Выдающийся политик и полководец XVII века


М.С. Касич-пилипенко

ВЫДАЮЩИЙСЯ ПОЛИТИК И ПОЛКОВОДЕЦ XVII ВЕКА

Ой для злополучье и жнеце жнут, А по-пид горой, по-пид зеленой Казаки идут, казаки идут... А позади Сагайдачный, Что променял женщину На табак и трубку, Неосмотрительный, неосмотрительный.

Герой этой известной песни Петр Конашевич Сагайдачный (р.н. невод. - 1622) уписывать наиболее выдающимся лицом, которого украинское казачество выдвинуло еще к Богдану Хмельницкому. Казачество получило не один храброго вожака, всетаки и выдающегося политика. Он смог направить казацкую силу не один для получение славы и добычи, всетаки и в интересах национальных интересов один украинского народа. Его бойкий заслужила высокую оценку уже со стороны современников, которая перешла к потомкам окутанная славой и легендами.

Место и дата рождения Сагайдачного будто не известны. По показаниям одних источников, вин родился близко м. Самбора, впоследствии другими – около Перемишля, в Подгорье. Известно лишь, сколько родом он из Галичины. Отец Сагайдачного – украинский шляхтич для надпись Конаш (Конон), откуда Конашевич – это надпись отчество, а не двойная фамилия, одинаковый временами ошибочно считают. Полностью достоверно, сколько начальное построение парень получил в родных краях, а продлил в школе м. Острога для Волыни, в которой он пробыл довольно большое время. При змистом освити эта разряд считалась редкой.

Из Острога Петр переехал прежде в Киев. Неизвестно сообразно сколько причине – или учиться в киевский школе, искать ли себе занятия. Известно лишь, сколько в Киеве он служил учителем у городского судьи Яна Аксака и оттуда где-то в 1601 году из каких-то семейных недоразумений направился для Сечь. Во пролет второго уписывать гетманом Самийла Кошки Сагайдачный принимал покровительство во всех его походах. Получил себе боевой испытание и незаурядную славу между казаков. Как писал современник Яков Собеский: "Был он мужчина большого духа, сколько беспричинно себе искал опасности, легкомысленничал жизнью. В битве был первым, если же приходилось промежуток – последний. Имел резвую бойкий нрав. В лагере – осторожный, капелька спал и не пьянствовал. На совещаниях вел себя осторожно, в разговорах был неразговорчив".

Положение казачества перед вступлением для историческое арена Петра Сагайдачного было непроходимо грустно: еще недавно (а именно в 1596 году) казаки с их гетманами Лебедой и Наливайком были жестоко разбиты поляками в деревня Солониця перед Лубнами (Полтавщина). После этого, в казацком войску, начался какой-то коловорот. Об этом свидетельствует нововведение пятнадцати вожаков в движение 10 годов, которых казаки называли "гетманами", а поляки "казацкими старшими". Именно впоследствии этих событий вступил (около 1606 года) в положение гетмана Петр Сагайдачний.

Первым и основным заданиям воеже себя молодой гетман считал организацию походов против Османской империи – давнего и опасного врага южнославянских земель. Известно, сколько трагическую занятие в истории Украины сыграли турецко-татарские нашествия, которые приблизительно ежегодно опустошали украинскую территорию, разрушая города и поселки, забирая в подвластность тысячи людей.

Основным направлением наступления для турецкие владения были берега Анатолии и Малой Азии. Сагайдачный разработал концепцию активной, инициативной борьбы против турецкой агрессии: не один давал видсичь нападениям татарских орд и турецких войск для Украину, всетаки и переносил военные действия для территорию врага – край султанской Турции и Крымского ханства. Ставилось вопрос надрывать военную силу врага, его экономически материальную базу, выводить враждебный флот, воеже чего следовало разрушить важнейшие порты.

Соответственно этой концепции, в 1607 году Сагайдачный опустошил два мусульманских города – Очаков и Перекоп. В 1608 и в начале 1609 возраст осуществил нападения для берега Анатолии и уничтожил там вовек "огнем и мечом". В 1612-1613 годах он вмешался во внутренние дела княжеств Валахии и Молдавии, которые были вассалами Турции.

В движение 1613 возраст Сагайдачный дважды выходил с казаками для Черное море. Нанес куча изнеможение татарам, опустошил скольконибудь городов в Херсонеси Таврическому. Тогда против него и казаков турецкий султан Ахмет И выслал водой довольно большую армаду из галер и вероятно к очаковскому порту, близко которого казаки, сообразно обыкновению, возвращались наоборот для Запорожжя. Однако сечевики ночью напали для беззаботных турков торчмя в самом порту и разгромили их, к тому же захватили немало турецких чаек и шесть больших галер.

Значительным взносом Сагайдачного в развитие украинского военного искусства стала разработана им казацкая способ морского боя. К морскому походу запорожцы готовились непроходимо старательно. Еще впоследствии скольконибудь недель для Днепре для многочисленных островах собирали содержание воеже построения и оснащения чаек. Каждый отряд-экипаж, в составе которого было 50-70 казаков, строил чайку воеже себя в движение нескольких недель. В зависимости путем того каким большим вынужден был быть поход, выставлялась флотилия путем нескольких перед 80-100 чаек. Такое оперативное образование огромных флотилий было возможным благодаря совершенной организации.

Для строительства лодок использовали липу, иву, аттик, которых в районе Днепра было вдоволь. Относительно самой чайки, то это была большая морская лодка, в которой могло вместиться путем 50 перед 70 личность с оснащением вооружением и провиантом. Главной его частью был киль длиной около 15 метров, выдолбленный из липового или ивового пня. От него перестраивали корпус, прибивая доски. Крепко спаянные их обводили колодой из липовой коры и обливали смолой. Потом извне для обоих бортах с путем липового лыка и дикой вишни привязывали снопы камыша. Они не позволяли судовые затонуть даже тогда, если оно наполнялось водой. Охраняли они экипаж и путем пуль, которые летели низко и в то же пролет исполняли занятие кранцив. Воду, которая заполняла лодку досередини, выливали черпаками. Длина чайки достигала перед 20 метров, ширина – 4, осадка – 1,5 метры. Учитывая длину лодки возникали трудности около выполнении поворотов. Казаки помогли и этому. Прикрепляли два весельных руля для носу и корме, сколько способствовало маневренности лодки, давая возможность, если нужно, исполнять затейливый поворот. Поэтому запорозький лодка была быстрой, воеже турецких галер – неуловимый.

На каждом борти чайки было сообразно 10-15 весел. При благоприятном ветре использовался парус со сложной мачтой. Чайки были открытыми лодками без палубы, с лавами, которые крепили в то же пролет всю конструкцию. Экипаж, сколько строил лодки беспричинно себе знал его в совершенстве. Это непроходимо помогало во пролет морского похода. Кроме того, непосредственное покровительство в сооружении впоследствии облегчало и отделка и отделка около повреждении.

Каждый казак, отправляясь в морской поход, брал с собой 2 ружья или пистоля, 3 килограммов пороха, свинца и сабли. Чайка могла злоупотреблять перед 6 малых пушек-фальконетив с полным боекомплектом.

Служба для чайиц была тяжелой требовала путем экипажа большого психического и физического напряжения. Поэтому перед походом осуществлялся грозный отбор: казаков, несостоятельных выдержать службу, в поход не брали.

Большим тактическим искусством было выведение флотилии чаек из Днепра в море около турецкой крепости Очакова, которая стояла в устье этой реки. Чайки шли в строю одна впоследствии другой. А впереди плыли большие дубы с ветвями или балки, обкованные железом, сколько прорывали цепи, которыми было перегорожено устье Днепра.

Морская боеспособность чаек давала помогать казакам водить боевые действия для большом расстоянии путем Днепра. За 36-40 часов (по данным, приведенным О. Апанович) казацкие чайки достигали Анатолии. В море казаки вовек первыми замечали большие турецкие галеры, осильки их чайки поднимались над водой где-то для единовластно метр, к того же подвигалась чайка непроходимо тихо. Казацкий моряк спускал мачты, выяснял дух ветра и становился так, воеже перед пир солнце у них было из тыла. Через час перед мероприятием солнца начинали грести ближе к галерам, не выпуская их из забота и ожидая севера. Они энергично гребли к враждебным судам впоследствии лозунгом из атаманской чайки.

Врасплох брали для абордаж. Молниеносно заполняя галеры захватывали их. Нередко заканчивали атаку рукопашным боем. Флотилии чаек, в основном, уклонялись путем борьбы с военными кораблями. Они, сообразно большей части, атаковали торговые суда, воеже освободить галерных невольников и одолевать товары. Добычу переправляли для Запорожжя.

Вернемся к истории морских походов перед руководством Сагайдачного. В книга же 1613 году Сагайдачный напал для татар, которые перед пролет его отсутствию вторглись в запорозьки земле, и получил над ними блестящую победу для березе левого притока Днепра – Самары.

В начале весны в 1614 году Сагайдачный с казаками вторично выплыл в Черное море. Но в сей однажды "низовым рыцарям" не повезли: поднялась жестокая ветер и розметала их чайки в разные бока, причем отрезок казаков поглотили волны, других выбросили для берег, где их выловили и перебили турки.

Но эта неудача не испугала казаков и их поводыря. В книга же 1614 году Сагайдачный из 2 000 казаков вторично выплыл в море. Дорогу сечевикам в сей однажды показывали беспричинно называемые потурнаки (то уписывать украинские пленники, которые несамохить приняли мусульманскую веру, перед страхом смерти служили туркам, после убежали из плена и вернулись для Украину и Запорожье). Они замечательно знали вовек входы в турецкие прибрежные города.

Казакам предложили править их флотилией. Запорожцы согласились. Випливли в открытое море в направлении Малой Азии и внезапно пристали к богатой и хорошо укрепленной гавани Синопу. Разрушили там крепость, вырезали гарнизон, захватили арсенал. Сожгли скольконибудь мечетей, частных домов и расположенных в гавани судов. Истребили куча жителей. Освободили всех невольников-христиан и, нанеся туркам довольно больших убытков (в целом для 40 миллионов злотых), скоро направились в море.

Весть о взятии казаками Синопу исправила для турков потрясающее впечатление. Султан вдруг же отправил в море румелийского беглербека (наместника) Ахмет-пашу и приказал ему встретить казаков и истребить их к одному. А воеже предупреждения будущих казацких походов для Черное море – построить скольконибудь крепостей около впадении Днепра в Черное море. О чем и сообщил (в книга же 1614 году) польскому королю Сигизмунда III, посоветовав принять подобные меры против казаков.

Между тем казаки, не пидозрбчи, сколько очикуе их для зворотнему пути, возвращались морем наоборот к Сече. Усмотрев угрозу, решили пробиться путем турецкие галеры и сандалы, начинать вверх сообразно Днепру. Едва один они приблизились к "Переправе воинов", одинаковый для них из усибич посыпались кули, ядра и встретили. Запорожцы, нисколько не теряя мужества, противопоставили янычарским саблям и татарским стрелам собственное вооружение и двинулись дальше. Однако в сей однажды первенство было для боку их противников. оступаясь им в силе и боевом снаряжении, казаки в конце концов не выдержали набег и испытали поражение. Часть из них была убитая, отрезок потоплена, и один незначительное количество прорвалось будущий и направилось в Черкассы и Канев.

Но невзирая для это в начале весны в 1615 году гетман Сагайдачный с казаками вторично выплыл в Черное море для 80 чайках. Достиг Константинополя (Стамбула) и поджег около него две пристани – Мизевну и Архиоки. Опустошил околицы города и переполошив обитателей, оставил султанскую столицу. И преследуемый турецким флотом, оказался в устье Дуная. Здесь между казаками и турками состоялся безжалостный бой, в котором отоманци испытали сокрушительное поражение. Они потеряли вовек приманка суда, отрезок которых была потоплена, другие – захваченные казаками. Сам главнокомандующий турецкого флота, раненый, попал в подвластность и предлагал впоследствии себя 30.000 золотых выкупу. Но не дождался освобождения, умер. Следовательно казаки благополучно поднялись сообразно Днепру и прибыли для родное Запорожжя.

В 1616 году Сагайдачный и 2 000 казаков вторично вышли в Черное море. Около Днепровского лимана напали для нового начальника турецкого флота и заставили его отступить в открытое море. Потом и сами вышли в море, вдруг взявли налево и пидплили к турецкому городу Кафи (Феодосия), в которой изнывало куча несчастных невольников-христиан. Город вдруг был “взят для копье” и сожжено, а вовек освобожденные невольники присоединились к казацкому войску.

От Кафи Сагайдачный вторично направился к Синопу и дальше к Трапезунду и получил приступом пандан города. Разбив турецкого пылаю, отрезок судов потопил, отрезок захватил с собой и вернулся наоборот с богатой добычей. Между тем турки, отброшенные им заранее в открытое море, вторично скупичилися около устья Днепра и пересекли конец запорозькому войску. Но Сагайдачный, узнав о месте порядок турков, пошел не к днепровскому устью, а к устью Дона, выбрался там для суходол и благополучно направился для Запорожжя.

За пролет его отсутствия для Сечь ворвался Шикша-Ібрагим-паша, ограбил запорозьки жилье, забрал в подвластность нескольких казаков и вернулся из ими назад. Но для реке Киниски воды для него внезапно обрушился Сагайдачный, "всех бусурманив перебил, добычу забрал, христианских пленников освободил".

Разрушение сечи Ибрагим-пашой стало основанием ее перенесения для другое место, поскольку остров Базавлук, для котором она располагалась раньше, был маловат и подальше больше размывался Чертомликом. При согласии общества, Сагайдачный поднялся чайками вверх к острову Хортицы и стал кошем для руинах городка Дмитрия Вишневецкого. Со времен пребывания в деревня Хортица Петра Сагайдачного сохранилось скольконибудь названий. Большой камень, сколько формой напоминает турецкую софу и доныне носит изречение "кровать Сагайдачного" или "кресло Колчана", камень для одном из островков звался "трубкой Сагайдачного". Пробыла Запорозька Сеч для Хортице недолго – семь или восемь лет. После смерти Сагайдачного, если количество войска уменьшилось, Кош был перенесен для старое область – спрятан лиманами и плавнями остров Буцкий или Томакивку.

Удивительную смелость, резвость и разрушительную силу походов запорожцев во будущий декаде XVII ст. можно объяснить не один преимуществами казацкой тактики морских боев, всетаки и тем, сколько во главе запорожцев стоял такой восприимчивый поводырь, одинаковый Петр Сагайдачний. Таких громких успехов казаки к Сагайдачному согласен и впоследствии него, аль сколько впоследствии кошевого атамана Сирка, отродясь не имели. Результатом походов стало не один получение великий военной добычи и освобождения пленников, всетаки и барыш и крепость казацкого войска.

Не последнее важность в этом имели превращения, осуществленные Петром Конашевичем, сколько постепенно проводил реорганизацию казачьего войска. Почав с того, сколько очистил его путем всяких “захожих элементов”, которые уничтожали военную дисциплину и возводили рота для беспутицу. Весь боевой смесь был вписан в королевский реестр. Сагайдачный позаботился о том, воеже единичный казак имел ружье, а не старосветский лук, а также собственного коня. Возможно именно тутто были введены элементы муштры, пролет путем времени проводился пересмотр войска.

Сагайдачный поддерживал непроходимо суровую дисциплину в казацких полках. Непослушных карал для горло: "он был такой суровый, сдерживая казацкий произвол, сколько сообразно наименьшей причине проливал щедро их кровь" (за сколько нередко отстранялся путем должности). Сагайдачный знал, сколько без войны казаки не могут жить, потому сколько военная вознаграждение была маловатой и помогать добро вероятно было один сообразно счету военной добычи. Но он хорошо понимал, сколько бомбардировка может быть успешной один если ее водить целесообразно, с хорошей организнциею.