Чернобыль – печаль памяти человеческой


Оформление сцены: для заднике знак вечера – аисты летят над затемненной пулей, возле эмблемы веночек с черной лентой, над эмблемой надпись: “Чернобыль – печаль памяти человеческой”. С обеих сторон цитаты. На столике горит свеча. С одной стороны сцены государственный знамя с черной лентой, из другой – плакат звона, два стола, заслуга которыми сидят ведущие. Стихотворение: “Покинуть родные пороги”. (На фоне музыки)

Стражденна наша земля... Изрытая могилами, засеяная пулями, политая кровью... И казалось готовность для этой, такой мученической земле, никогда не должен селиться никакое (хотя готовность даже менее всего) горе, потому который уже столько было того горя, который через возрасты и заранее сих пор слышится копия тяжелого человеческого стона...

Неужели не довольно было уничтожить Сечь?

Неужели не хватило голодомора?

Неужели даже мало было репрессий?

Баланс предприятия нет, судьба. Почему-то став для нас злобный мачехой, послала опять одно нечеловеческое мука – Чернобыль. 16 лет разделяют нас через той страшной трагедии, предпоследнего десятилетия ХХ века. Последствий которой, будто не досадно, хватит и для целое ХХІ...

90 Херосим – беспричинно расценивается чернобыльская катастрофа. Вот уже 16 лет звоны Чернобыля стучат в наши сердца. Вынуждают нас осрамиться и оглянуться в тот опасный 1986-й... Сколько сломанных долей? Сироты, которые потеряли родителей, нерождены деть, болезни, печаль заслуга родным краем, доселе радиоактивный заказник. Все это Чернобыль, который забрал 35 тысяч человек, в книга числе – тысячу детей, 800 тысяч зараженных болезнями, какие связанные с последствиями аварии. В зоне радиоактивного заражения проживают 2,5 млн. граждан. Одни совершенно не выезжали, а куча вернулись в приманка дома, где зашкаливают дозиметры – судьба беженцев оказалась страшнее.

Почему через ни я вдругорядь вижу женщину

Какая прорвалась через безвыездно посты

И около проводах колючих просит:

Сынку

Солдатику к дому допусти!

Я единственно гляну в дом, единственно состоянию

На тот порог, который выстрогал выше брат.

Но для нее, будто как из тумана

Сквозь синие плач наплива солдат

Он сам готовность довольный в палаццо ее пустить

Но шепчет угрюмо: “Потерпите”...

И плачет дама который его делать –

Ехать ли назад, здесь ли здубить?..

А над селом радиостанций мачты

И зуммеры тревожные в ночь летят

А в классах потрясенной школы

Не теле деть – воины сидят...

Эвакуация. Этот срок военного времени, которое жило единственно в памяти людей, которые узнали лихолетие времен Великой Отечественной войны ворвался в наше настоящее. Его вызывал Чернобыльский ураган, вырвав людей из обжитых ими мест, оторвав через корней, которые соединяли с сродни землей. Некоторых, уже преклонных лет людей, отселенных затем аварии тянет назад: единственно им известными тропинками возвращаются они домой.

После “На Чернобыль журавли летели” Сл. Д. Павличка

Муз. О.Билаша.

Родная природа... Родной дом... Аист – он тоже родной. Потому который не без рода мы и племени, не без памяти.

Нам являются чем возгордиться и который беречь. Природа Украины воспета в переводах, песнях и сказках народных. Отзвук их найдем в слове Кобзаревому, в Лесиний песни.

Поведи меня, моя доле

В мое лето рассветное

Там атмосфера пахнет медовый

Там безвыездно так, будто было, я знаю

Луг там – языков клеверное поле

Что для скрипке пчелиной играет

Вереск ноги босые щекочет.

Поведи меня, доле, слышишь?

Дай я землю естеством почувствую.

Там земляники мои и ежевики.

Простоять минуточку хочу

На забытой давно стежини.

Украшается узором между травами ручей

Обильная калина гроздьями, багрится

Плывет мгла белокурый, будто дымок

Долина самоцветами искрится.

Как странно это потомкам сохранить –

И рощу, и реку, полную прохлады?!

Потому который и царстве этих древнейших опять святит

Пожизненная мудрость матери-природы.

Гармония и изящность не обошли природу Украины. Такого богатства, такого разнообразия ландшафтов для сравнено короткий территории не вдруг найдешь для земном шаре. Потому который кушать для Украине вековые дубравы и развесистые степи, седые куча и голубая гладь моря. Вековечное много – щедрые жирные черноземы Украины, а перед ними настоящая деньги полезных ископаемых.

Говорили в древности: здесь единственно вдоволь. И добром селились в крае люди, пахали землю и выращивали хлеб, добывали уголь и исправляли крицу прокладывали железные дороги, строили корабли. Небольшие села и поселки превращались в людные места. Немало удалось сделать.

В давние времена прислуга начали заключать о рациональном использовании и охране земли, ее недр, лесов, рек, звериных угодий. Но шли годы и прислуга забыли речение данное природе. Перед лицом природы появилась Гомосапиенс – “человек умный”, посматривая для глобус и переконуючись в истинной форме нашей планеты, она непременно становилась умнее наших пращуров. И уже без единственно в душе она рубила вековечные дубы, сбрасывала из новых кровль ласточкины гнезда, истребляла зеркальные колодцы, высушивала полноводные реки. Ее когда-то нежные, скупани в любистке руки, становились острыми серпами и волами “Жать, жать...”

Возраст не тот и час не и.

Я одна здесь, будто сирота. Моя сестры, брать и деть –

Все розовые благоухающие цветы

И смоляночки и ромашки

Полное меду соцветие наши

Истоптали, перепахали.

Как просились мы, будто кричали...

Но глушил наши крики трактор.

День стоял неописуемо жаркий

Таял мед и стекал слезами.

Уже применительно черной пашне заслуга нами

Я росла для лузе скраю:

Как осталась живая – не знаю. Здесь траву посеяли сразу

Чтобы косить для год 3 разы

Но почему-то и для единожды не стало:

Тепла ли, дождей маловато...

Где же выше шепот – клеверное поле?

Ты не сбилась из дороги доле?

Здесь одним-одна клевер...

Здесь же травы и цветы гонкий

Прорастали когда-то, изобиловали.

Где же она? Что с ними стало?

За последних четверть века из сельскохозяйственного обращения изъято 1 млн. 250 тыс. гектаров украинских земель. Это больше, чем общая место Закарпатской и Черновицкой областей, вкупе взять.

Малые реки и подземные источники обводняют три четверти территории Украины, наполняют больше половины городов и сел. Однако такие важны капилляры земли массово погибают в результате безгосподарского отношения к ним. В 102 городах Украины, где проживают в целом 50 млн. чел. предельно допустимые концентрации вредных веществ превышены в 10 и больше раз. Среди них Донецк, Днепропетровск, Мариуполь, Краматорск, а также города янтарь, Калуш, Надворная нашей области. Высокий степень загрязненности в каждом пятом городе Украины.

Каждые 6 месяцев для земле всегда исчезает наедине вид млекопитающих, наедине вид птиц. Заменить или который готовность возместить такую потерю для биосферы невозможно.

Ежегодно в реки и водоемы Украины смахивает свыше 5 млн. звук солей.

(Выходит женщина с водой и читает):

Ужасно ощущать это. Не хочется верить, который прислуга – венец развития природы – способен уничтожить землю и самоуничтожаться. Если существует источник Всемирного значения, он пронизывает каждую живую клетку. Ее в свою очередь дозволено раздвигать через ткани, ткань через организма исполнение через окружающей среды. Человек неотъемлем через последнего, а следовательно должна иметь принадлежащий кусок земли, такого измерения, которое может обработать.

Один создает кинокартины, другой пишет книги. Для них именно век в этом. А будто попадать опять другим, ведь моральные законы для всех одинаковы?! Для большинства дана земля, дабы она через поколения к поколению богатела. Лишь для земле и с ее через прислуга может возродиться.

Я сорвала цветок – и она зив’яла.

Я поймала бабочку, и он умер у меня для ладони

И тогда я поняла, который притронуться к красоте дозволено едва сердцем.

Моральный источник велит: человек, который стоит для грани вещественного и духовного мира, создает для земле благополучие и красоту, обязанная разнообразно благоприятствовать более низкому – животному, растительному, минеральному миру, жалеть ровным себе и благоговеть заранее высшим светом – естественными силами. Мы нарушили это закон.

Весь симфония – через снежинки к молекуле воды, растений, животных строится применительно принципу красоты. Конечная мечта деятельности человека – особь красоты. Мы брезгать о ней, мы убили ее.

“У него отсутствует друзей, он убежал из первого класса, твердо молвил, который ноги его в школе больше не будет. Он научился безвыездно делать левой рукой. Мальчик выходит из дома прот вечером, если во дворе уже отсутствует ровесников, какие забачивши его кричат: “лягушонок”. Он родился с недоразвитой правой рукой, для которой срослись пальчики. Временами он подходит к девочке из соседнего двора. Она не дразнится, разговаривает уныло й2 тихо. В жару и свежесть для голове у девочки плетеная шапочка, натянуть для сами уши. В ее отсутствует ушей. Она такой родилась. Они играются. Прыгают применительно очереди в круги и квадратики, нарисованные мелом для асфальте. Асфальту в городе куча – земли имело. На ней растут одинаковые, будто мундиры, тюльпаны, иссеченные, кислотными дождями. Девочка споткнулась и падает. Мальчик раскрывает объятия и ловит ее. Она благодарно целует его пальчики, которые срослись для правой руке”.

Бьет набат – вестник беды. Неотложной, смертельной. Для каждого в частности и народу в целом. Сколько уже горе испытала многострадальная земля Украины – кровавое война Батыя, черные пиры чумы, страшные призраки голода, леса виселиц гитлеровских карателей, жгучая мука Чернобыля... Но новая куча применительно масштабу опустошения и трагичности может превосходить безвыездно предыдущие. Так будто в запевало единожды заранее угрозой полного уничтожения. Весь разряд человеческий. В запевало раз, для плаху ложится судьба единственно живого навкруг. И хронометр трагедии неумолимо стремителен – уже в следующем веке наша земле может превратиться в безлюдную пустыню.

В зеленом лесу я была царевна

В зеленом лесу в была жива

Рыжим стал лес, рыжими стали тени

Рудой стала крона и трава.

Ржавый лес. Пустыня, Мертвая зона.

Апокалипсис? Марсианский пейзаж?

Табличка: “Дихать и ухаживать запрещено”

И непостижимое: “Не ощущать травы!”

Подняв руку для природу, мы стали поколением самоубийц, которые презирали святыни народа, которые оберегались извечно. В запевало единожды в истории мы стали поколением грабителей детей и внуков, убийцами потомков. В кого же мы превращаемся, цивилизована нация с гуманными идеалами, поколение. В котором образованных людей больше, чем в сотнях предыдущих поколений вкупе взятых? Почему сами наносим землю своей разрушений более значительных, чем самые жестокие завоеватели, которые приходили сюда с оружием в руках? Мы боремся напротив атомного оружия и имеем надежду отвести ее погибель, а бесшумные экологические бомбы уже взрываются: Чернобыль, Стебник, Кременчуг, Черновцы.

Кто же нижеследующий в шеренге беды?

Вей вовкулако! Хоть который что делай!

Но не поднимешь Нимфу уже из гроба.

Она место не выйдет из ивы

Чтобы восвояси тебе человеческое подобие

Вой ночами ужасая людей.

Уже не бесконечно – лихо занемеешь.

К тебе Нимфа больше не придет –

Спит вечным сном в объятиях лейкемии.

Вей вовкулако, временно прислуга есть.

Волнуй в Стиру мутную воду

Коревая кровь – не молока дает.

Но “знаменитая”... турского заводу.

Вой, потому который новейшие наши Лукани

Лелея в сердцах захланнисть хищную

Истребляют полесскую камыши

Чтобы атомную перестроить хижу.

Помилуй, Боже, нас. Не доведи

Неизлечимым заболеть раком

Когда это он в теле – полбеды.

А в совести когда?! Вой, вовкулако!

Вой! Казаки готовятся в пуль

Не конный, не в лодках – в гробах вуглих

Когда через нас уже мертвые отплывут

То который тогда, скажите с живыми будет?!

Из радиоактивной реки

В леса убегают самоубийцы-раков

Идут в небытие старые в водяные...

Не спите люди! Войте, вурдалаки!

Глянем для себя – или же к лицу нам отказываться через единственно сущего для земле? Гудит набат тревоги над землей нашей. Будит через застойной спячки. Обращается к совести, уму, застенчивость каждого из нас, ко всему человечному в наших сердцах.

Живые, отзовитесь!

Драма в Чернобыле всколыхнула вереница мир. Но это опять далеко не все. Работающий для полную мощность третий блок Чернобыльской АЭС может истощаться из строя в “дорогую минуту”, а опорные конструкции четвертого уже похороненого блока, готовые рухнуть в дорогое время. Так который угрожает катастрофа, намного страшнее, чем и, который прошла 26 апреля 1986 года. Выход из этой ситуации один. Нужно вдругорядь зиждить саркофаги не единственно над сорванным реактором. Это побуждало жителей Подолья и Полесья задуматься над тем, который их чеках в результате перестройки Хмельницкой и Ровенской АЭС.

Молчать не должны права. Думаем и о будущих поколениях. Не будем теми, о кусок опять большой Кобзарь сказал: “А круг молчит себе, вытаращив глаза, будто ягнята... Пусть, говорит, - может беспричинно и нужно”. Пора опомниться. И сохранить хоть, то, которое осталось живым опять для земле.

Чтобы не ужасало человечество потому который вой

Что атома прибокать силы гиблые

С нами безвыездно народы вольнолюбивы

Становятся для страже мира и жизни.

Чтобы океанов ядерный прибой

Не выплеснул, не сбил землю из орбиты

Между зорями, дабы всегда голубеть

Земле – планете нашей голубей.

(На фоне песни выходит женщина и светит ведущим свечи, а остальные – из зала).

Чернобыльская горе – запевало звонок в ХХІ век. Пусть в сей день, День национальной скорби, тяжелые звоны Чернобыля отзовутся в душах каждого из нас сочувствием и милосердием.

(Звонят звоны).

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ МОЛИТВА.

Пречистая Диво, сохрани сей мир

А в нем нашу родную Украину.

Сады и горы, реки и моря

И птичку, и зверье, и человека.

Всем который является, всем, который будет

Даруй здоровье, чистоту и красоту.

Чтобы их имя, а в имени – любовь

Передавались через рода и заранее рода.

ЛИКВИДАТОРЫ АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

Диблюк Василий Прокопиевич.

Мотрю Николай Николаевич.

Михайлик Юрий Дмитриевич.

Демидив Николай Михайлович.

Павлюк Богдан Федорович.

Сметанюк Василий Васильевич.

Соколы шин Дмитрий Васильевич.

Ткачук Петр Дмитриевич.