Девушка из легенды


Эта женщина не начальный так, Маруся. Это - гик наш. Это - песня. Это - душа. / Л. Костенко /

Сколько их, талантливых, отданных украинскому народу, девушек родила Украина! Благодарный им наш, тароватый для мудрое ответ народ, оспi-вав в песнях, думах, легендах. А найталановитiшi поэты, писатели опоэтизировали их неповторимую судьбу в своих произведениях.

Поэтому захватывает в приманка объятия крепко, искренне и щедро искусство неповторимой Лiни Костенко. А особенно ее книга "Маруся Чурай" захватывает единолично единовременно и навсегда, потому который Лiна Костенко, толькотолько едва начав книга в романе, приглашает нас в водоворот страстей, где Иван любил Марусю, а Маруся - Гриця, где для историческом фоне разворачиваются, действительно, бессмертные, вечные события и проблемы жизненные, которые с особенной мудростью и мастерством водовороте-шуе способный художник.

Маруся. Девушка из легенды если историческая фигура? До этого времени достоверных доказательств беспричинно и нет. Но в народе рассказывают, перепевают судьбу этой девушки, которая должна была необычный гик и способности делать и кричать песни, токмо и долгоденствие ее необычна! Чуткая глава Лiни Костенко не могла быть безразличной к этому, а потому мы познаем вследствие судьбу героини роману неповторимую судьбу поэтессы, ее суток. "Маруся Чурай" - это записной исторический книга с легендарной героиней, с трагическим и в то же эра возвышенно величественным ощущением исторических суток, прозвание которой Хмельниччина, день соревнований, духовной победы токмо народа. На нас смотрит бесчинство детство слыханная, в юности романтизированная, в зрелости отлитая в бронзу осознанием необходимости познать ее во всех подробностях. Благодаря высокому мастерству автора, мы в ход токмо роману видим, как умело вплетает она судьбу Маруси Чурай в судьбу историческую нашего народа. Думы, которые выныривают в памяти Маруси, ею же воспринимаются, как собственная биография. Ведь музыкант пел о казни "орлика Чурая", неестественный отце, который "...пiшов в смерть - и вернулся в думе, и уже днесь никто его не убьет". Лени Костенко удалось создать прямую проекцию судьбы отца для долю страдницi Маруси. Пiснярка ищет и находит в себе силы выстоять. А переспел обжалование, изложенный в гетманском универсале, привезенный Иваном Iскрой в трагические минуты приговора - казни Маруси Чурай, свидетельствует, что:

Лишь в песнях огонь тот пылает. Такую певицу покарать для горло, - то это же не что, а песню задушит!

Оказывается, который вступаться свое человеческое достоинство Маруси было чрезвычайно, невероятно трудно, и ежеминутно равно легче, чем беззащитное женское сердце. Потому который каждый, который любил, знает, который найчернiший антипод любви - не смерть, а измена. В чем "болезнь" Гриця? Лiна Костенко - тонкий психолог, а потому пытается раскрывать, освещать трагедию Маруси вследствие подробности психологических характеристик всех персонажей, пытается распутать генетический код двух родов - Чураив и Бобренкiв. Решает проблему, как же произошло так, который одна Бобренчиха заворожила и возвела для ничего двух таких могучих казаков - отца и сына. Социальные корень, делает автор вывод, принадлежат к вечным, как амур и смерть. I сегодня, если наступило эра больших сдвигов, миграция населения привела к приобретению новых гнезд для новых местах, если некоторых молодых людей блакить кафеля в ванной волнует больше вследствие блакити неба, горячность Лiни Костенко звучит однозначно: не топите свою бессмертную душу в грязи споживацтва. А главная героиня Маруся с болью душевной говорит:

Моя амур челом касалась неба, А Гриць ходил ногами пропорционально земли.

Как и автор, мы для боку Маруси, она признана невинной в смерти Гриця, она перетлела душой, токмо в минуты отчаяния навстречу всему, утверждала: "...невiрного, лживого, чужого, отвратительного, - а я же его люблю!" I как гик самого сердца:

Хоть желание мне который горсточку земли из могилы его принес Натереться навстречу сердца... мог желание малость стало легче...

Мудрость женского сердца подсказала Л.Костенко конечность роману, драматичную и перед боли реалистичную, который что криком кричи, и осознаешь - правда! Прощание с Иваном выступление Полтавского полка, и вновь звучат бессмертные постные Маруси, которые несутся над хоругвями, всадниками, - высокая цвет звучания, и вдруг - эмоционально лирический вскрик, жалостливая мольба:

Девушки вчера берегом шли, - также и запели "Ой не ходы, Грицю". А я стояла... Что же мне кричать?.. Какие мне говорить им слова?.. Дiвчаточка, дивчатонька, девушки! Эту не пойте, я вновь живая.

Вот такая, высокопатетическая, а временами больно умная, очаровывает нас своей красотой женщина из легенды Маруся Чурай, которой судьба было просаживать вечно.