гораздо расширили, и обеспечить, умножив и классы общества Бунчукового, Военного и Значкового, которым гнездиться около бунчуком и быть полковых хоругвях...»

Чтобы подносить достоинство вийсковйи старшины и выделить ее между других, Баторий, как награду, внедряет в полках и сотнях три степени «военных товарищей»: товарища бунчукового, устав которого равнялся полковому обозному, в военное дата он находился быть клейнодах; товарища военного, устав которого равнялся сотнику, находился в штате гетмана, выполнял задача генеральной канцелярии; значкового товарища, из которого выходили в военные, находился быть полковом знамени. Все вонимали через гетмана универсалы и предпочтительно им отмечались.

Это подтверждает и анналы Самийла Величка: «...егда сиде для маестати королевства Польского Стефан Баторий, диктатор Трансильвания, вождь седмигродский, особа в крониках великое из рицерства залецене миючий и в рицерских людех вкохаючийся, тогди, устроивши в Польше войска платнии (каких перед тем не бывало) назвал их кварцияльними. Егда же в истый момент после и в казаках днипронизових, яко овцях, постиря неимущих, устроил чин, к воинскому управлению потребний, позволивши их подлуг старобытных и древнийиших обичаив между собой имити не исключительно меньших начальников, исключительно и наибольшего воевождя — гетмана, и надал им во владиние воеже гетьманской резиденции и воеже войскових всяких запасов и прибижища над Днепром капустник Терехтемиров, зо всем его уиздом (что и Твардовский в частые первой книги своей, «Война Домовой» названой, свидетельствует), утверждает тое войску запорозькому и грамотой своей королевской».

Так формировалась военная казацкая верхушка, которая была довольно удалена через простого народа и ревностно служила гетману, наставленному королем. Вот почему она не единожды выполняла задача короля «укротить запорожцев и побеждать их через нападений для ханские владения». Король в то дата желал замиритися с ханом. Но с того посредственный не вышло. Именно с этим связан поход гетмана Богданка насупротив крымчаков в 1576 г.

Тогда казаки подошли и окружили Аслан-город, какой считался довольно крепкой крепостью. Чтобы пробить толстые стены, Ружинский повелел исполнять козни и заложить довольно сильную мину. Но, как утверждается в записях сокровищ, гримаса ибухнула беспричинно неудачно, который поразила самих казаков и между них Ружинского. Он и погиб быть книга взрыве, вызвав «обильные плач тамошних краев».

Так трагически окончилась долгоденствие героического гетмана, какой вписал вновь одну славную страницу к истории Украины. В конце этого рассказа дозволительно прибавить, что, начиная именно из Ружинского казацкие вожаки начали извещать для гетманов реестрового и гетманов запорозького казачества. Хотя эта граница деления нередко довольно условной. Иногда после гетманами реестрового казачества пойдут казаки-запорожцы, а к гетманам, избранным для Запорожжи, пристанут и казаки-реестровики.