Австрийская общество предельной полезности


Наиболее весомый стоимость в разработку идей маржиналистив сделала австрийская общество политэкономии, которая сформировалась в 70-ые годы XIX ст. Ее представляли профессора Венского университета Карл Менгер (1840—1921), Фридрих дворянин Визер (1851—1926) и Ейген Бем-баверк (1851—1919).

Ее теоретическими принципами были личный идеализм и тео­рия предельной полезности. Взнос в науку и влиятельность их теорий ставят этих экономистов для скелет губерния затем классической школы. Ни одна другая ассоциация не внесла столько нового в теорию экономики, или австрийская школа. Не невзначай ее идеи получили большое распространение также в Англии, Германии, США, России и других странах.

Основатель этой школы и надежный ее лидер К. Менгер в трудах «Основы политической экономии» (1871) и «Исследования о методах социальных наук и политической экономии в частности» (1883) развил. идею предшественников маржинализму о «предельной полезности» в го­ловну теорию субъективно психологической школы. Круг вопросов, сколько их изучали экономисты австрийской школы, довольно широким. Это и воззрение о предмете политической экономии, ее методологические основы, метод исследования экономических процессов, критика стоимости товара и факторов, которые влияют для ее формирование, все др.

Исходным методологическим принципом, для котором базируется сис­тема взглядов австрийских ученых, был субъективно психологический подход к анализу экономических процессов и их факторов.

Согласно этой концепции политическая бережливость должна изучать свидо­мисть субъекта ведения хозяйства, то есть психологию человека, сколько за­йнята в экономической сфере. Объектом исследования было индивидуаль­не обстановка или типичный элемент буржуазного общества. Общественное действие австрийские экономисты рассматривали или сугубо арифметическую сумму таких отдельных элементов. Для того, дабы выучить и раскрыть законы экономики в целом, нуждаться было, применительно их мнению, прежде выучить конструкция их действия для примере одного изолева­ного хозяйства, а кроме экстраполировать полученные выводы для всю собрание хозяйств. Такой метод исследования получил на­зву «робинзонат».

Отстаивая позиции меновой концепции, экономисты австрийской школы ограничивали экономические отношения лишь рыночными зв’язка­ми, то есть отношениями обмена. Именно они, применительно их мнению, есть засад­ними в исторических исследованиях, поскольку определяют пропор­ции, которые формируются в производстве и предоставляют ему соответствующего характера.

Основой экономической деятельности считалась психология субъекта ведения хозяйства, которая предопределяет его потребности, мотивы деятельности и всю его экономическое поведение. При этом беспристрастный норов развития общественного производства и свойственных ему законов повнис­тю игнорировался. В их системах всетаки экономические субъекты весь од­норидни и равноправные, единичный действует всего в собственных интересах. Экономические законы в таком случае становятся следствием взаимодействия индиви­дуальних решений.

Центральное губерния в концепциях австрийской школы занимает беспричинно называемая воззрение «предельной полезности». Приняты в политэкономии кате­гории «товар» и «стоимость» были заменены понятиями «благо» и «цин­нисть». К. Менгер и его соратники отрицали, сколько стоимость есть вти­ленням общественное необходимого труда, а книга — ее единственным источником. Они наполнили категорию стоимости субъективным содержанием. Домину­ючим фактором блага они считали его потребительскую стоимость, или полезность. Под последней австрийке понимали ту общую власти­висть материальных благ, которая дает мочь удовлетворить потребности ин­дивида, повысить его благосостояние.

При К. Менгером, стоимость возникает в результате взаимосвязи между потребностью человека и экономическими благами, которые могут ее задоволь­нити. Предложение таких товаров всегда бывает большим или мен­шой, следовательно, приятность конец вздуваться или слабеть в соответствии с увеличением или уменьшением предложения. Таким образом, воззрение Менгера выходит из того, сколько индивидуальность признает популярность товара в зависимости сквозь уровня его предложения. Не внутренние свойства или возможности товара предопределяют его стоимость, а взаимосвязь между жизненными потребностями человека и возможными предложениями товара, сколько обеспечивает эти жизненные потребности. Стоимость, таким образом, является обязательным условием, сквозь которого действительно зависит плата потребностей. Например, заработок и вода необходимы человеку, все если они есть в достаточном количестве, то не будут быть ни одной ценности перед тех пор, пока бедность и алчность не узалежнюватимуть человека сквозь простого куска пища или стакана воды. Только в таком случае заработок и вода наберут определенной ценности. Если товар не конец исполнять потребности, он не конец вмещать значения для благосостояния человека, а потому не конец цин­ним для нее.

К. Менгер первым изложил теорию предельной полезности в определенной логической последовательности, имея целью установить зависимость кори­сности сквозь исключительности предметов потребления. За исходный клочок исследования он брал человеческие потребности, определяя их или разночтения неудовлетворенных желаний или неприятных ощущений, которые нарушают своеобразное физиологичное равновесие. По его мнению, около существующей обме­жености ресурсов перед индивидуумом всегда появляется проблема, или лучше всего распределить собственные имущество для удовольствия собственных по­треб. Иллюстрируя ответы для сей вопрос, Менгер начертил схему, которая отображает кривую спадения потребностей человека в разных предметах в зависимости сквозь их значения для благосостояния личности, — сквозь най-необхиднишой к наименее полезной. Следовательно, он был первым из пред­ставникив австрийской школы, который сформулировал воззрение нисходящей полезности. В соответствии с этим принципом, стоимость (ценность) любого блага определяется той наименьшей полезностью, которую имеет последняя единица его запаса.

Менгер абстрагировался сквозь того факта, сколько субъективная рассуждение того же товара разными людьми является разной. Ценность, применительно его мнению, — это отзыв субъектов ведения хозяйства о значении для них тех благ, которые есть в их распоряжении, и потому вне их сознания она не существует. Он подчеркивал, сколько индивидуальность является зависимым сквозь товара, необходимого ей для удовлетворения потребностей, потому предмет, годный за­довольнити даже минимальную потребность, набирает стоимости. Этот пред­мет необходим для удовлетворения именно этой потребности и ни одной другой. Такая стоимость, будучи субъективной, зависит не сквозь совокупной, а сквозь предельной или маржинальной полезности, какая более высокая или низкая фа­ктичну полезности, сколько ее имеет индивидуальность сквозь предмета.

Развивая дальше мнение о зависимости ценности блага сквозь его ви­нятковости, Менгер делает вывод, сколько она определяется розми­рами предложению. С увеличением или уменьшением количества благ изменяется обряд удовлетворения потребности и сообразно значение этих благ (принцип нисходящей полезности). Стоимость товара определяет не наибольшая или средняя полезность, а его наименьшая (предельная) ко­риснисть около данных обстоятельствах.

Согласно классической теории стоимость является суммой всех расходов виробницт­ва. Эта воззрение устанавливала стоимость (цену товара) исходя из ко­лишних расходов. Представители австрийской школы утверждали, сколько стоимость товара является производной сквозь его будущего использования, а не сквозь прежних расходов, или говоря, стоимость товара рождается из использования его в потреблении, а не с того, сколь было витраче­но когда-то для его производство.

В своей теории Менгер придерживался взглядов, сколько прежние витра­ти не влияют для стоимость, он заверял, сколько «стоимость учитывает расходы», все не определяется ими. В его анализе расходы определяются заблаговременно всего предельным продуктом, а стоимость последнего зависит сквозь меры необходимости его для жизнедеятельности человека.

Менгер отмечал популярность элемента времени. При анализе то­варив и спросе для них непременно появляется проблема, связанная с ви­значенням времени использования товара, — потребляется он немедленно или предназначенный для использования в будущем. Невозможно ви­значити заранее общую нужда в товаре и ее интенсивность, а также степень его предложения. Более того, запас товаров, которые можно злоупотреблять в дан момент, может помещаться переменной величиной, мучить к нулю или товар может в путь срока использования втра­чати какие-то важны свойству.

Полная путь классификации товаров для рангами основывается для элементе времени. Для товаров будущий очереди устанавливается зависимость сквозь использования товаров первой очереди, третья очередь зависит сквозь будущий и тому подобное. Производственный дело в таком случае конец подчиняться сквозь взае­мозв’язку времени опережения и отставания, начиная с момента повышения начального спроса.

Второй влиятельный избранник австрийской школы Ф. Визер развивал идеи Менгера в трудах «Происхождения и основные законы гос­подарской ценности» (1884), «Естественная ценность» (1889), «Закон власти» (1926), используя воззрение предельной полезности для оценки стоимости расходов производства. Разрабатывая теорию производственных благ, австрийская общество роз­глядае затраты или своеобразную полезность. Активнейший развивал эту идею Ф.Визер. Он утверждал, сколько значение продуктов определяется ценностью расходов производства, а значение последних — предельной ко­риснистю предельного потребительского блага. Визер трактовал расходы или полезность, сколько приносят в жертву. Существует даже положение Визера, применительно которому стоимость расходов производства является производной сквозь стоимости продук­ту. Представители данной школы отождествляли книга со средствами ви­робництва, в результате чего книга рассматривался не или дело взаемо­дии человека и природы, а или материальная вещь.

Визер выходил из субъективного анализа Менгера, все пошел знач­но дальше его. По мнению Визера, политическая бережливость является практический психологией, а ее вопрос заключается в том, дабы объяснить всетаки економи­чни явления, для основании мотивов, которыми руководствуются в собственной дияльнос­ти отдельные люди. Вместо срока, использованного Менгером, — най­менш важна польза, он ввел в научное заповедь срок «маржи-нальна полезность». Стоимость товара он выводил из его полезности, указывая, однако, сколько полезность товаров изменяется около воздействием изменения обстоятельств, является производной сквозь интенсивности потребностей и возможности товара эти потребности удовлетворять.

Он использовал воззрение уменьшения насыщенности потребностей для того, дабы показать, сколько следующие партии товара, доступного покупателю, изменяют испытание (отношение покупателя к товару): сквозь удовольствия к безразличию и даже к раздражению. Отсюда выплывает, сколько для об­меженой собрание испытание длится к точке маржинальной кориснос­ти. Визер писал: «Там, где действует положение о стоимости, полезность залишае­ться источником стоимости». Более того, маржинальна стоимость становится мерой стоимости.

Визер сокрушительно критиковал теорию трудовой стоимости. Он считал «абсурдной» теорию, которая утверждает, сколько книга человека определяет стоимость продукта, и придерживался мысли, сколько труд, беспричинно же, или другие факторы, заложен в стоимость товара. Визер рассматривал расходы не или капиталовложение, а или расходы для общества. Дотримую­чись концепции трех факторов, он утверждал, сколько начинать нуждаться из изучения сочетания факторов (капиталу, труду и земле), а уже по­тим определять, какая именно частица стоимости может иметь каждому фактору. Кроме того, Визер предлагал отожествлять значение данного предмета потребления с ценностью другого предмета, изготовленного из тех же материалов, все в других пропорциях. Этот метод назвали методом производительного взноса.

В противовес примата производства, сколько пропагандирует классическая по­литекономия, австрийская общество придерживалась мысли о примате потребления. Ее представители утверждали, сколько исходным пунктом политической экономии является субъект, индивидуум, а поскольку в этого суб’ек­та есть определенные потребности, то они и играют решающую занятие в еконо­мичному процессе. Для анализа, кстати, брали индивидуум, сколько не занимается производством. В целом производство, применительно их мнению, играет второстепенную занятие и всего осложняет хозяйственную картину. Руководствуясь таким рассуждением, они считали, сколько в начале еко­номичного анализу вопроса производства можно не брать во внимание.

Еще одним важным признаком экономики, применительно мнению австрийских ученых, есть ограниченность материальных благ. Они доводили тезис, сколько если алчность блага, предметы потребления были в неограниченном количестве и с их сквозь можно было алчность весь удовлетворить всетаки наши по­треби, то исчезла алчность необходимость в экономической деятельности. Обгрунто­вуючи сей тезис, Визер, например, отмечал, сколько перед Робинзоном та­кож появились всетаки экономические проблемы, поскольку у него был ограничен запас предметов потребления. Следовательно делался вывод, что, правильно решив проблемы робинзонивского (индивидуаль­ного) хозяйства, можно развязать всетаки экономические проблемы су­спильства.

Из позиции редкости Визер трактовал и природу собственности. Он писал, сколько частная имущество является вечной категорией, которая выплывает из самой сути экономии, поскольку существует постоянное ответ между потребностями людей и ограниченными запасами предметов для удовлетворения этих по­треб. По этой причине индивидуальность начинают признавать предмет, стремятся овладеть им. Таким способом он объясняет имя и скелет приват­ной собственности, утверждая, сколько ее порождают диковина и ограничено запас предметов потребления.

Самый известный избранник австрийской школы Е. Бем-баверк в трудах «Основы теории ценности хозяйственных благ» (1886), «Ка­питал и прибыль» (1889), «Теория Карла Маркса и ее критика» (1896), а также в других своих исследованиях дал более укладистый разночтения новой теории, дополнив ее, в частности, субъективистской концепцией процента.

Как уже отмечалось, австрийские экономисты, анализируя власти­вости маржинального блага, для главный порядок выдвигали полезность вещи, подчеркивая в то же время, сколько не всетаки «полезности» способны обми­нюватися. Такую правоспособность имеют всего те блага или полезности, которыми ассоциация владеет в ограниченном количестве и которые благодаря этому становятся ценностями.

Бем-баверк сформулировал эту идею так: «Для создания ценности необходимо, дабы с полезностью объединилась диковина не абсолютная, а всего относительная, то есть или сравнить с размерами существующей потребности в вещах такого рода. Высказываясь точнее, мы скажем: ценности набирают материальные блага тогда, если реален запас материаль­них благ этого рода настолько незначительный, сколько для удовлетворения вид­повидних потребностей их или не хватает совсем, или их беспричинно мало, что... пе­вна совокупность потребностей должна остаться неудовлетворенной. И наоборот, не имеют значение те материальные блага, которые есть в нашем распоряжении в таком количестве, сколько с их сквозь могут помещаться не всего пов­нистю довольны соответствующие потребности, все и остается опять сверх того определен избыток, сколько не находит себе применения». В Бем-баверка идея ценности является выражением связи между общественным явлением цены и индивидуально психологическим явлением единичной оценки.

Основой ценности у Бем-баверка является полезность блага. Он розриз­няв два вида полезности: простую (абстрактную) и квалифицированную (конк­ретну). Абстрактная рассматривалась им или полезность вообще, сколько при­таманна материальным благам, которые есть в достаточном количестве. Корис­нисть единицы блага в данном случае к вниманию не бралась.

Квалифицированной полезностью наделялись блага, запас каких обме­жений и убавление его сколько алчность для одну единицу немедленно позначае­ться для благосостоянии индивида. Такое деление полезности зв’язува­лося с формированием ценности материальных благ.

Процесс образования ценности Бем-баверк разделял для два этапа. Первый он связывал с образованием субъективной ценности, около которой он понимал индивидуальную оценку блага субъектом. Она зависела сквозь того, какую занятие благо играло в удовлетворении его потребностей. Як­що полезность абстрактна, то благо не получает оценку и его субъективная значение равняется нулю. Бем-баверк иллюстрировал это для примере стакана воды. Когда индивидуальность стоит близко источника, то склян­ка воды не имеет ни одну ценность, если индивидуальность попадает в пустыню, тутто сей стакан воды набирает высокой субъективной ценности. Как утверждал Бем-баверк, величина полезности, сколько ее обеспечивает лю­дини соответствующее благо, является в то же век и мерой его ценности.

Новым элементом, сколько австрийская общество внесла в теорию кори­сности, или уже отмечалось, было то, сколько для основу ценности товара австрийцы брали не немудреный полезность, а предельную полезность, сколько за­довольняе минимальную нужда человека. Как определяет Бем-баверк, значение багаж измеряется величиной предельной полезности, около ко­трой понимают минимальную полезность, сколько ее получает сквозь данного вида материального блага человек

Действую этого закону Бем-баверк иллюстрирует для примере единоличного хозяйства, в котором домовладыка собрал пять мешков зерна. За весом и качеством зерна всетаки мешки равноценны. Но субъективная значение одного мешка зерна (согласно теории Бем-баверка) конец определяться применительно принципу нисходящей полезности. Поскольку главный кошель зерна при­значено для питания самого хозяина, то есть он конец исполнять самую значительную жизненную нужда индивида, то сей кошель конец вмещать мак­симальну полезность. Полезность каждого следующего мешка конец уменьшаться. «Предельную полезность» конец вмещать заключительный мешок, зер­но из которого предназначается для питания хозяйского попугая. Этот кошель и определяет, применительно мнению Бем-баверка, значение единицы видповид­ного материального блага.

Второй остановка в образовании ценности блага Бем-баверк связывал из «объективной» ценностью, которая, применительно его мнению, формируется для рынке в процессе стихийного выявления спроса и предложения. Через виривню­вання субъективных оценок создается какая-то новая «средняя» цин­нисть, сколько ее можно осматривать или объективную. Следовательно, объективная цин­нисть формируется около воздействием спроса и предложения, надлежащее аналогия которых обеспечивается для рынке автоматически, — сквозь свободную конкуренцию.

Теория распределения австрийской школы известная около названием «теория приписывания» (росс. языком «теория вменения»). Она опирается для теорию трех факторов Же. Сея, сколько факторы производства австрийке и назвали производственными благами. Каждому производственному благу — земле, труду и капиталу, — применительно словам Бем-баверка, вынужден помещаться «припи­сана» (росс. «вменена») соответствующая клочок потребительских благ, сколько выработанные этими факторами. «Приписывание» (росс. «вменение») тре­ба исполнять с учетом предельной полезности «виробни­чих благ», определенных предельной полезностью произведенных с их сквозь благ. Предельная полезность ткацкого станка, наприк­лад, конец определяться предельной полезностью сотканной для нем тка­нини и т.п.

Относительно заработной платы рабочего, то она должна помещаться меньше, чем создаваемая этим рабочим стоимость. Бем-баверк объяснял это тем, сколько рабочий, получая заработную плату, может вдруг придба­ти себе «материальные блага», а делец вынужден накапливать имущество для производства «благ будущего», которое нуждается сквозь него в «содержании». Следовательно делец вынужден получить заработок для то, сколько он воздерживается сквозь расходования капитала для личные потребности. Бем-баверк сравнивая немедленное потребление рабочего и видкла­дене потребление предпринимателя, заявлял, сколько благо, которым индивидуальность пользуется сегодня, неравноценное потому благу, которым она корис­туватиметься завтра, поскольку значение теперешних благ около других одинаковых условиях всегда больше, чем значение таких же благ в будущем.

При Бем-баверком, книга — это «благо будущего», потому сколько она создает дело всего сквозь определенное время, а изза этого робит­ник становится владельцем «будущего времени». Предприниматель, нанимая рабочего, дает последнему «теперешнее благо» в виде заработной платы. Следовательно, они обмениваются этими благами. Со временем книга ство­рюе какие-то определены блага, и эти блага сквозь низшую оценку майбут­них благ против с теперешними, применительно стоимости когда-то перевищува­тимуть заработную плату. Это избыток и конец быть процент, а точнее, польза предпринимателя.

Из этого выплывал вывод, сколько барыш (прибыль) возникает у ре­зультати влияния фактора времени для стоимость благ. Процент в Бем-баверка является результатом «ожидания» предпринимателя, а его джере­лом — различие оценок будущих и теперешних хозяйственных благ. Следовательно барыш рассматривался или «вечная» и «естественная» категория.

Бем-баверк предложил теорию, применительно которой имущество или засо­би производства является результатом обходных (непрямых) методов в виро­бництви, которые неминуемо становятся причиной того, сколько потребление пере­носиться для будущее.

Прямые методы производства предусматривают плата потребностей неуклонно и сразу. Средства производства не предусматривают немедленного за­доволення потребности, а потому они являются товаром будущего. Следовательно, пи­сав Бем-баверк, «товары, которые могут помещаться использованы для асортимен­том и количеством немедленно, или правило, ценнее, чем те, которые будут использованы в будущем». Это ожидание и легло в основу его теории о доходе из капитала.

Например, он утверждал, сколько очень является предметом, которого мочь немедленно напиваться для личных потребностей, потому сколько оно есть пред­метом для будущей кулинарной обработки. А вот заработок можно немедленно злоупотреблять в качестве дело питания и изза этого он имеет большую ценность. По мнению Бем-баверка, скелет проблемы по­лягае в уже известном нам расхождении оценки теперешние и май­бутних благ.

Данным законом он обосновывал и скелет процента. Он доказывал, сколько если кто-то одалживает деньги, то в будущем они имеют повертати­ся к нему с процентом, то есть с разницей между стоимостью тепериш­него и будущего блага.

Таким образом можно назвать три самых характерных методологических особенности австрийской школы: во-первых, идеалистическое видобра­ження экономических процессов и явлений; во-вторых, использование в якос­ти главного объекта исследования, не общественного производства, а ин­дивидуального хозяйства; в-третьих, признание примата споживан­ня над производством.