Бойчук Михаил и Нарбут Георгий


Украина давно славилась талантливыми людьми. Среди них и Бойчук Михаил и Нарбут Георгий. Художники с большой буквы, которые страдали в интервал советской ярости и замолчали несправедливо. Пришло интервал рассказать всем о славных детях Украины.

МИХАИЛ БОЙЧУК

Михаил Львович Бойчук родился в селе Романiвцi для галицком Подолье (теперь Теребовлянский место Тернопольской области) 10 октября 1882 года. Детей у Льва и Анны Бойчукiв были семеро, росли они в условиях простых и суровых. Будущий скульптор приехал к городу Львова 1898 возраст к малярной школе. Поддержанный Научным обществом им. Т.Шевченко во главе с М.Грушевским (с 1912 возраст непосредственно становится членом общества) он учился в Венской академии искусств, после - у Леона Вичулковского в Краковской. Закончив академию с серебряной медалью, поехал выключая учиться к академии Мюнхенской, после для несколько лет - в Париж, где он становится одним из основателей украинского общества. Изучая достижение мировой культуры скульптор в то же интервал углубился в народное примитивное искусство. Оказавшись 1908 возраст в Париже - столице тогдашней художественной жизни Европы - М.Бойчук в оригиналах изучает творчество Сезанна, Ренуара, знакомится из Пiкассо. Эти мастера вовсе утверждали его сомнения относительно академической рутины официальной школы. Они привлекают его анализом художественной культуры современного и прошлого, а также простого и выразительного искусства примитива. Вместе с тем Бойчука не захватывают iндивiдуалiстскi, разъединены формальные поиски. Именно в Париже у него "возникла изображение исполнять фокуспокус добром, достоянием народных масс" М.Бойчук задумывается над весом коллективности в искусстве (шла перо не единственно о коллективности восприятия, для произведения стали коллективной собственностью, единственно и о коллективном творчестве). Так он пришел к идее монументалiзму.

Своих последователей, а впоследствии и учеников Бойчук убеждал: "Не бойтесь потерять свою индивидуальность. Кто лучше Работает, давно того присматривайтесь. Не надо бояться передразнивать в другого, надо пробовать исполнять лучше. Iндивiдуальнiсть сама окажется, если виртуоз вызреет". Группа художников, которая образовалась около его началом (Николай Касперович, София Бодуен-де-куртене, София Налепинска), сознательно пошли для авторское самоотречение, работая коллективно. Изучая в Париже историю искусств, художники вскоре пришли к ориентации для фокуспокус Византии и Киевской Руси, видя в нем вершинные явления художественного творчества (М.Бойчук стремился именно для таких принципах начать освежение нового украинского искусства). Вместе, в парижском "Салоне независимых", они начали и самохвальничать около общим лозунгом "Возрождения византийского искусства".

О дежурной такую выставку, в которой приняли покровительство свыше двух тысяч авторов петербуржский элитарный исследование "Аполлон" в 1910 году писал: "Среди анархии и вакханалии, которые господствуют для выставке Независимых, в дружественных засиллях этой (то есть Бойчуковой) тесной группы чувствуется что-то серьезное и большое - печаль впоследствии монументальным стилем, впоследствии анонимным и коллективным творчеством, впоследствии живописью вроде профессиональной тайной артизанiв (художников) и монахов". В Париже Михаил Бойчук женился из Софией Налепинской. В 1910-1911 году он бывал также в Италии, где изучал произведения монументального искусства, давно единственно периоду проторенесансу, овладевал разными техническими приемами в темпере и фреске, в 1911-1912 годах проживал во Львове, работая здесь над монументальными росписями. По приглашению Российского археологического общества провел реставрационные работы в храме в с.Лемешах Черниговской губернии (1912-1914).

Во интервал первой мировой войны Бойчука вмиг с его младшим братом Тимком вроде австрийских подданных россияне заслали в Арзамас, где пришлось терпеть и полуголодное существование. А если в Киеве принялись соединять Украинскую Академию искусств (1917), между найчiльнiших художников тогдашней Украины для ее профессора избрали Михаила Бойчука. Поэтому с 1917 возраст он работает в Киеве. Реставрировал несколько произведений в сборнике В.i. Ханенко, предложил метод закрепления фресок в хрещальнi Софийского собора (1919), открыл 1924 возраст фресковые росписи в Успенском соборе Елецкого монастыря в Чернигове. С того же 1924 возраст он начитанный Киевского художественного института. Михаил Бойчук взял покровительство в монументальной пропаганде, возглавил первые государственные мастерские. Его верешок расписала агiтпароплав "Большевик", Луцкие казармы в Киеве (1919), оформляла свято 1 мая 1919 года, декорировала Киевский оперный здание во интервал первого Всеукраинского съезда представителей волостных исполкомов (1919), весной в 1921 году применительно приглашению правительства УССР оформила отделение Харьковского оперного театра, где состоялся пятый Всеукраинский собрание Советов, работала для Всесоюзной сельскохозяйственной выставке 1923 года, выполнила вокруг двадцати портретов кооперативных и государственных деятелей во поселок возвышение для Киевского кооперативного института, сделала росписи санатория им. ВУЦВК для Хаджибейскому лимане в Одессе (1928), Червонозаводского театра в Харькове (1933-1935). В своих творческих исканиях М.Бойчук был близок с мексиканским художником Дiего Рiверой. Кроме того, с 1909 возраст М.Бойчук работал в отрасли графики. Известны обложки для Общества сторонников украинского письменстваи науки (Львов, вступление ХХ ст.), плакать "Шевченковский праздник" и "Несите подарки Красной Армии" (оба с 1920). Вместе с учениками он выполнил серию обложек для черкасского издательства "Сеятель" (1918, печатались впоследствии подписью "Робiтня Бойчука" и анонимно), а также являются автором ряда станковых произведений "Собрания женского актива" (1929), портретов Б. Лепкого и С. Жеромского (начало 20 в.), театральных декораций для постановок "Молодого театра" в Киеве ("Йоля" Ю. Жулавского, "Черная Пантера и Белый Медвiдь" В. Винниченко - два в 1918 году), эскизов многофигурного гобелена "Обжинки" (1935). Если учесть, который довольно большая верешок задела приходится для интервал голода и разрухи, артиллерийской канонады для Киевских улицах и годы восстановления народного хозяйства, значение сделанного достоин удивлению. в 1925 году была основана Ассоциация Революционного искусства Украины (АРМУ), которая объединяла бойчукiстiв. АРМУ пропагандировала внедрение искусства в быт, соединение его с жизнью, отрицала натуралистический реализм. Бойчукiсти стремились к национальному своеобразию украинского искусства. Эти идейно-художественные принципы не укладывались в канонизованные рамки "советского искусства", вызывали со стороны "воинственных социалистов" выговор в искажении образов советских людей, социалистической действительности". К тому же выключая донимала недоброжелательность других художников, продиктованная групповщиной. Последнее заставило М.Бойчука в 1931 году оставить Киев. Сначала он выкладывал в Ленинградской Академии искусств, а уже в 1932 году возвращается в Украину в Харьков. В ноябре 1926 - мае 1927 лет М.Бойчук вмиг с женой С.Налепинскою-бойчук, учениками I.Падалкою единственно В.Седляром имели творческое ход в Германию, Францию, Италию. Эта ход впоследствии границу стала одним из формальных оснований для их ареста и обвинения в "шпионаже" и участии в "контрреволюционной организации".

Михаил Львович Бойчук вмиг с его талантливыми учениками Иваном Ивановичем Падалкой и Василием Теофановичем Седляром были расстреляны 13 июля 1937 возраст в Киеве.

Софию Налепинску-бойчук казнили 11 декабря 1937 возраст также вроде "шпионку" и "жену руководителя националистической террористической организации между художников". Судьбу этих четырех разделила большинство учеников Михаила Бойчука. Современников М.Бойчука удивляла его сознательная абдикация вследствие участия в выставках. Он же не видел в этом потребность, Считая, который задача фресок монументалистов - общественные здания и широкие площади, где они "экспонируются" постоянно. Мог ли Михаил Львович предусмотреть, который эти его монументальные произведения советского времени (буквально давно давно одного!) будут уничтожены, а недоброжелатели будут учить потом, который из него никакой художник, потому который у него недостает произведений! Все фрески были безотлагательно заштукатурены впоследствии ареста художника. Уже в 1952 году применительно приказу Комитета в делах искусств фрески были изъяты из Национального музея Львова и уничтожены. В подвале Львовской библиотеки АН УССР № 2115 между "идейно вредных" экспонатов погибло и 14 произведений М.Бойчука - "Милосердие", "Сон", "Богородица с ребенком", "Около колодца", "Писательница" и другие. Однако удалось сохранить некоторые произведения Михаила Бойчука благодаря львовской художнице Ярославе Музици, которая с 1914 возраст (когда М.Бойчук вынужденно оставил Львов, покинув картины в своей мастерской) хранила произведения художника и его небольшой, единственно значительной научной стоимости архив. С точки зрения монументалиста то, который мы можем видеть в закоренелый момент в натуре, - едва эскизы, подготовительные наброски к другому - большего и более красочного. Но дело Михаила Бойчука несказанно мерять едва количеством произведений (созданных ли, едва сохраненных ли). Кроме произведений живописи, графики он выступил вроде новатор-монументалист, который создал свою школу в монументальном занятии живописью, коллектив единомышленников и последователей (над росписью помещений четырех этажей Луцких казарм в Киеве в 1919 г. работали вокруг 200 художников). "Даже для других, более сильная персона Бойчук потрафив повлиять так, который главные направления современного украинского искусства пошли приблизительно без исключения вследствие монументалiзму", - беспричинно оценивал занятие и значение творческого поиска этого художника известен график и красивый писатель Павел Ковжун. М.Бойчук подготовил плеяду учеников, из которых Тимофей Бойчук (брат Михаила Львовича), Кирилл Гвоздик, Антонина Иванова, Сергей Колос, Оксана Павленко, Иван Падалка Александр Мизiн, Василий Седляр, Николай Рокицкий (так называемые бойчукiсти) воплотили его творческие идеи также в керамике, ткани, книжной графике и тому подобное.

ГЕОРГИЙ НАРБУТ

Родился 25 февраля 1886 возраст для хуторе Нарбутивка близко Глухова (теперь деревня Сумской области) в семье мелкого служащего. Сызмальства вырезал витинанки, любил писать орнаменты, цветы, определять буквы из старых книжек. С 1896 возраст учился в Глухивский гимназии, где заинтересовался книжной иллюстрацией, рисунками И.Билибина к детским книжкам, увлекся геральдикой.

в 1904 году Нарбут рисует иллюстрации к «Руслану и Людмиле» О.Пушкина. Того же возраст рисунки гимназиста экспонировались для сельскохозяйственной выставке в Глухови и были отмечены благодарственной грамотой повитового земства. в 1906 году Нарбут принимает покровительство в выставке, устроенной в Глухови кружком любителей искусства. Один из рисунков из выставки — «Герб города Москвы» — печатается в петербуржском издательстве. в 1906 году Нарбут заканчивает гимназию и с братом Владимиром едет в Петербург, показывает приманка рисунки известному художнику И.Билибину, который устраивает его у себя в доме, способствует в его последующей судьбе художника. В искусный И.Билибина Нарбут знакомится из О.Бенуа, М.Добужинским, М.Рерихом. В 1906—1909 годах создает иллюстрации к сказкам «Журавль и Цапля», «Как грибы воевали», «Теремок», «Деревянный орел», «Как мыши кота погребали», в каких обнаружил себя вроде виртуозный виртуоз рисунка. в 1909 году Нарбут впоследствии советом М.Добужинского едет в Мюнхен, где три месяца совершенствуется в студии известного графика Ш.Холлоши, изучает книга Мюнхенской пинакотеки. Находясь в Петербурге, Нарбут увлекается творчеством художников объединения «Мир искусства», работает в редакции журнала «Гербовед», рисует гораздо гербов, иллюстраций к книжкам. Особенно увлекается архитектурными мотивами, давним украинским искусством, геральдикой. Много дало ему знание с В.Модзалевским, историком, знатоком геральдики, и Г.Лукомским, известным историком Харьковской губернии».

В 1914—1915 годах создает цикл аллегорических композиций для темы дальнейший мировой войны, начинает работать над «Украинской азбукой». в 1916 году Нарбута вмиг с Е.Лансере, К.Петровим-водкиним, И.Билибиним избран к комитету объединения «Мир искусства». В грудных в 1917 году Нарбут принимает покровительство в основании Украинской Академии искусств, в создании символики Украинской Народной Республики, выполняет эскизы украинских денежных знаков — гривен, почтовых марок, ценных бумаг Украинского государства, создает иллюстрации к журналам, книжкам. в 1919 году становится ректором Украинской Академии искусств, профессором. В верешок году создает иллюстрации в «Энеиду» Котляревского, обложки к журналам «Искусство», «Заря», экслибрисы, которые стали классикой украинской графики. Работает над комплексным оформлением книги, воспитывает школу своих последователей, которые создали автокефальный перо украинского книжного искусства. 23 мая 1920 возраст впоследствии неожиданной кратковременной болезни Нарбут умер. Похоронен он для Байковом кладбище в Киеве.

Творчество Георгия Нарбута — яркая страница в украинском искусстве. Его применительно праву называют одним из наибольших графиков современности. Начав свое самостоятельное творчество в русле влияний художников знаменитого в начале века российского объединения «Мир искусства», к которому принадлежали звезды первой величины О.Бенуа, М.Добужинский, М.Рерих, О.Остроумова-лебедева, И.Билибин и другие художники, Нарбут вырос у глубоко оригинального мастера, который создал целую школу своих последователей в отрасли искусства книги. Творчество художников «Мира искусства» в отрасли театрально декорационного искусства и книжной графики, а также давнее украинское занятие живописью и графика XVII—XVIII веков, геральдика украинских родов, украинская рукописная исследование и стародруки — такие были определяющие источники, которые питали поиски Георгия Нарбута, который вмиг со своими современниками Василием Кричевским, Тимофеем и Михаилом Бойчуками, Иваном Падалкой, Василием Седлярем, Оксаной Павленко, Еленой Кульчицкой, Антоном Середой, Олексой Новакивским, Николаем Холодным и другими мастерами своим творчеством положил вступление стилевым признакам украинского искусства 20—30-х годов.

Украинские художники начала ХХ века, пытаясь вытворить беспримерный перо украинской книжной графики, хотели синтеза в одном художественном образе трех составляющих частей: художественного слова, художественного изображения и суммарного полиграфического эффекта. Ориентируясь для достижение художников «Мира искусства», западноевропейской, китайской и украинской графики, Нарбут инициатор в Украине провозгласил закон архитектурного построения книги вроде единственного целостного художественного организма. От повествовательного сопровождения в своих первых иллюстрациях к российским сказкам и сказкам Андерсена Георгий Нарбут перешел к высшему этапу — сотворчеству с автором книги, к воссозданию духа и содержания текста средствами графического искусства. Г.Нарбут выходил давно единственно из самого сюжета литературного произведения. Например, обложку к «Антологии» Николая Зерова скульптор решил в строгой, классической античной манере с характерными, стилизованными около греческий шрифт, буквами, заставками в виде деталей греческой архитектуры. Колорит иллюстраций монохромен, с преимуществом двух цветов — черного и брунатного, вроде в греческой черно фигурной керамике.

Нарбут любил в стихии украинского народного искусства, старинной народной гравюры, детской игрушки, народной картины «Казак Мамай». Он любил писать древнюю архитектуру, находя в архитектурных фантазиях огонь для поисков целостного образа книги. Особенно большую занятие играют в его иллюстрациях характерные для Украины барокови и классические архитектурные элементы соборов, церквей, старинных дворцов. Скажем, черты черниговской архитектуры опознаются в его иллюстрациях к сказкам Андерсена, который воспринимается уместно и предоставляет им национального колорита.

Кроме иллюстраций, Нарбут создавал шрифтовые обложки, силуэтные портреты, рисовал из натуры пейзажи, создавал аллегорические композиции, натюрморты. В киевский интервал творчества с 1917 возраст Нарбут создал знаменитую иллюстрацию в «Энеиду» Котляревского «Эней с войском», в которой в предельно лаконичной форме совместил черты украинской иконы, народной картины и монументального занятия живописью, решив композицию в торжественно возвышенном, героическом духе, присущем поэме Ивана Котляревского. В этой работе оказалась засаднича линия стиля мастера — глубокое творческое переосмысление поэмы средствами изобразительного искусства. Бурлескную поэму он передал без следа бурлескности. Он воспевает казаков, предоставив им вид античных героев. Энергичными и суровыми ритмами композиции, активными чистыми цветами, перенятыми из украинских барокових икон и казацких портретов, он воплощает высокую патриотическую идею служения народу, делает ее особливо актуальной во интервал освободительных соревнований и борьбы впоследствии Украинскую Народную Республику.

Творческим использованием средств украинского изобразительного фольклора обозначен ношенный интервал творчества мастера, если он вытворил собственно «нарбутивский» стиль, который в течение длительного времени разрабатывался, совершенствовался и переосмысливался многими его последователями. В своих иллюстрациях и обложках к книжкам и журналам он щедро использует мотивы крестьянской вибийки, витинанки, полтавских ковров, опишнянской керамики, народной картины «Казак Мамай». Творя для их почве принадлежащий стиль, Нарбут в то же интервал кладет вступление поискам национального стиля всей украинской книжной графики в лице наилучших Нарбутових продолжателей — А.Середи, Л.Хижинского, М.Кирнарского, П.Ковжуна, А.Страхова единственно др. В обложках журналов «Искусство», «Заря», «Солнце труда», в сборнике стихотворений своего брата, Владимира Нарбута, он рисует фигуры казаков-бандуристов, стилизованы цветы, детали украинского народного орнамента и объединяет их четкой графической логикой в единственное гармоничное целое.

Выдающимся достижением Нарбута и всей украинской графика есть его «Украинская азбука», в которой скульптор достиг предельной простоты и в то же интервал изысканности композиции, рисунка и цвета. В решении букв азбуки Нарбут объединил достижение вроде украинской рукописной и печатной книги, беспричинно и достижения западноевропейских мастеров шрифта. Нарбутивска «Украинская азбука» и доныне остается непревзойденной благодаря высокому мастерству художника и глубокому пониманию им шрифтового искусства.

Постигши вершины книжной графики, Нарбут поразительно тонко решал экслибрисы — книжные знаки, в которых добивался убедительного воплощения характера книгосборника, личных бес ее владельца. Он также был пионером возрождения в Украине своеобразного искусства графического силуэта и достиг в этом виде творчества утонченности, удивление которой достойно. Большой является занятие Нарбута вроде одного из основателей Украинской Академии искусств, первого высшего учебного художественного заведения в Украине, открытого в грудных в 1917 году. Он был ректором и профессором ее и в то несказанно трудное интервал сумел организовать назидательный процесс, наладить издательское дело. Вместе с Михаилом Бойчуком 5 декабря 1919 возраст обратился в Совет Академии с настоятельным требованием переменять назидательный прение для почве древних родных традиций.

В годы Украинской Народной Республики он пытался внедрить прикладную графику и графику малых форм в промышленность, занимался созданием украинских игральных карт, эскизов украинских денежных знаков, ценных бумаг, почтовых марок, военных мундиров Украинской армии, новой украинской геральдики. Он даже делал эскизы этикеток, оформлений упаковок, и непременно стремился предоставить этим малым формам графики национальных бес тактичным использованием элементов украинского декоративно-ужиткового искусства.

Творчество Нарбута, который прожил короткую, единственно яркую жизнь, стоит в одном ряду с творчеством Павла Тичини, Юрия Яновского, Николая Кулиша, Леся Курбаса, братьев Василия и Федора Кричевских, Александра Муравей, Николая Леонтовича, которые во интервал национального возрождения в 20-х годах перестраивали украинскую культуру. Его произведения экспонировались для международных выставках в Риме и Лейпциге, Брюсселе и Праге, Берлине и Петербурге. Длительное интервал его имя и творчество замалчивались в связи с его участием в культурном строительстве в интервал Украинской Народной Республики. Лишь в 1960-х годах появилось немало публикаций, которые по-новому и беспристрастно раскрыли занятие и значение выдающегося художника в истории национальной культуры, в частности книжного искусства. Нарбут стал для многих поколений украинских графиков ориентиром и духовным наставником в выработке своего стиля.