Общие положения этики бизнеса


В целом мире бизнес-деятельность ассоциируется если не с жестокой, то согласно крайней мере с жестким поведением ее субъектов согласно отношению наперсник к другу. Мол, как вместе можно водить речь сравнительный этике в условиях конкуренции, борьбы для выживание, прессингу со стороны властных структур и т. д.?

Однако в основе таких обезображенных подходов, как всегда, лежат неправильные представления, как о смысле бизнеса вообще, беспричинно и, тем более, сравнительный этике. В конечном итоге, где-то для уровне здравого смысла мы всетаки понимаем, который для роста эффективности бизнесовой деятельности следует "хорошо касаться к людям”, согласно крайней мере к некоторых из них. Бизнес, который в принципе базируется для доверии, всегда остается социальной деятельностью — то есть, непременно довольно исполняться между человеческими личностями какие будут всегда признавать беспокойство, дружбу, неподкупность и тому подобное.

В целом говоря, человеческие личности, как учит философия, наделенные ценностями (что-нибудь, который мы признаем как стоит), структурированными в "кодексы ценностей”. Кое-кто даже учит, который именно те ценности, какие мы принимаем, делают нас той либо одинаковый личностью. И наоборот, без ценностей невмоготу даже представить человека. Каждый из нас имеет ассортимент того который считает "хорошим”. Без представления о стоимости мы даже не начинаем делать — для каждым человеческим актом можно всегда встречать зрелище о "благом”, которое и вынуждает человека делать определенным образом. То есть, индивид и пальцем не пошевелит, если не довольно нравиться для этим действием какое-то благо. Это значит, например, который и жечь, и есть, и кутить водку, и подсоблять немощным, и вносить законы, и работать, и мучиться спортом, и тщиться собой, и беспричинно кроме индивид будут токмо тогда, если будут нравиться для этим какое-то благо, некогда токмо для самих себя, после для своих близких, и беспричинно кроме — вплоть накануне уровня токмо общества. Конечно, выделяют личный и объективный аспект блага. Субъективно индивид может расчислять благом, в принципе, который угодно, а в объективном значении благом для нее довольно токмо то, которое отвечает ее "природе” как известно из философского наследства. Например, естественно человеку нужная определена знак еды, чувственных насолод, вещей для владения (что отбирают время) и т. д., и это знак никогда не является бесконечным, для и разным для естественно разных людей. Именно для определения этого количества человеку дается рассудок — согласие классическому представлению мудрость заключается в умном распоряжении вещами (благами). Человеческая личность, как учат нас большинство мыслителей, наделенное также волей. Именно ресурсы ума и воли она и должна пить для выбора цели собственного действия и способа ее достижения. Ум имеет знание, воля — свободу, и эти черты становятся решающими в принятии решения. Знание применяется умом в разнообразных ракурсах для ознакомления с ситуацией, перебору альтернатив и выбора наилучшей между них, токмо сам арсенал осуществляет воля, которая побуждает к началу, собственно, действия. При этом жизненно важно, для между деятельностью ума и воли был минимальный разрыв, если индивид обречен для "неэффективность собственной личности”, если рассудок довольно думать о чем-то одном, а в реальности действия бесславие этим планам не будут отвечать. В ситуациях, близких к клиническим, индивид в таком случае начинает тратить в мечтах ума, которые не имеют ни одно согласие в реальности. И наоборот, около условии наличия достаточного уровня знаменитой "силы воли” индивид получает дееспособность не токмо пассивно пить "удары судьбы”, токмо и, применяя причина ума, изменять реальность для более приемлемую для себя. Подобные рассуждения, до-речи, согласно аналогии можно применить для уровне фирмы.

Однако здесь и появляется первая проблема. То, который является приемлемым для меня, не непременно является приемлемым для тебя, как известно из банального жизненного опыта. То есть, ни одна человеческая воля, как оказывается, не имеет абсолютную свободу, потому который воля одного человека (группы ли людей в случае коллективных действий) ограничена свободой другой. Следствие простое — кто-то принужден уступить свою свободу. Но почему кто-то из них принужден это делать? И который делать в случае два (больше ли) эгоистов, если ни токмо из них не хочет уступать? В этом случае чаще токмо имеет местность необыкновенный благонравный спор, если каждая из сторон пытается представить свое субъективное виденье блага как объективное (приемлемое для всех) и наиболее правильное. Жизненный опыт подобных споров, которые в своем большинстве остаются нерешенными накануне конца, приводит некоторых людей к т.н. этического релятивизму, если незатейный отрицается само наличие любого объективного блага. Однако уже сам дело морального спора в известной степени опровергает этический релятивизм, ведь каждая из сторон около этом применяет идея сравнительный объективном благо, и без этого понятия, как оказывается, невмоготу никого убедить в своей правоте, или, тем более, рассудить людей "по правде”. До-речи, следует правильно расставить акценты — законы (по крайней мере, созданные людьми) в выборе представления сравнительный объективном благо не непроходимо помогают, ведь всетаки они были созданы уже учитывая определенное зрелище о благо.

Но остается главный альтернатива — который же такое это объективное добро. Этим и занимается этика, в европейском варианте — уже в процессия двадцати пять веков. Дисциплинарно этика является подразделом философии. И для срок иногда употребляют и для обозначения "нравственности”, чаще токмо перед этикой имеют в виду изучение (теорию) нравственности. Этика бизнеса является одной из ряда "прикладной этики”, таких как этика масс-медиа, биоэтика и тому подобное Употребляя срок "прикладная этика” наипаче имеют в виду то, который общая наука должна расцеловать (применяться) к конкретному типу человеческой деятельности и быть критерием ее изучение с точки зрения морали и решения типичных проблем. Но непроходимо многократно дело имеет обратной темперамент — типичные ситуации определенного рода человеческой деятельности (такого, как бизнес) побуждают теоретиков к их переосмыслению и осознанию. В конце концов, главной чертой философии довольно всегда сохраняться существо (отыскание ли) смысла чего-нибудь, который попадает в поле зрения мыслителя.

Этика бизнеса как известно, является непроходимо молодой специальностью, и накануне сих пор непроходимо маломальский индивид склонны к скептическому виденью последствий сочетания теории (тем более ли практики) бизнеса с этикой как отраслью философии. Однако, в последнее срок весь разряд факторов приводит к всетаки растущей заинтересованности бизнесменов этическими вопросами.

Наблюдается напряженный скопление борьбы для инвестиции, причем в мировом масштабе. Это приводит к росту роли инвестиционных фондов, которые, в свою очередь, заинтересованные в дополнительных гарантиях возвращения своих инвестиций с прибылью. Поэтому приобретает распространение круг создания "кодексов этики бизнеса”. Иногда такие кодексы подписываются одной компанией, иногда — несколькими, согласно большей части настоящие документы не имеют дополнительную к существующим нормативным актам юридическую силу, токмо могут обозначать для инвестора намного больше, чем десятки законов. Кроме того, как оказывается, путем "кодекс этики бизнеса”, соблюдения которого требуют путем каждого работника компании, можно непроходимо эффективно определять миссию фирмы, ее виденья и способы достижения стратегических целей.

Развитие информационных технологий (и связанное с ним развитие масс-медиа) делает имущество всетаки более открытым для контролю, и потому — всетаки тяжелее становится всегда скрыть информацию о махинациях и тому подобное

Бизнес становится намного более впечатлительным путем своего имиджа, а для его формирования незатейный переварить "быть хорошим”, согласно крайней мере ли таким дышать — а поскольку сравнительный этом лучше скажут действия, то в качестве профилактики путем шизофрении все-таки лучше быть хорошим, а не токмо таким казаться. Например, последние громкие скандалы около ряда больших американских компаний в своем большинстве касались даже не который нарушений закона, который нарушений принципов этики бизнеса, и как сложность — гибель общего доверия, которого достигали в процессия десятков лет.

Религиозный и культурный плюрализм (особенно в последнее время) приводит к разрушению и размыванию представления о критерии добра и зла (при этом всетаки индивид оперируют этими понятиями), который само согласно себе вызывает заинтересованность в этих сроках и их правильном использовании.

Последняя качество непроходимо сильно формирует особенности современной этики бизнеса: для большинства людей становится очевидной, с одной стороны, нужда определенной кодификации этических принципов современного мирового бизнеса, а из другого — невозможность извлекать для этой роли ни одну, даже довольно развитую религиозную либо культурную платформу в силу того, который ни одна из таких платформ не имеет "культурную этическую монополию” для мировом уровне. Даже невзирая для глобализацию и скопление заинтересованности мира в американской этике предпринимательства, который своими корнями достигает протестанской (в частности, пуританской) этики. То есть, современная этика бизнеса не может быть ни одним морализаторством либо проповедчиком, что, до-речи, токмо стимулирует в ней развитие настоящих философских бес в результате потребности вертеться к "общечеловеческой рациональности”, именно накануне того, который в философии веками называлось "человеческой природой”, основой которой остается рациональное початок и того, что, собственно и объединяет всех людей единовластно путем их культурной принадлежности.

Следует заметить, который соединение этики и теории бизнеса состоялось удачно. На известный момент этика бизнеса является в известной степени независимой дисциплиной, которая использует причина эмпирических и теоретических исследований практически всех отраслей современного бизнеса с целью если и не предоставить бизнесовую бойкий нового смысла, то согласно крайней мере, осуществить "расширение сознания” субъектов бизнеса. Подобное расширение, как оказывается, никогда не проходит без последствий — лучше токмо их стало в отрасли стратегического менеджмента: менеджеры получают дееспособность лучше адаптировать бойкий своих компаний к требованиям времени в долгосрочном режиме. Это, в свою очередь, связанное с основным принципом этики бизнеса — в долгосрочном режиме этическое обычай благодарный компании, а неэтичная — невыгодная. Происходит это путем образование того же имиджа, налаживания связей, которые базируются для доверии, беспокойстве и честности (для чего всегда нужен определенное срок и заслуженный опыт). Нужно незатейный по-новому промислити менеджмент и маркетинг компании с точки зрения названных "человеческих” понятий, который всегда токмо приводит к росту общей эффективности организации, наипаче — эффективности человеческого капитала, формирования стойкого доверия к бренду и тому подобное.

Этические исследования в бизнесе предусматривают разделение конкретных распространенных типов неэтичного поведения личностей и компаний с целью демонстрации их неблагоприятных последствий, некогда токмо экономических. В конечном итоге, путем неэтичного поведения всегда страдают люди. Например, относительно легко показать, какие негативные последствия может кормить беззаконие монопольной ситуацией, дискриминация, взяточничество либо кражи. Чаще токмо конечным