With an overview of the twentieth century George S.n. Luckyj


СОДЕРЖАНИЕ.

Раздел И. Модернизм

Раздел ІІ. Традиция.

Раздел ІІІ. Неудачная бунт 1917

Раздел ІV. Травма социалистического реализма

МОДЕРНИЗМ.

В начале девятнадцатого века украинская беллетристика стала выразителем национальной идентичности и это продолжалось в походка столетия. Появление модернизма не было попыткой избежать традиции и реализма, сколько господствовал для рубеже девятнадцатого и двадцатого веков. Две тенденции – старая традиция и новичок модернизм существовали рядом. Последний возник как естественной защита навстречу царской колониальной политики доминирования и русификации. При отсутствии политического запрещения, писатели избирали занятие защитников национальной идентичности, которая концентрируется языком и культурой. Они сильно придерживались знакомых форм и стилей и адресовали их широкому кругу читателей. Модернисты, с второй стороны, пробовали казаться вне национальных границ и стереотипов и выделывать суть для искусства.

Пробуждение национального сознания, которое прежде вспыхнуло в романтичной поэзии Тараса Шевченко, распространялось невзирая для царские запрещения для украинские публикации в 1883, 1876 и 1881. Эти запрещения начались уже 1720 из царя Петра и, запрещая публикации церковных книг в старой Украине. Ведущей идеей в литературе является власть народнического и реалистичного стиля. Жизнь рядового крестьянства была доминантной темой. На исходе девятнадцатого века возникают в украинской литературе новые тенденции, которые получили имя модернизм. Таким образом, народ и модернизм существовали в разных формах и дискуссиях развязанных в конце девятнадцатого и в девятнадцатом веке.

В одной из своих статей, Иван Франко, величайший галицкий писатель и критик, рассматривая литературу того времени, не изза цензуры и государственное угнетение, Франко увидел горячность прогрессу в украинской литературе в походка прошлого девятнадцатого века. Это особливо оказалось в творчестве некоторых молодых писателей – например, Крымский, Хоткевич, Стефаник, Коцюбинский и Кобилянска – которые ближе наблюдали жизнь, необыкновенно самоотверженный понимали суть и разные социальные функции и имели сильную веру в будущее национального развития. Модерное стихосложение продлило нынешний починка в направлении чистоты языка и мелодичности стихотворений... Наша проза... Завладела поэтическим стихотворным рядом, мелодичностью, утонченностью и разнообразием. Молодые писатели были ознакомлении с лучшими европейскими образцами, были последователями “новых учений” из психологии и изображали внутренний, академический битва больше чем внешние события.

Эта сочинение была впервые опубликована в 1901 году, все три возраст более позднее Франко написал статью “Интернационализм и национализм” в модерной литературе в которой он охарактеризовал в целом позитивное вдохновение модернизма западноевропейской литературы, сколько вмещал “здоровое рациональное зерно”.

Также в 1898 он опубликовал большую статью сравнительный эстетике, в которой Франко защищает литературную критику, лишенную политического, социального и религиозного давления. Большая номер его статей была посвящена “поэзии и музыке, и лирике, и живописи”.

Было, однако, значительное задержка падающему надежде модернизму. Известен народнический зоил Сергей Ефремов остро напал для него в большом ряду статей: “В поисках новой красоты” выданной в 1902 в “Киевской старине”. Он слишком слаб в “Поэзии в прозе” Г. Хоткевича и обнаружил большинство своего гнева для Ольгу Кобилянску. Он признавал, сколько она имела дарование все был неспособен встречать что-либо стоимостное в ее повестях и модернистском романе о честолюбивой феминистке “Царевна”. Героиня, как он считал была насильственной, ее действия неадекватно мотивируются, а идея, заимствованная вследствие Ницше, стремления виднеться супермодерной, напротив темной толпе, недопустимая. Согласно Ефремову, “аристократизм” Кобилянской был основан для сомнительной этике. Она идеализировала природу и ее слог был несовершенным. В конце Ефремов осудил Кобилянску изза ее презрение к простому народу. Другая писательница – Наталья Кобринска испытала гнев Ефремова с выходом своих ранних реалистичных рассказов и попытки писать как символистам. Наконец, Ефремов зацепил малоизвестное модернистское издание “Живые струны”, сколько выдавал Станислав Пшибишевский украинским языком. Это навело Ефремова для мысль, сколько основная желание украинского модернизма заключалась в том, для потчевать инстинкт, хоть обвинения были, конечно, абсурдными. Его опасение, сколько в проповедовании “чистой красоты” были необыкновенно необоснованы. Враждебность Ефремова была выражена в его неспособности понимать модернизм как реакцию навстречу устоявшихся норм. Конечно, горячность из произведений модернистов были художественно несовершенными, все однако же не понимает”. Ефремов высмеял дискуссию Вороного с Франком и рассмотрел их личные взносы в исследование с большим сарказмом. Ефремов пробовал понимать в модернизме один временную, переходную стадию к более “зрелой” литературе, которая довольно идти интересам народа. Напоследок он видел такую “новую, свежую силу”, как ни странно в произведениях Винниченко и советовал Вороному отказаться вследствие “туч” и возрастать “в долине”.

В это самое время, в первом десятилетии нового века, модернистские течения появились в литературе Западной Украины, которая находилась тутто около воздействием Австро-Угорщини. Свободно организована партия молодых писателей “Молодая Муза” появилась у 1906. между ее членов были Владимир Бирчак, Степан Чернецкий, Михаил Яцкив, Петр Норманский, Остап Луцкий, Василий Пачавский, Осип Туринский и Елдир Твердхлиб. Также связанный с ними был пиита Богдан Лепкий. В 1907 Остап Луцкий опубликовал статью в “Деле”, которая воспринималась как извещение “Молодой Музы”. Он начал с описания “новой волны” в западноевропейском письменництви и искусстве, сколько была около воздействием произведений Ницше, Ибсена и Метерлинка. Эту “потерю всех надежд”, “переворот ценностей” и новые “мистические небосводе” дозволительно было запоминать и в украинской литературе, в частности в произведениях Ольги Кобилянской. Старшая критика, такие как Ефремов, высмеяла тех, который писал по-другому. Художественное создание в соответствии с “новой школой” не было ни опекуном, ни “пропагандой”, его единственная занятие – внутренняя “духовна ” нужда художника, сколько не может виднеться закрыт в рациональные рамки. Вместо “холодных аргументов”, выливают огонь своих собственных сердец, потому сколько искусство должна, в первую очередь, виднеться поэзией. О новой тенденции в литературе “дала нам Кобилянска, Стефаник, Леся Украинка, Лепкий, Щурат и горячность других”, как результат, возникла и “Молодая муза”, чье предупреждение заключается в том, для помогать новой литературе вследствие приманка публикации.

Сравнивая российский и польский извещение модернистов сочинение Луцкого была мягкой и сдержанной. Она незамысловатый констатировала о существующую литературную ситуацию. Однако, меньше как изза месяц, также в “Деле” она была гневно раскритикована Иваном Франком. В начале своего гневного выступления, которое без сомнения также усиливалось гневом в пародиях Луцкого для его произведения, Франко призывал читателей внимательно разбирать поэзию модерниста Василия Пачавского, которого обвинил изза “нитшеанство”. Влияние Ницше было недолговременным и “большая духовная кризис” в Европе о которой Луцкий писал, была несуществующего Франко высмеял идею, сколько беллетристика должна наказывать новые чувства. Старшие писатели заслуживают внимания, в то эра как новые писатели не сумели нравиться читателей своей “утонченностью” и “искренностью человеческих отношений”. “Модернизм – писал Франко, - ” недолжен начинать частью литературного процесса. Напоследок он выступил навстречу публикации “Молодой Музы”. В целом его известие перед “Молодой Музы” было бескомпромиссным. “Нужно отгадывать конец”, - писал он в письме к Грушевскому, - “относительно деформации, глупости и претензии нашей “Молодой Музы””.

Резкость критики Франка вызывала капелька протеста. Его мнение оставалась неопровержимой и никакая настоящая прение между народниками и модернистами в Украине не состоялась. Характерно, однако, сколько защитники традиции (Ефремов, Франко) обнаружили поверхностные оценки модерной литературы.

Спустя некоторое время, начиная с февраля 1906 “Молодая Муза” выдавала исследование “Мир”, редактируемый Вячеславом Будзиновским и исследование “Молодомузивець”. После послабления цензуры в России, второй модернистский исследование “Украинский дом”, был основан в 1909 в Киеве. Редакторами стали Павел Богацкий и Никита Шаповал чей литературный вымышленный был Сриблянский. Его ведущей критикой и теоретиками были Николай Евшан, ряд произведений которого были выданы отдельно. После нитше и Раскина, Евшан заявил о новой эстетичной культуре, намерение которой – новичок и гармоничный человек, сколько не довольно конфликтовать с другими и с собой, и какая желание могла независимой и счастливой.

В целом украинский модернизм был умеренным, или, к сожалению, неспособным выдвинуть важные новые теории, экспериментировать с новыми стилями и структурами.

Фактически некий модернисты не могли весь угомониться вследствие реалистичной традиции. При проповедовании “Искусства для искусства”, они все вновь желали обслуживать национальные проблемы. Их цель, возможно, лучше один была выражена в письме к Панаса Мирного, написанного в 1903 Михаилом Коцюбинским и Николаем Чернявским. В походка сотни лет существования наша современная беллетристика (из исторических причин) лелеялась в значительной степени селом, жизнью села и этнографией. Крестьянин, обставили его жизнь, вот едва и все, сколько занимало мысль и способности украинского писателя. Хотя есть довольно исключений. Наш нынешний читатель, вырастал для лучших образцах современной европейской литературы, которая является богатой не один для темы, все и в манере построения конфликту, имел право надеяться вследствие своей ближний литературы более широкого поля наблюдения, правдивого описания всех аспектов жизни каждого, не незамысловатый (лишь) социального состояния и желал желание столкнуться в нашей беллетристике с прорабатыванием философских, социальных, психологических, исторических и других тем.

Поиск новых форм продолжался в походка нескольких десятков и дал некоторые результаты. Двадцатый долго начинался сборником “экзотичных” произведений многообещающего молодого восточного ученого Атагангала Крымского (1871-1942), около названием “Пальмовая ветвь” (1901). В своем предисловии, обсуждая “свидску” любовь, он определял, сколько его произведения рассчитаны “не для людей со слабыми нервами и отсутствующей энергией”. В произведениях он обнаружил особый индивидуализм и высокомерие, ища всегда “оголони эстетичные чувства”, стоны миллионов охваченных голодом и несправедливостью не интересовали его. Лирический герой “Пальмовой ветви”, как Андрею Ляховского, героя его модерные стичного роману около таким же названием. Написанный между 1894 и 1904 сей книга автобиографичен, невзирая для извещение автора о противоположном, имеет все черты “упадка”, самовлюбленность, сексуальность, эротизм, мистицизм, даже софизм. В 1905 Леся Украинка написала необыкновенно длинное письмо к Крымскому с острой и детальной критикой.

Другой модернист, Василий Пачевский (1878-1942) сделал особый закон в 1901 сборником лирических любовных поэзий. “Рассыпанные прежде”, тепло поздравил Франко. Двумя годами позже Пачевский выдал “Сон украинской ночи”, националистические поэзии, которые предшествовали его более более поздней пьесе “Солнце руины” (1909), какие браковало реальности поэтических возможностей. Однако, один в своем сборнике “Строе и Марене” он возвращает свое ранее вдохновение. Критика указывает для соотношение между ранним Пачевским и Тичинию. Критический разбирать Франка – наилучшая разбирательство Пачевского.

Так Пачевский продемонстрировал нам, сколько он является большим мастером нашего языка, искренним и талантливым поэтом, сколько глубоко настроил свое ухо к мелодии наших народных песен и языка народа и который имеет искусную технику стихотворения, которой владеют один некоторые, он одним прикосновением может сплетничать нежные аккорды в наши души, будячи желаемое настроение и выдерживая это перед конца. В слове, в свойствах и поэтических возможностях исследование Пачевского пробудила во мне большой веселый отзыв. Его потоки поэзии, естественные, добровольные, якнайпростиши проявления его чувство. Даже если это вкус все вновь не необыкновенно глубокое и круг впечатлений не широкий, даже если его мелодии монотонны, тем более требуют нужда отдаться его таланту, сколько может выразить самые простые и наиболее обычные багаж поэтически, не стереотипно, может живописать новыми (свежими) не одолженными цветами.

Некоторая идеализация была завоевана между модернистов Петром Карманским (1878-1956), чья книга “Из папки самоубийцы” опубликован был в 1899. его грядущий книга “Ой, люли печали” (1906), имела характерную передмогу товарища Михаила Яцкива: “Мы были родились случайно, несчастливый, разрушить дешевые взгляды, нарушать сладкую недостаток мещан.” Мы окрещиваем наших детей со слезами наших людей, крепим их в огне наших сердец и ведем их дальше к Храму красоты. Там существует некоторая комедия: некий не воспринимают нас всерьез, все наша здание большая. Это родословная товарища Петра. Его исследование предусмотрена для тех, который довольно подыгрывать нас, для тех как писал Пшибишевский, который рубит новые дорожки в пролисах.”

Карманский выдал другие сборники пессимистической лирики: “Пливем кстати морю тьмы” (1909) и “Под открытым небом” (1917). Он также перевел Данте. После революции 1917 он провел некоторое эра в Южной Америке, создав книгу путешествий “Между родными в Южной Америке” (1923). Он также оставил некоторые яркие исследование о “Молодой Музе” – “Украинская Богема” (1936). После 1941 он написал довольно о советских трактатов.

Два младших поэта “Молодой Музы” заслуживают виднеться упомянутыми: Степан Карпецкий (1881-1944) был также критиком драмы и фельетонистом около псевдонимом Тиберий Воробей. Он выдал сборники поэзий “В богослужение печали” (1908) некоторые короткие новеллы и эскизы в “Диком винограде” (1921). Другим поэтом и переводчиком был Сидор Твердо пища (1886-1922), автор сборников стихотворений “В свичади плеса” (1908). Он также написал короткие рассказы и перевел для польскую “Антологию современных украинских поэтов” (1911). Он был убит украинскими националистами изза особый пропольский выступление.

Богдан Легкий (1872-1941), сколько жил в Кракове, где он позже выкладывал украинскую литературу в университете, был настановником для многих молодых поэтов. Он был необыкновенно плодотворен, создавая горячность сборников поэзий, между которых “Ленты” (1902), “Письма падуть” (1902), и “Над рекой” (1905), также короткие рассказы “Из села” (1898); книга “Под скромный вечер”(1923); тетралогию “Мазепа” (1926-27); исторический книга “Крутиж” (1941). Современный взгляд о достижении Лепкого не необыкновенно отличались вследствие более ранней критики: “Нельзя испытывать Богдана Лепкого как поэта острого социального наблюдения, как мастера концептуального философского мышления; его нрав (природа) рефлексивна. Его лирическому “Я” доминирует персональный, принадлежащий дружба преобладает над внешним действительностью. Центральной темой поэта является стремление, которое определяет романтичное старание его чувств и рассуждений.

Двое известных поэтов Восточной Украины были модернисты: Николай Вороний и Александр Олесь. Вороной (1871-1942) получил свое высшее образование для Западе (Вена, Львов) и был прежде связан с театром и журналистикой. В 1900, кстати возвращении в Российскую Украину, он присоединился к Революционной украинской партии РУП. Он выдал аньлеанах “Из над туч и долин” и горячность работал для театра. Его первыми сборниками поэзий были “ Лирические поэзии” (1912) и “В сиянии мечты” (1913). В предисловии к последней Спиридон Черкасенко написал: “Характерные черты творческого потенциала Вороного – активность, запал и поиск. Органически он не может брать старые формы и жалостные копии, и видит создание новых форм, новых ритмов, образов, и символов как главную задачу поэзии. Также не имеет никого более святого для него как Украины...” “Все, сколько происходит в нашей жизни, – банальность – это проза. Поэзия задумана естественном, неприкосновенным человеческой рукой, “в месячном свете и между звезд, в тенях и тайнах ночи с ее соловьями для весне, которая зовет, звонит, к жизни цветов и бабочек.” Имитация старого романтизма, сколько существовал в украинской и российской поэзии, сколько приходил в несостоятельность все время, некоторое время. Олесь из его прямым сильным талантом возобновил это и “огонь, сколько спал в пепле” вспыхнул, все один в походка короткого времени, был погашен для всегда. Даже символизма Олеся не имеет нисколько общего с закутыванием предмета в сложной и изобретательной массе ассоциаций, настолько подобных с произведениями Меларме Вячеслава Иванова, Иннокентия Анненского, Блока и беспричинно далее

Запрещенный в походка десятилетий в советские йцукраини отдельные произведения Олеся были переизданы там в 1964 с предисловием Максима Рильского.

Два молодых поэты с выразительными чертами модернизма заслуживают виднеться упомянутыми: Николай Фименский (1873-1938) и Грицко Чупринка (1879-1921). Фименский был автором “Лирики” (1906), одобрил “Календарь” изза “его номер и воспитанность тона, и его глубину” и он вытекал из сочетания его украинской души с элементами современного европейца, в первую очередь французской поэзии. Чубчик, сколько начинал и закончил как традиционалист, показал некоторую весть в “Огнецвете” (1910), сколько был воспринят Шаповалом, как “веселый и беззаботный... работа писателя-символиста и сторонника чистого искусства”. Фименский был арестованный в 1938 и погиб в Гулази. Чубчик был убит большевиками в 1921. В 1988 он был реабилитирован со следующим комментарием Николая Жулинского.

Творчество Григория Чупринки – это характерное контрафакция сердцебиения украинской интеллигенции первого десятилетия двадцатого века. Это был замысловатый дистанция нашей интеллектуальной истории, связанной с эмоционально активным пробуждением национального сознания и неминуемых новых дорог культурного и литературного развития, динамического поиска новых образов, форм и средств выражения. Выдающуюся занятие в этом обновлении сыграл символизм, сколько в конце девятнадцатого и в начале двадцатого веков (розпрестер) свое крыло кстати Украине.

Большим писателем раннего модернизма, драматургом, который начал писать в конце девятнадцатого долго была Леся украинка (настоящее имя Лариса Косач) дитя известной писательницы Елены Пилки (1849-1930) и племянница отца украинского демократического социализма Михаила Драгоманова (1841-1895), она стала ведущим художником своего поколения. Ее затейщик книга стихотворений “На крыльях песен” (1893) был малым предисловием ее более поздней пламенной революционной поэзии. Ее поэтический цикл “Невольнические песни” (1893) известный, благодаря высказыванию Франка, сколько “Леся Украинка была одинокой мужчиной” для свою Украину. Она преодолевала туберкулез, сколько наносил вреда, сколько закончил вещество преждевременно, писала вдохновении, утверждая вещество поэзии. Некоторые из них “Contra spem spero”, “Всегда терновый венец”, “Слово, почему ты не твердая крица?” стали образцами самой прекрасной поэзии со времен Шевченко. Ее поэтический дарование был беспричинно оценен Борисом Якутским, редактором и издателем ее первого сборника стихотворений: “Два источника творческого потенциала лежат в душе Леси. Один, сколько она вынашивала и удержала в походка длинной борьбы быть жизни – элемент настоящей революции, отход вследствие традиции, борьба не быть жизни, а изза смерть, и безграничная любовь революционным идеям в их романтичной форме. Глубокий лиризм был вызван Лесиними пламенными темами, которые призывают упорной борьбы с призывом как “убивает меня, я не буду уступать”. Этот номер стихотворения Леси Украинки не потеряет свою актуальность в походка длительного времени.”

Намного большие достижения Леси Украинки как драматурга. Она написала довольно драматичных поэм – “Одержимая”, “Каландра”, “Оргия”, “На руинах”, “Вавилонский плен”, “На поле крови”, “В пуще”, также пьесы “Голубая роза”(1896), “Руфин и Прищилла” (1906) “ Боярыня” (1910), “Лесная песня” (1911), “Каменный хозяин” (1912). Многие ученые указали, сколько ее темы и предметы вследствие мировой истории и литературы. С. Биза прокомментировал: “В пьесах лессе украинки два аспекта кажется смешанные: индивидуальных и национальный с одной стороны и общий из другого. В драмах не имеет нисколько индивидуального, для не бедно универсального значения; и большинство близких национальных проблем всегда находят близкие параллели в истории других наций.”

Николай Зеров оценивает ее две последних пьесы соответственно: “Только для исходе жизни (Леся Украинка) находится около властью реалистичной драмы. “Каменный Хозяин” и “Лесная песня” – драмы в прямом понимании слова. У них – бездна идеи, явный диалог разнообразие тем и мотивов, психологическое звучание характеров вытесняется движением, разнообразием действий, визуальной красотой сцен. Пьесы Леси Украинки являются наивысшим уровнем развития украинской драмы. Во всей нашей украинской литературе вышли нисколько более более могучего и органичного-гидного чем “Каменный Хозяин” и “Лесная песня”.

Одна из пьес лессе Украинки “Боярыня”, вследствие ее сильную антироссийскую предубежденность была запрещена в советской Украине и была исключена из публикации перед 1989. Леся Украинка также оставляла некоторую литературу критики и замечательные сборники частных писем. В письме к Кобилянской она “не желала быть приманка руки и отказаться вследствие неоромантического флага.”

Из женских писателей-модернистов наиболее выдающейся была Ольга Кобилянска (1863-1942). Родилась и выросла для Буковине, она была около сильным немецким влиянием. Некоторые из ее ранних коротких повестей и рассказов (“Вальс меланхоличен”, 1898) были особливо модерновими. Ее первые повести “Человек” (1894), “Царевна” (1896). Была феминисткой изза духом. Николай Евман беспричинно охарактеризовал ее ранние произведения: “В произведениях Кобилянской новая, идеальная область открыта для нас, давая мнение о новой землю, где человеческий запах очищает земную персть и находит вертеп вследствие бурных волн жизни. Мы должны избавиться всех надежд и стремлений и один одна горячность довольно у нас: развертываться даже выше в рамках совершенствования, лепить собственную душу так, для это могло светить красотой и блистать горячею любовью. Мы отворачиваемся вследствие ежедневных забот, которые обременяют нашу душу и начинаем довольно внимать принадлежащий аккорд сколько там отбивает пульс вечности.

Это приношения в жертву мы не воспринимаем как обида качества, напротив, мы счастливы, с того времени, из уважения к идеалам любви и красоты, мы видим закон нового царства, если новая вещество начнется для индивидума с возможностями гармоничного развития всех его духовных сил.”

Одним из наиболее оригинальных прозаических писателей модернистов был Василий Стефаник (1871-1936). Сын крестьянина из Покутского региона (уезду) .вин написал приманка короткие новеллы для местном диалекте. Но он действительно бесчисле ваятель в манере экспрессионизма. Его затейщик книга коротких новелл, некоторые из которых настоящие миниатюры, была “Синяя книжечка” (1899), вмещала “Каменный крест” (1900), “Дорога”(1901), и “Земля”(1926).

Старший писатель, наибольший украинский импрессионист был Михаил Коцюбинский (1864-1913). Он начинал как реалист в “Андрей Соловийко”(1884) и “Для общего добра”(!895). постепенно, однако, он оставил реалистичную книга в интересах коротких импресионалистичних психологических новелл типа “На камни” (1902), “Цвет яблони”(1902), и “Intermezzo”(1908). Он также автор двух повестей “Fata morgana”(1903-10) и “Тени забытых предков” (1911). Первая заключена во эра восстания крестьян в селе, вторая о гуцулах в карпатских горах.

Писателем, сколько вследствие его весть в книга и драмы принадлежит к лагерю модернистов был Владимир Винниченко (1880-1951). Его затейщик притча “Красота и сила”(1902) обнаружила его полномочным как наблюдателя пролетарских и буржуазных ситуаций. Винниченко также автор нескольких романов, лучший из которых “Записки курносого Мефистофеля”, 1917.

Другим весомым талантом был Игнат Хоткевич (1877-1938), сколько начинался как модернист из “Поэзий в прозе” (1902). Его помнят в основном вследствие его реалистичное создание о среде гуцулов, “Каминная душа”(1911).

ТРАДИЦИЯ

Огромной фигурой между этих писателей – есть Иван франко, чья литературная арена началась в конце девятнадцатого века все развилась хорошо в двадцатом. Судьба Франка была многогранна: он был известным активистом в социалистических и радикальных кругах, он был журналистом, ученым, литературным критиком, и автором во всех трех жанрах: поэзии, прозе и драме. Дружественный из Драгомановим, он все действительно верил в волю и независимость Украины, эту веру он изложил в “Вне пределов возможного” (1900), сколько советские редакторы исключили из его произведений. Сын сельского кузнеца, он воспринимал себя “рабочим ручки” и работал неутомимо, временно в 1908 серьезная болезнь не превратила его у полуинвалида. Его собраны произведения давеча были выданы в пятидесяти томах, хоть в сильно измененной цензурой форме.

В 1900 Франко был признанным писателем. В 1900 он выдал книга “Перекрестные тропинки”, и в 1907 другую – “Большая грусть” обе они написаны в реалистичном стиле, все с сильными признаками триппера. В 1095 прибытие его “Богуславских рассказов” показала его постоянная социальная обеспокоенность.

Французский натурализм не имел никакого влияния для Франко, если не появились его первые рассказы и повести. Даже, тогда, затем ознакомления с ним, это вдохновение не было для столько сильный, для дозволительно было относить Франко последователем натуралистов. Франко, лица заметно был зависим вследствие натурализма в своих народнических произведениях – описывая социальное состояние. Но Франко воспринимало социальное имущество как гражданин, сколько хочет брать покровительство и уговаривать для них. Настоящие натуралисты социальный прение как исследователи, которые не хотели изменять вещь, принимая собственное участие.

В 1905 Франко выдал свою выдающуюся большую поэму “Моисей”. Основанная для библейской теме, она нарушала в философских аспектах проблему национального вождя.

Юрий Шевелев ставит поэму в контекст творческой деятельности Франка: 1905 год в жизни Франка был годом счета между жизнью и смертью, годом преодоления сомнений и нерешительности, продвижения изза границами возможного и продвижение в неопределенном направлении, и предоставлению содержанию человеку и национальной жизни и созданию наивысших духовных ценностей. Поскольку обречен Коцюбинский написал в своих последних произведениях о славе жизни, тоже сделал Франко в своей поэме “Моисей”, искусство “Сойчиному крыле”, искусство “Под оборогом” (мемуары) и “Откровенном письме к украинской галицкой молодежи” (журналистика). Наивысшим достижением этой поэмы “Моисей” ... переплетения эти трех аспектов – “один” – индивидуальное социальное, и философское – делает “Моисея” одной из вершин украинской литературы. С формальной стороны – тоже значение поэмы выше поэзии того времени.

М. Рудницкий указал, сколько номер более ранней поэзии Франка тяготела к символике: “Увядшие листья” (1896), более длинное эра оставалась сборником рассчитанным для читателей младшего поколения. С точки зрения композиции – это наиболее неповрежденный (компактный) цикл, и наиболее несходный кстати форме. Это лирическое признание с подтекстом разочарования и отчаяния был убедительнее, чем гимн “Вечный революционер”, сколько является прекрасным программируемым стихотворением, которое подходит для военной музыки.

Писатели-реалисты продолжали писать затем 1900. в этом году Борис Гринченко (1863-1910) выдал книга из крестьянской жизни “Среди темной ночи”, показывая не беспричинно “классовую борьбу” между крестьян, как возвышение преступного сознания.

Три писателя выделяются вследствие особый воздаяние в украинский реализм. Они – Степан Васильченко (1878-1932), Лесь Мартович (1871-1916) и Марко Черемшина ( настоящее имя Иван Семенюк 1874-1927). Высоко поэтическая проза Васильченко нередко раскрывает дружба детей; Мартович – знаток отображения материального положения крестьян; и Черемшина как Стефаника является одним из лучших психологического изображения крестьян. Черемшина – лирик в сердце, в содержании, сколько он охватит персона моменты жизни и дозволительно иметь ими, приятны ли они как не приятны и хочет один сохранить их прежде, чем они исчезнут. Дойдя перед нас “эпическое” качество (качество) – это результат обобщенного показа миру, в котором он живет, а более быстрое орудие к того мира, сколько показан без любого объяснения.

Протеже Ивана Франка, Осип Маковей (1867-1925) был прозаическим писателем некоторой величины (весы). Автор ряда небольших произведений “Наши знакоми” (1901), повести (роману) “Залесья” (1897), которое изображает вещество священнослужителя в бедном селе, исторический книга “Ярошенко” (1905), он зарабатывал для убогую вещество как писатель и редактор “Буковины”. Критик О. Засенко объяснил, сколько нередко сатирические произведения Маковея имеют большую значение как картины тех времен.

Одна из центральных тем прозы Маковея была вещество галицкой буржуазии. Мир мелких, собственнических интересов суеверия в ежедневной жизни, известие к официальным званиям (посад), карьеризм, пренебрежение (пренебрежение) гражданским долгом, все это было отбито во многих повестях, рассказах и фельетонах Маковея. Он знал буржуазный структура необыкновенно хорошо. Он видел это не из расстояния, а с середины, и проникал глубоко в дружба фантазии концентраций своих героев-торговцев, должностных лиц, духовенства и интеллигенции.

Автор, сколько в юности “заигрывал” с “модернизмом” в сборнике коротких новелл “Страдания молодого человека” (1901), – все сколько позже обратился к реализму был Антин Крушельницкий (1878-1941). В 1898-1918 он написал книга “Будничный хлеб”, странное соединение стилей. Он хорошо помнит книга Рубят нас (1914), в котором огромные визиски приобретают гигантские размеры. В 1920-х Крушельницкий эмигрировал в Советскую Украину, где был позже арестованный. Он с тех пор был реабилитирован и переиздан. Другой молодой, все не менее осязательный автор был Архип Тесленко (1882-1911), сколько провел длительное эра в тюрьме вследствие свою революционную деятельность. Он автор многих локаничних коротких произведений о жизни крестьянина и бесчисле повести “Казнена жизнь” (1910) в которой героически доводят перед самоубийства.

Четыре поэта народнического лагеря заслуживают виднеться упомянутыми. Владимир Cамийленко (1864-1925), способный переводчик “Дома” Данте, был лучше обыкновенный своими юмористическими стихотворениями. Его поэзии были заключены в книга “Украине” (1906). Николая Чернявского (1868-1946), похвалил Евшан изза его “теплый лиризм, альтруистичные убеждения... и идеализм”. Среди его многих сборников, поэзий были “Донецкие сонеты” (1898) и “Зори” (1903). Его произведения были запрещены Совитами в 1930-х, затем того, как он был арестован. Он был посмертно реабилитирован. Две женщины писали лирические стихотворения: Христя Алчевск (1882-1932), автор “Тоска кстати солнцу” (1906) и Уляна Кравченко (настоящее имя Снайдер, 1860-1947), автор сборника “Прима вера” (1885). Нажаль Кравченко была довольно не производительной в своих более более поздних годах. Наконец, Александр Козловский (1876-98) был поэтом многообещающим. Его безраздельно книга стихотворений “Мирти и кипарисы” был выдан затем смерти и 1905, из хвальной предисловием Ивана Франка.

Соревнование (дискуссия) между народниками и модернистами было в конечном счете решено с победой последнего. Андрей Никовский написал в 1912, сколько “Украина имеет право для высшую культуру и соглашаться назначенным ей путем... Украинская беллетристика пошла дальнейшее украинского читателя.” Все-таки, хоть отставая, народничество продолжало быть и вертеться к широкому читателя.

НЕУДАЧА РЕВОЛЮЦИЯ, 1917-32

В канун революции 1917, наибольшие украинские интеллектуалисты хотели большей воли и культурной автономии для своей страны. Некоторые пошли дальше и выступали для защиту политической независимости. Однако, украинское житель в целом удавалось как к апатии как к анархии. После того, как упал царизм в новом 1917, украинцы образовали бюро “Центральную Раза”, сколько позже приобрела движимость и полномочия правительства. Революция в Украине боролась, в первую очередь, изза национальное освобождение, однако, фактически, гражданская битва преобладала над национализмом, большевиками, белогвардейцами, анархистскими силами, которые боролись друг с другом. После многих изменений правительства и провозглашения независимой Украинской народной республики в январе 1918, область была затоплена российской армией. Советское украинское начальник пришло к властелин в 1919. националистические силы не сумели получить широкую поддержку, особливо затем того, как Ясин обещал Советской Украине языковую и культурную автономию.

Кровавая гражданская война, национальное пробуждение и социальный перемена оставили вечный малость для украинской истории той эпохи. Невзирая для неспособность воспитывать свою собственную инфраструктуру, лидеры Народной Республики, между которых были писатель Грушевский и писатель Винниченко, показали выдающееся суть плюралистичной политики партии. Хоть как трудно это было в военное время, современная украинская демократия имеет приманка корни в революции. Неудача национальной революции сопровождалась несколькими годами позже поражением советской социалистической революции, невзирая для военную победу. Центральная партия положит намерение ранней тенденции – “вся власть Советам”. Начало советского тоталитаризма соглашаться навыворот к политике Ленина, высшему однопартийному управлению, включая учреждение ЦК и распространения классовой ненависти. Верный (искренний) в 1921 сильным экономическим крахом, Ленин начал новую экономическую политику (НЭП), сколько был “временным компромиссом с капитализмом, быть разрешении некоторых частных предприятий и инициативы.” В отрасли (царстве) культуры НЭП совпал с либерализацией и некоторой терпимостью. Все-таки даже в походка либеральной эры 1920-х Коммунистическая партия не сделала тайной случай сколько нуждаться искусством и литературой жить ее идеологию.

В Украине разные литературные группировки вследствие “Закалки” к “Пролеткульту” обслуживали эту цель. Привилегированные пролетарские писатели не непременно имели производственное происхождение, все были выразителями партийной идеологии. После 1925 решениям партии разной литературной группировкой. Среди них самостоятельным “покутникам” позволяли процветать. В Украине эта политика совпала с беспричинно называемой “украинизацией” попыткой представить украинский слог в государственную администрацию. Это обеспечило дополнительные стимулы укр. п-ри. Украинский слог был сейчас твердо установленная в образовательной системе и в некоторых высших институтах, предполагать Академии наук, созданной в походка войны, освобожденным позволяли воспитывать и развиваться. В целом, атмосфера конца 20-х была необыкновенно благоприятна для развития литературы. Некоторые большевики, которые были в то же эра украинскими патриотами, типу Сумский и Скрипник, были для положении реальной властелин и некий местные украинские социалисты (прежние боротьбисти как уканисти) поставлены весомыми должностями в прессе, например, Елан Голубой. При десятилетии относительного невмешательства партией в литературе стали некоторые самые яркие литературные дискуссии и самые прекрасные литературные достижения.

С крахом националистических сил в 1919 некоторые писатели, между каких Олесь, Вороной и Винниченко, оставили Украину и отправились для запад, все те, которые остались продлили модерные стичну традицию нововведения и экспериментирования. Символизм, сколько имел многих сторонников в России, был лучше один представленный в Украине Павлом Тичиной (1891-1967). Его затейщик книга стихотворений “Солнечные кларнеты” (1918) есть его лучшей выключая замечательных лирических пейзажей, она содержала довольно стихотворений о революции, последняя книга “Золотой гомон”, является лирическими размышлениями о гражданской войне, и национальной спонтанности. Так возник мысль “Вместо сонетов и октав” (1920), “Пяци”(1920) и “Ветер из Украины” (1924), все эти созданы сборники самого созерцательного и метафизического стихотворения.

Украинский футуризм возник перед революцией и связанный с одним поэтом Михаилом Семенком (1892-1938), он написал горячность сборников поэзий, наиболее важным между них является “Дерзанье”(1914) и “Кобзарь” (1912).

Появление Семенко в 1914 символизировали намерение одной литературной эпохи и закон другой. Его футуризм был первым из многих течений должность - модернизму, сколько были сознательно созданы для оживления украинской литературы, в более более широком содержании, украинской культуры.

Максим Рильский (1895-1964) был модернистом, сколько прежде входил к “Украинского дома”. После революции он, близко с Николаем Зеровим, Павлом Бургардом, принимал покровительство в беспричинно называемой группе неоклассиков, сколько коекогда пробовала передразнивать французских “парпасивцив”. Первый книга поэзий Рильского “На больших островах” (1910) изза ней шли “Под осенними зорями” (1918), “Синяя даль”(1922), и “Тринадцатая весна” (1925).

Ранние поэзии Рильского вероятно одни настоящие неоклассические произведения. Позже, в 1930-х, он пошел мельком Тычины, изменив приманка взгляды в соответствии с партийным диктатом.

Подобно неоклассикам второй общество писателей “Лапка” официально называли “попутчики”. Это неправильное определение, данным Троицким, относит всех писателей, которые желали избежать политики в одну удобную категорию, приписывая им левые уклоны, которые ни безраздельно из них действительно не имел. Наиболее известным писателем “Лапки” был Валерьян Пидмогильний (1901-41), сколько стал главным романистом 20-х. Он был автором многих повестей и романов “Остап Шептала” (1922), “Город” (1928), “Небольшая драма” (1930). Подмогильный был также переводчиком французской литературы, которая в свою очередь повлияла для него.

Существовали также горячность художников, которые приветствовали революцию и советский строение и пробовали раздвигать оптимизм относительно этого в своих работах. Им нередко давали имя “пролетарские писатели”, хоть капелька х их имели начало рабочего. Что бедно значения больше всего, это их любовь коммунистической цели. Среди передовых в этой категории были названы беспричинно называемые “первые храбрые”.

ПРАВИЛА СОЦИАЛЬНОГО РЕАЛИЗМА, 1934-53.

Нужно было больше чем два года, с апреля 1934 перед августа 1934, замышлять к созданию союза писателей для первом съезде советских писателей в Москве. Задержка была частично вследствие некоторое пассивное оппозиция со стороны неохотных писателей, все также и новой когорты политической властелин из Сталиним, сколько становится затем съезда партии в 1932 бесспорным лидером. Первый пятилетний намерение был объявлен завершенным ранее сроку 1932 (по -шахрайскому, как мы сейчас знаем) и апогей была установлена для “строительства социализма в одной стране”. Оппозиция в партийных кругах и в крестьянских кругах была уничтожена и интеллектуалы, которые были высланы в Гулаг, стали весь достаточным предупреждением их коллегам между которых партия не допустит никого спрашивающего.

В Украине препятствием нередко были откровенный писатели, которые должны были виднеться ликвидированные. Репрессии упомянутые в разделе 2 достигли намного больших размеров, поскольку в 1930-х прогрессировали.

В относительно то же время, особливо в 1932-33, слаща голодуха в походка принудительной коллективизации в Украине уничтожил едва 7 миллионов крестьян. Несколькими годами позже, Коммунистическая партия Украины была покорена и все начальник брошено в тюрьму страны. Травмы их были разрушительного типа, все-таки, вокабула было напечатано относительно этих трагедий. Разрушение всей страны было осуществлено как бесшумно как с возобновленными призывами сооружать коммунизм. Только в 1088, в походка эпохи гласности была благополучие п-ри 1930-х признанная. А. Погрибний писал сравнительный этой судьбе:

Грустная статиска одного московского п-ного энтузиаста Е. Болтова стало известно вследствие 1000 карточек, которые он выяснил о писателях (не один членов союза писателей), какие были жертвами репрессий, едва жена была и, те были, который писал в нашей республике.

Творячи в 1988, Борис Олийник сообщил, сколько факт, если не четыре из пяти, то одинаковы два из трех украинцев в прошлом застреленные как отправленные Сталиним в лагеря, из которых один некоторые вернулись.

Много остается, для виднеться выясненным о деталях репрессий. Почему например, они включали некоторых известных коммунистов и партия вручает предполагать Кумика и Микитенко? В наше время, вероятно извещение Артура Косперс о репресийних чисток может объяснить это. Некоторая критика для Западе – например, Тевелев, предложил, сколько чистки были направлены в первую очередь навстречу тех писателей, которые использовали универсальные темы в своих произведениях, и сколько была попытку сузить этические (национальные) параметры. Существует некоторая быль в том, все также истина, сколько сотни из тех ликвидировали, который не имел универсальные претензии.

Имелись ли любые протесты навстречу этой лавины крови? Большим событием стало самоубийство Николая Волнового в мае 1933, выплывает довольно месяцев позже Николая Скрипника, старого большевика и комиссара во эра образований в Украине. В 1937 Панас Любченко благоразумный Укр. советов. правительству также совершил самоубийство перед своим ожидаемым арестом. Существовали другие писателей, которые брали приманка собственные жизни быстрее, чем изнанка репрессий. Другие формы протестов были невозможны около существующим ужасом (террором) власти. Некоторые писатели – Волновой в своих повестях “Зеров и Плужник” в своих поэзиях, Днепровский в своих письмах выражали темные мрачные предчувствия относительно будущего. Но общая безмолвие из одной стороны и поздравительные лозунги пропаганды относительно уничтожения врагов народа из второй, составила едва перед непристойности.

Съезд писателей в Москве в 1934 одобрил звание нового союза писателей с их правами и обязанностями. Исполнительные органы союза стали частью номенклатуры со всеми дополнительными обязанностями и выгодами. Советская интеллигенция стала служанкой партии. Идеологически новая дрессировка как метод “социалистического реализма” были объявлены и закреплены для всех писателей. Соответственно этой теории, литературные произведения должны были “отбывать действительность в ее революционном развитии” и “учить читателей в духе социализма”. Максим Горький известен своими обидчивыми замечаниями относительно украинцев (в письме к украинским писателям он вспомнил их слог как “диалект”) был введен для власть как патрон, неприкосновенный нового совета литературы.

Преоралистична, либеральная атмосфера 1920-х неусыпно пронизала призывами сооружать новую пролетарскую революцию, посвященных идеалом коммунизма. Некоторые писатели не учитывали эти призывы и продлили свою собственную работу, все некий слушали с вниманием к провозглашению новой эпохи.

Первостепенную авторитет здесь имеет промежуток Павел Тичина, чьи ранние произведения особливо “Вместо сонетов и октав” (1920), мрачные короткие сборники его стихотворений “Черейгив” (1931), дозволительно испытывать как переход вследствие раннего, лирического Тычины к более позднему прославляла Сталина. Т. Грабовский, обсуждая дух сборника констатировал (сказал): “кажется ясно, сколько это не репортаж, ни даже в этом случае бесчисле veristic драматичный портрет, поскольку это – виденье, дистимеция популярной Украины в движении (переходе), представленному вследствие устный аналог музыкальных композиций – не симфония, как Сковороде, а кантата. Это полифония из голосов и ритмов и капризов... захваченная с мастерством разнообразием и тонко моделирующим контролем. Это все – действительно второй метафора (случай, момент) баловливый творческий потенциал, сколько подает новые формы.

До 1934, Тычина был захмелевший повернуть письмо из публикацией сборника “Партия ведет”. Главная книга этого сборника с таким же названием была напечатана в “Украинской правде” в 1933. изза ней были “Чувство единственной семьи” (1938), “Сталь и нежность” (1941) и горячность пропагандистских стихотворений, написанных в походка и во эра войны. Центральная безмолвие поэтических произведений Тычины в походка войны “пишет критик” была содержание социал. родины. Родная грунт в стихотворениях Тычины изображенная в момент смертной опасности как акварель гордой и необузданной матери. Во эра боя около Сталинградом Тычина написали длинную и красивую элегию “Похороны вторая”, 1943. между 1920 и 1940 он работал над бесчисле ношой “Сковорода”, сколько кстати к эмигрантскому критику, имеет анти-сталинский подтекст. За свою кротость Тычина был награжден медалями и высокими официальными должностями, он некоторое эра министром образования в советской Украине. Существенный объяснение относительно Тычины около Сталиным появился в “Советской Украине” в 1988: “Писатели и художники типа Тычина, Рильский, Бажан, Сосюра и другие испытывали мораль, мучались и были вынуждены писать “Пусть живет Сталин...мы говорим о социализме барака 1930-х. Бараки – для армии, а армия должна брать присягу покорности”. Писатели также были вынужденные давать и брать такую присягу, каждая книга начиналась с такой присяги... Нужно сказать, сколько стихотворения Павла Тичини, написанные, для поддержать должностной курс были для чудо слабые и коекогда даже пародии. Попробуй поддерживать, сколько Тычина около Сталиным остался гладкий своей поэтической форме казались поддельными.

Максим Рильский был второй величайший поэт, который затем того, как 1930 занял промежуток прислужника партии. В этом году он написал поэму, прежде выданную (первый раз) в 1935, которые он признавал сколько в походка короткого времени, он арестован и воздержался некоторое эра в доме “Обязательной рабочей силы” (BVPR). Это испытание имел необычайный действие и в 1932 Рильский выдал книга “Знак весов”, сколько начиналось с поэмы “Декларация обязанностей поэта и гражданина” книга переносил свидетелям (читателям) к решающему благоприятному повороту в сознании поэта годами первого пятилетнего плана, его желания начинать строителем и певцом бесклассового социалистического общества. За сборником шли “Киев” (1935), “Лето” (1936), “Сбор урожая” (1940), все пронизаны веселым оптимистичным представлением о жизни, страстная любовь к современной жизни, к людям и к лидеру Коммунистической партии. В походка войны, выключая советских патриотических стихотворений Рильский написал длинную поэму “Жажда” (1943), посвященную его ближний земле, сколько тянула (требовала) официальная критика. Критика не была довольна сборником “Путешествие в молодость” (1944) также и пиита был вынужден переписать это. Он обратился к абсолютной коммунистической пропаганде в “Мосты” (1948) один затем смерти Сталина обратился к раннему лиризму в своем сборнике ”Голосеевская осень” (1959).

Владимир Сосюра переборол особый предупреждение (страх) и стал стойким сторонником партии. Мы знаем теперь, если в 1929 он начал писать “для ящика” книга “Третья рота” (название его родного села), сколько был прежде выдан в 1988. Это (Он) выражало его расстройство, ограбление и гнев вследствие режима. На внешне, признаков, Сосюра оставался ”социалистом-реалистом”. В 1932 он выдал книга “Ответ”, сколько включал поэму “Днипросталь” (сначала написанную в 1926). В этом издании он набросился, как он имел манера делать в 1920-х навстречу украинских буржуазных националистов, особливо Дмитрия Дащова и Евгения Малатока в Польской Украине. В походка 1933 и 1934 пиита не выдал отдельные книжки поэзий и иногда печатался в периодической прессе. В 1940 он выдал большую автобиографичную поэму “Красногвардейцы”.