Драма потери идеала


Свое детище "Перекрестные тропинки" I. Франко печатал для страницах львовского журнала "литературно-научный вестник" для протяжении 1900 года. Несколько лет, которые предшествовали работе над ним и дали автору вещь для сюжета повести, были в его жизни очень драматичными. Одним из тяжелых испытаний, которые выпали для долю Франка, был догматический отверстие с его любимой - Ольгой Рошкевич, переписка с которой длилась целые двадцать лет. Iсторiя их любви нашла свое изображение в показе любовной драмы Рафаловича и Регiни в "Перекрестных тропинках".

Фигуру Евгения Рафаловича писатель подает в двух планах: любовь и борьба. I ежели судьба борьбы имеет обнадеживающую перспективу, то любовь звершуеться трагическим финалом. Сначала мне было непонятно, почему писатель избрал именно такую развязку, потому который волевой и порядочный Евгений достоин счастливой личной судьбы. Но после я осознал, который "украдено счастье" - не для него. Наследуя высокую и чистую мета честного слу-жiння простому народу, молодой агент находится в состоянии активной деятельности, в мыслях о завтрашнем дне. Душевные же силы Регiни исчерпались, издевательства Iтальского стали нестерпимыми, житьебытье потеряла всякий смысл. Да, мы можем отрицать: ведь "любовь творит чудо". Но Евгений недоверие ли у него верит, который и пытается противостоять неумолимой судьбе. Но это не возможно, потому который в его душе уже развернулась случай потери идеала.

Рафалович встречает Регiну после десять лет впоследствии того, будто познал удача любви к ней, который пробудило в Евгении какую-то могучую силу, сделало окружающий затишье в его глазах более ярким и более красочным: "Он питал то чувство, который отнес какую-то большую побiду, получил что-то безмерно ценное, был минуту у рая".

Однако удача оказалось кратковременным: Регiну, которая впоследствии смерти матери плут для иждивении своей "цецi", отдают замуж и забирают для постоянное обитание в провинцию. Но любовь оказалась непiдвласной часовые и голосовые уму, солнце в душе Евгения не угасший, а затруднение незаживленной раны не стих: "...той мужчина носит в своей груди глубокую, едваедва заживленную любовную рану", "что сообразно его душа прошла не бешеная буря, а тихая вбiйна змора..."

Неожиданная случай из Регiной становится для Евгения большим потрясением, свидетельством которого стал его анемичный неясный - самообольщение ("водяная могила", из которой выныривает тело утопленной Регiни), а также драка чувств. Мы видим, будто его охватывает затруднение и ужас: Евгений видит накануне собой другую Регiну. Нет, не такая осталась она в его памяти: нежная, волнующая!

Теперешняя Регiна поражает его: инерция для ее лице предоставлял ей "выражению какой-то тупости и безразличия": "То была какая-то вблiда, невдатна изображение его идеала". К этому разочарованию налагаются грубые болтовня Iтальского, мужчины Регiни, брошенные в ее бок. В это мгновение Рафалович чувствует в то же эпоха и жалко и зло утехи ("Видишь, видишь, вот которое ты избрала!" - говорило в его душе враждебно к ней чувство).

По-видимому, с этого и начинается неудача любви. Так для какое-то мгновение Евгений пытается повернуть свою любовь, страстно заклиная Регiну покинуть "проклятое гнездо". Накануне он убедился в черной неблагодарности крестьян и потому, может, хотел забыться в любви. Та судьба вири-шила по-своему, и Регiна отказывает ему. Скоро довольно безвыездно наоборот, и уже Регiна довольно обещать Евгению "украдено счастье", впрочем поймет, который пришла идти давно угасшим огнем: "...пора нашей любовной ласки минула и никакая достоинство не вернет ее", - говорит ей Евгений. Она дозволять из жизни, оставил ши сообразно себе последнее душевное ход - дар для потребности борьбы - незначительное свадебное сокровище, понимая, по-видимому, едва таким способом сможет отблагодарить Евгению идти чистое удача недолгой любви.