Большая изображение гетмана Ивана Мазепы


Больше двух веков, слуга год, в первое день пасхального поста во всех церквях и Российской империи из амвона проклинали гетмана Мазепы, провозглашали ему анафему. В советские времена его имя вспоминалось исключительно с ругательными эпитетами, изображение его изображался исключительно черной краской. Подавались лишь скупые, пристрастный подобранные либо даже сфальсифицированы факты его жизни и деятельности. И в промежуток беспричинно называемой «оттепели», если началось раскрытие некоторых фактов исторической правды, Иван Мазепа весь равно оставался с клеймом изменника. Это длилось и в следующие десятилетия.

Наконец наступило время, если мы получили знать допрашивать с книжками, статьями, публикациями, которые выходили впоследствии рубежом. Какая лицо этого украинского гетмана появилась накануне нами необычная, уникальная, даже фантастическая. В лице Мазепы переплелись романтичные приключения, драматизм судьбы, трагизм эпохи.

Государственный делец и политик наивысшего сорта, очень осторожный каналья тогдашней Европы, полководец и в то же сезон поэт, в поэзии которого самыми сильными были патриотические мотивы, болеет впоследствии судьбу Украины. Разнообразная естественная одаренность совмещалась в нем с высокой образованностью. Он учился в Киево-могилянской академии и в Падуанскому университете, посетил маломальски европейских стран, мог поладить со многими собеседниками, поскольку владел восьмерыми языками. Историческая эрудиция Ивана Мазепы вызывала восторг тех государственных и военных деятелей, с которыми он общался. Он был знатоком литературы, владельцем наилучшей в Украине великий и ценной библиотеки с инкунабулами, старинными рукописями, изданиями раритетов для многих языках.

Эстет, он ценил и понимал высокое искусство, склонялся накануне красотой женщин. Даже в старшем возрасте мог нравиться страстно, очень и глубоко, будто лже юноша. Мастер эпистолярного жанра, он был несравненным красномовцем. его умный, полный диалог либо выступления и высказывания воплощались в элегантную, яркую, образную, эмоциональную форму. Иван Мазепа владел особенными чарами. Может, это была какая-то концентрированная внутренняя энергия, высокого напряжения биополе, всетаки он, лицо железной воли, умел возбуждать для людей, не исключительно не подавляя их своим преимуществом, всетаки и вызывая симпатию и безграничное доверие.

И над всем господствовали его могучий жанр и преданность, алчность к самопожертвованию великий патриотической идее. Такой европеец с отблеском ренесансности, горячий патриот стоял из 1687 накануне 1709 г. у руля Украинского Гетманского государства, автономию и самостоятельность которой московский царизм неутомимо ограничивал, а российская государство душила и терроризировала, кругом уничтожив в 1764 г.

С самого начала своего есть гетманом Иван Мазепа обнаружил себя будто великий меценат и меценат национальной культуры, искусства, науки, православной церкви. В известной мере он продолжал традицию, заложенную в первой четверти XVII ст. казацким гетманом Петром Конашевичем Сагайдачным, какой свою полководческую и государственную деловитый совмещал с активной поддержкой развития образования и науки. Всякими способами Мазепа помогал, содействовал развитию образования в Украине. В Киеве, Чернигове, Переяславе и других городах и даже селах фундував школы, бурсы и госпитале, наделял маетностями украинские монастыри, которые для то сезон были очагами просветительства благодаря собственным школам и типографиям. Мазепа взял около свою опеку Киево-могилянскую академию, заботился о ее развитии, щедро одарил ее маетностями. В 1693 г. заново построил братскую храм Богоявления, поставил свежий семейство дабы Академии, дабы улучшить условия «всякому из малорусских детей, хотящему учиться».

Гетман щедро финансировал развитие искусства, в частности архитектуры и занятия живописью, украсил украинские города построенными и отреставрированными замечательными храмами, перестроил в Украине для свое средство, а также используя военное сокровище, близ 20 церквей. Разные впоследствии выполнением, величественные, роскошные сооружения в то же сезон имеют и общие черты, названные искусствоведами «Мазепиним барокко». Не исключительно дарование строительный, а, возможно, и утончен красивый жанр гетмана воплотились в этих церквях. Он возобновил Киево-печерскую лавру, пообносил ее монументальной каменной стеной, поставил оба красивых врат (Экономическую и беспричинно называемую Празднику) с церквами над ними.

После Петра Могили гетман Иван Мазепа своим средством опять обновил Софийский парламент и построил Софийскую колокольню, которая сохранилась накануне нашего времени. В Пустынно Николаевском монастыре в Киеве выстроил в 1690 г. новую величавую храм св. Миколая (в 1831 г. была обратна в ратоборец собор). В ризнице для стене алтаря длительное сезон оставался изображение Мазепы будто «Зиждителя храма», хоть в нем гетману провозглашали анафему. Поставил Мазепа также большую храм Вознесиння в Переяславе, которую вспоминал в своих произведениях Тарас Шевченко.

Имя Мазепы приобрело огласку даже для Востоке, где он стал известным именно из-за того, сколько делал драгоценные дары. Церкви Гроба Господнего в Иерусалиме переслал серебряную плиту, художественно выработанную, с гравировкой, бесспорно итальянского мастера, которую использовали взамен антиминса. На его же имущество был напечатан арабский перевод Евангелия.

Ни одного украинского гетмана не воспевали беспричинно современники, будто Мазепу — выдающегося протектора украинской культурной и духовной жизни. Никому из гетманов не было посвящено столько панегириков, поэм и драм. В Украине статьи относительный Иване Мазепу, в которых делаются попытки объективно осветить жизненный оборот этого выдающегося деятеля и в то же сезон неоднозначную фигуру нашей истории, начали казаться из 1988 г. И весь же некоторые авторы накануне сих пор не сбросили из глаз имперскую полуду, над ними вторично тяготеет бесчестный марксистско-ленинский постулат, пропорционально которому «классовая борьба является движущей силой развития общества».

В то же сезон оказались признаки противоположной тенденции — стремления превратить Мазепу в икону, хвалить его, приписать ему черты, которых у него не было. При этом кое-что из его характера замалчивается. Однако Иван Мазепа в этом не нуждается. Величие украинского гетмана, борца впоследствии независимую самостоятельную Украину не уменьшится, если мы раскроем его лицо такой, которой она была в действительности, со всеми ее гранями. Конечно, отдельные из них могут виднеться нам и не пропорционально нраву. В борьбе впоследствии власть, впоследствии сохранение и согласие своего гетманства он прибегал к таким средствам, которые не заслуживают для одобрение. Бывало и так, сколько граница между дипломатией и интригами исчезал.

Иван Мазепа не был демократом. Аристократ, он целеустремленно создавал в Украине аристократию из среды казацкой старшины и украинской шляхты. Поддерживая старшину экономически, предоставлял ей земельные поместной, желал исполнять ее независимой политически, заботился о ее образовании и даже внешней культуре. В то же сезон выдавал универсалы, возьмем 1691, 1692 1701 гг., в которых стремился защитить интересы посполитых крестьян и рядовых казаков, сдержать алчность старшины в пределах тогдашних прав, законности относительно обременения крестьян повинностями, а также защищал казаков, которых принуждали переходить в посполитых.

Именно Мазепа первым взлелеял идею самостоятельного независимого украинского государства, поднял эту идею для высота общенациональной исторической цели. По-видимому, запрещать выяснить, если возникла и будто развивалась эта изображение у Мазепы. Всегда придерживаясь принципа любимого автора Макиавелли — «тайна — это лицо дела», он вынашивал приманка идеи, скрывая собственные ожидание абсолютно путем всех. Мазепа поводил себя надобережно, поскольку опасность был огромен в условиях сложной политической и военной ситуации в Украине. Именно во времена руины он вернулся для Родину и остался там навсегда.

Пройдя мнимо впоследствии Мазепой его жизненным путем, дозволено как-то начертить условия и обстоятельства, в которых формировалась и действовала эта необычная личность, познать истоки его патриотизма. Родился будущий гетман в семье украинского шляхтича Степана Адама Мазепы-Колодинского (Колединского), из рода Курчив для хуторе Мазепинци, неподалеку путем Белой Церкви для Киевщине.

Род Мазеп-колодинских — старинный. Некоторые исследователи, опираясь для то, сколько знак Ивана Мазепы больно подобный с гербом Курцевичив, потомков Корията Гедиминовича, делают вывод, сколько Иван Мазепа — княжеского рода. Во всяком случае, имеем документальные вина с середины XVI ст., сколько пращур гетмана (Николай) достал путем польского короля Сигизмунда И в 1544 г. в Белоцерковском уезде для Киевщине движимость Мазепинци и впоследствии это должен был справлять в местного старосты конную службу. Его дитя Михаил в 1572 г. получил путем короля Сигизмунда II Августа подтверждения для край Мазепинцями, а путем короля Генриха Валуа право для деревня Песочное близ Любомира. Мужчины из рода Мазеп дружили с казаками. Сын Михаила Теодор принимал покровительство в восстаниях Косинского, Лебеды и Наливайка. В 1597 г. его было осуждено в Варшаве к смертному наказанию. О нем вспоминают украинские летописи, где он называется полковником. Второй дитя Михаила — Николай — унаследовал Мазепинци.

Сын Николая — Степан Адам Мазепа, духовенство гетмана Ивана Мазепы, в 1659 г. получил путем короля Яна-Казимира не исключительно повторение родового занимания в Мазепинцях, всетаки и перевод их в имущество деда, то есть в вечное владение. Биография у Степана Мазепы довольно бурная. В молодой возраст активно действовал во внутренних благородных войнах — наездах для имения друг друга. В 1639 г. он был осужден для инфамию (поставлено вне закона) и эпитимия смертью впоследствии убийство шляхтича Зелинского. Степану Мазепе пришлось пользоваться приманка влияния и темнота денег, дабы путем маломальски лет, помирившись с семьей убитого, получить охранительного письма Яна-Казимира. Этот князь в 1662 г. титуловал Степана Мазепу черниговским пидчашим.

В 1654 г. Степан Мазепа пристал к казакам и стал белоцерковским атаманом. Он не спешил допрашивать московское подданичество (был единомышленником Виговского), мечтая о равноправном федеральном союзе с Польшей. Умер Степан Мазепа где-то в году 1665. Именно тутто князь в лагере около Равой наставил черниговским пидчашим сына покойного Степана Мазепы — Ивана Мазепу, будущего гетмана Украины.

Дата рождения Ивана Мазепы неупустительный не установленная. Исследователи называют 1640, 1646 и 1639 годы и даже 1629 и 1632 года. Больше исключительно склоняются к 1640 г. Детство его промелькнуло для фоне казацкой жизни. На Билоцеркивщини размещался реестровый полк. Сознательным подростком Иван, по-видимому, наблюдал освободительную войну украинского народа около проводом Богдана Хмельницкого, которая началась в 1648 г. Сызмальства он воспринял и казацкие военные упражнения, научился ездить верхом, ворочать ружьем, пистолем, саблей.

Иметь Ивана Мазепы — Мария, из украинского благородного рода Мокевских — продолжала в семье традиции того украинского благородного, которое оставалось верным прадедовской вере. Она была образованной смелой, твердого духа, вконец деятельной женщиной, сознательной патриоткой, выделялась пылким расположением к православной вере, была членом («сестрой») Луцкого православного братства. После смерти мужчины постриглась в черницы, была игуменьей Флорово-вознесенского монастыря в Киеве, известная около именем игуменьи Магдалины. На ее лекарство в этом монастыре была построена каменная церковь. В то же сезон с достоинством киевской игуменьи была настоятельницей глухивского монастыря, которым руководила путем свою заступницу.

Ее дитя Олеся, сестра Ивана Мазепы, замужем в третий некогда впоследствии шляхтичом Войнаровским, развелась и с ним, поскольку он принуждал ее перейти в католичество, и постриглась в черницы, будто и ее дитя Марианна — Марта.

Иметь должна была большое побуждение для будущего гетмана, о чем он сознался уже зрелой человеком. В передвижение всей жизни вмещать помогала сыну мудрыми советами. Умерла, если ей исполнилось 90 лет (в 1707 г.). Матери Иван Мазепа должен был благодарить воспитанной у него преданности православной церкви, которую хранил всю жизнь. Иметь послала его учиться в Киево-могилянскую коллегию, где выкладывали прославленные профессора, которые получали склад в европейских университетах.

Закончив коллегию, Иван вернулся к родительскому жилищу. Михаил Мазепа, мечтая о великий карьере дабы сына, нарядил его к королевскому двору, дабы начала — пажом. Ивану повезли. Король Ян-Казимир ежегодно отправлял в Западную Европу трех талантливых юношей продлить образование. Мазепа был одним из таких избранников. Он побывал в Италии, Франции, Германии. Из 1657 г. жил в голландском городе Девентери около именем Йоганеса Колединского, опановуючи артиллерийское дело. Набрал какого-то опыта в международной политике, бывал даже наличность дворах обладателей. По возвращении Мазепы к королевскому двору Ян-Казимир поручал ему маломальски дипломатических миссий в Украине, и тот успешно выполнил их. В 1663 г. пропорционально поручению короля он отвозил гетманские военные клейноды (признаки власти) правобережному гетману Павлу Тетери.

В конце 1663 г. Польша, сделала последнюю попытку отвоевать Левобережную Украину. Король со значительным польским войском, правобережными казацкими полками во главе с Тетерей и союзными татарскими ордами, палячи и разрушая села и местечки, опустошая весь для своем пути, дошел накануне Глухова. Левобережные казаки, мещане и крестьяне оказывали им упрямое сопротивление. В феврале в 1664 г. князь был должен отступить для Правобережную Украину, где тоже поднялось бунт визави Польши.

Иван Мазепа был в королевской жене в составе польского войска. Но вторично в октябре в 1663 г. в начале похода, если королевский двор остановился в Белой Церкви, Мазепа покинул его и поехал для деревня своего отца, к Мазепинцив. Думаем, сколько у него проснулись патриотические чувства. По-видимому, ему было нестерпимо смотреть, будто чужестранцы идут войной для его домашний край. Он не мог допустить, дабы вторично и самому пить в этом участие. Возможно, рассуждал и над тем, сколько лучше доложить приманка силы для отечественном поприще, сколько именно здесь он сможет утолить жажду власти.

Мазепа вошел в политическую век Украины в обременительный дабы нее час. Украина действительно распалась для две части, которые боролись между собой: одна для боку Москвы, другая — для боку Польши. Однако и для Левобережье были полки, которые не хотели благоговеть Москве, а для Правобережье лицо был вконец недоволен союзом с Польшей. Возникали восстания, росла анархия. Начинался тот промежуток истории, какой современники назвали «руиной».

Апогея руина достигла впоследствии Андрусивского перемирия между Польшей и Россией в 1667 г. (подтвержденного «Вечным миром» в 1686 г.), впоследствии каким Москва Левобережную Украину удерживала впоследствии собой, а Правобережную отдавала Польше. Это была черная, страшная измена со стороны Москвы пропорционально отношению к украинскому народу, какой в кровавой тяжелой войне 1648-1657 лет свалил власть благородной Польши в Украине. Богдан Хмельницкий волею присоединил Украину к России для правах самостоятельного государства, надеясь, сколько Московское государство довольно беречь ее поможет военными силами, а Украина впоследствии это признает протекторат царя.

Москва вконец быстро начала нарушать сделка в 1654 г., весь усиливая наступление для государственность Украины, ее права и вольности. Андрусивске перемирия в сущности перечеркнуло законченный договор. Украину разделяли надвое, разрезали пропорционально живому, целостный лицо втянули в бездну братоубийственной самуничтожающей гражданской войны. Разрушения и опустошения сопровождались гибелью массы людей. Войска чужестранцев жгли, топтали украинские земли. Когда-то богатые и плодородные южные и западные земли превратились в пустыню. Анархия входила в историческую традицию. Заинтересованный в беспорядке для землях Украины, царизм придерживался популярного вторично с античных времен лозунга всяких императоров, диктаторов, поработителей и оккупантов — «разделяй и владычествуй».

Иван Мазепа вступил к казацкому войску и присоединился к правобережному гетману Петру Дорошенко, выходцу из давнего казацкого рода, прежнего полковника впоследствии гетманство Богдана Хмельницкого. Искренний патриот, Петр Дорошенко имел политически военную и государственную программу освобождения Левобережья и Правобережья путем иностранной оккупации, объединения обеих частей Украины, создания самостоятельного государства около номинальным протекторатом Турции. Бесспорно, богослужение в Дорошенко имела незаурядное вес дабы формирования политического мышления Мазепы. По-видимому, в инициатор некогда он сам ознакомился и с идеей независимого украинского государства.

Сначала Мазепа занял место ротмистра надворной военной компании, всетаки впоследствии гетман, оценив важный интеллект и лукавый дарование Мазепы, назначил его генеральным писарем, то есть своеобразным министром иностранных дел. Мазепа, какой стал ближайшим дорадником и приятелем Дорошенко, выполнял важные дипломатические гетманские поручения. Он выступал будто причина в переговорах с турецким султаном, польским королем, московским царем и бранденбурзьким електором.

Во сезон одной из таких дипломатических выправок к Турции и Крыма Мазепа, которого сопровождал татарский отряд и 15 невольников, которых везли будто взятка султану, был захвачен в неволя запорозькими казаками, которые караулили для путях дабы защиты путем татарских нападений. Татарский отряд уничтожили, невольников освободили, а Мазепу осудили для смерть.

Запорожцы, дабы которых главной меток их походов визави султанских и ханских нападающих было именно освобождения невольников, пленников, считали наибольшим преступлением и большим грехом христианина ассигновать в руки неверным своих братьев, в частности и украинцев. Мазепа попросил разрешению накануне казнью говорить слово, его красноречивость сделала свое дело. Славный кошевой правитель Иван Сирко впоследствии длинных размышлений сказал запорожцам: «Не убивайте его... может, когда-то он довольно в приключении Родине». Мазепу отвезли к левобережному гетману Ивану Самойловича. Два дня хватило Мазепе, дабы войти в полное доверие гетману и тот отправил его к Москве, поручая налог полную информацию о Турции и Крымском ханстве, а также отдать письма Дорошенко в великий визир и хана. Все выполнил главный писарь правобережного гетмана. Московские бояре отнеслись с учтивостью к Мазепе предложили ему переехать для левый утверждени к Самойловича. Мазепа беспричинно и сделал, вскоре заняв наличность нем посада генерального есаулы — одну из важнейших наличность гетмане между генеральной старшины, внушение которой в сущности выполнял функции кабинета министров.

Потом вторично одна дипломатическая задача к Москве, где Мазепа будто агент левобережного гетмана Самойловича принимал покровительство в переговорах России с Оттоманской Портой и Крымом. Было заключено Бахчисарайске перемирия в 1681 г. сроком для 20 лет. Москва впоследствии счет Украины добилась путем Турции утверждения ее владыка для Левобережье, а земли средней и южной Киевщины должны были сохраняться безлюдными и незаселенными.

«Вечный мир» в 1686 г. подтвердил Андрусивске перемирия и обусловил общее выступление Польши и Московии визави Турции. В антитурецкой коалиции должны были принять покровительство Австрия и Венеция. На московские и казацкие войска, общее командование которыми принадлежало князю Василию Голицину, возлагалось завоевание Крыма. Казацкие полки возглавил гетман Иван Самойлович. Среди старшин, участников похода для Крым, был главный есаул Иван Мазепа.

Поход закончился неудачей. Дошли накануне Перекопа и должны были возвращаться, хоть преодолели в летнюю жару темнота сотен верстов голой степью, где выгорела трава, которую вторично и подожгли татары. Люди страдали путем недостатка воды и дешевый еды. Потеряли темнота коней.

Старшины, которые давнешенько были недовольны Самойловичем путем его пренебрежительное к ним наказ и идеал исполнять гетманство династическим, написали для него донос, сколько как он был в заговоре с крымским ханом. Голь-цин использовал знать перевести свою вину впоследствии несчастный поход для кого-то другого. Старшинский известие он отправил в Москву, гораздо после и выслали арестованного Самойловича со старшим сыном. Оттуда их, впоследствии истязаний, заслали в Сибирь.

Среди казацкого войска, которое стояло лагерем в походе, начались беспорядки, были убиты темнота старшин, шляхтичей, ненавистных водочных арендаторов. Тогда начальник сзывала совет, какой состоялся около охраной московского войска для реке Коломаку 25 июля в 1687 г. Именно наличность таких условиях избирали нового гетмана, которым стал главный есаул Иван Мазепа. Ходили поголоски, сколько он передал Василию Голицину 10 тысяч золотых, дабы обеспечить себе его поддержку и шелест старшины для выборах.

Однако следует попутное сказать, сколько Василий Голицин, божок Софии, которая была регентшей во сезон малолетства царей Петра и Иоанна, отнесся к Ивану Мазепы с особенной благосклонностью вторично тогда, если тот приезжал в Москву. Сам европеец впоследствии уровнем личной культуры, мировосприятием, Василий Голицин оценил европейскую образование Мазепы, его важный интеллект, государственный ум, лукавый талант. В лице будущего украинского гетмана дворянин Голицин по-видимому, нашел понимание своих устремлений к реформам в Московии.

Он хотел около эгидой Софии следовательно страну из византийско-азиатской деспотии для европейский уровень. Сделать это Голицин желал путем цивилизованным, без кровопролития, не отбрасывая достижений католической культуры. Петр и в 17 своих лет, свалив власть Софии, внедрив массовую эпитимия стрелков и наказав Голицина позже осуществил реформы, всетаки сделал это варварскими, террористическими методами. Не последней причиной было и то, сколько молодой правитель прошел выучку в немецкой слободе, усвоив фанатизм, нетерпимость, ограниченность немецкой пуританской церкви.

На казацком совете вместе с избранием Ивана Мазепы состоялась действие принятия «статей», то есть договору между Украиной и царем, будто это делалось завсегда наличность утверждении нового гетмана. Представителем царя в сей некогда был дворянин Василий Голицин.

Хотя и декларировались в первой статье «права и вольности» казацкие («чтобы украинский лицо имел весь права и свободы, о которых договорил вторично впоследствии Богдана Хмельницкого»), всетаки действительно путем них ничто не оставалось Царь утверждал впоследствии старшиной поместной, которые и беспричинно были в ее руках. Также исключительно для бумаге оставалось утверждени царя пропорционально просьбе старшины о том, дабы в украинские города не ссылались воеводы, дабы они не вмешивались в суды, не делали вред, несправедливость и деспотизм над людьми Украины.

В действительности царское правительство, которое уже в 1654 г. пыталось установить ратоборец контроль над внутренней жизнью Украины, стремилось обеспечить это введением в украинские города воевод с военными залогами. Институт воевод был важнейшим механизмом дабы постепенной оккупации Украины, вращения ее для провинцию Московского государства. Воеводы строили крепости, образовывая своеобразные военные базы, держали в своих руках главные коммуникации, пытались контролировать весь сферы украинской жизни, присваивали налоги, бесчинствовали, грабили население, стали настоящей бедой дабы Украины.

Остальная Коломацких украинским купцам «Под жестоким наказаньем» торговать в Московском государстве.

В финансовых делах тоже набрасывалась царская воля. В Украине не хотели брать бумажка — «чехи», — сколько делались в Севску дабы выплаты царским гарнизонам, всетаки не имели золотого обеспечения. Статья 19 требовала пить «чехи», а тех, который не захочет принимать, смертью карать.

Абсолютно запрещались международные впоследствии которыми власть гетмана действительно сводилась к полицейским функциям — заботиться и помогать выполнению многочисленных царских запрещений.

Однако Мазепа, подписывая «Статьи», думал не относительный их тщательном выполнении. Они дабы него служили лишь ступенькой к наивысшей владыка в Украине. Когда допустить, сколько изображение объединенной, сильной, самостоятельной Украины вызревала и развивалась у Мазепы постепенно, то с уверенностью дозволено говорить о его утверждении самом тутто в уме о необходимости выведения Украины из «руины», политического беспорядка, состояния гражданской войны. Такое дозволено было осуществить исключительно впоследствии бытие в Украине твердой гетманской власти, рейтинг которой упал для то сезон к самой низкой отметке.

Украинскими гетманами манипулировали соседние обладатели — Польши, Турции, Крымского ханства, московские цари. Заговор старшин мог довольно гладко свалить гетмана, а царская власть заслать его бессудного и следствия к Сибири. Царское правительство, будто уже отмечалось, было заинтересовано в том, дабы Украина находилась в состоянии непрестанного политического беспорядка. Поэтому Иван Мазепа, взяв булаву, принялся прежде исключительно поднимать достоинство и вес звания украинского гетмана, наполнять его реальной властью. При дводесятиричне есть гетманом он достиг такой могучей власти, которую к нему имел, по-видимому, исключительно Богдан Хмельницкий. Мазепа стал непреклонным обладателем Украины.

Гетман сумел сплотить близ себя старшину, в частности и оппозиционную — наиболее дабы него опасную, обнаруживая наличность этом дипломатическую гибкость и применяя, будто считают исследователи, незаурядную хитрость, не вовсе праведные средства. Старшинам гетман даровал земли, поместной с крепостными и зависимыми крестьянами, отдавал им всякие почести и награды, в то же сезон тайно поддерживая в Москве недоверие к ним. Когда же царское начальство делало попытки перейти к насильственным действиям визави этих старшин, Мазепа их защищал, впоследствии сколько получал их благодарность, любовь и безграничное доверие. Украинскую старшинскую аристократию он формировал будто самую первую опору своей гетманской власти.

Роскошная гетманская резиденция — Батурин — с разработанным точным церемониалом и личной гвардией скудно сколько уступала дворам европейских обладателей. В Батурини с королевской пышностью принимали посланцев разных стран. Величавый замок в Батурини, где происходило это высокое принятие, возвел его домовладыка гетман Иван Мазепа. Вообще, усердный расцвет украинской архитектуры в сей промежуток неразрывно связанный с его именем. На слуга год есть гетманом Мазепы приходится одно сооружение. За 1690—1706 годы он поставил четыре новых церкви, перестроил пять храмов княжеских суток, закончил конструкция трех церквей, начатое его предшественниками. Заботился и о фортификационных укреплениях для границах Украины.

Своей опекой писательства, науки, искусства и церкви строительством и реставрацией храмов, драгоценными дарами гетман зажил великий славы. В панегириках, стихотворениях, драмах воспевали «наибольшего украинского рыцаря», какой стремился следовательно Украину в европейский мир. Его блестящие гостеприимные пиры посещали генеральные старшины, полковники, дипломаты, книгодрукари, поэты.

Гетман Иван Мазепа заботился не исключительно культурой, всетаки и развитием экономики, промыслами, мануфактурным производством. Под проводом его правительства начальник и казаки развивали занятие Украины. Только в Стародубском полку во времена Мазепы существовало двенадцать строев дабы выжигания поташа, а для черниговщине одиннадцать гут производили стекло, действовало двенадцать бумажных фабрик. По всей Гетьманщине распространилось керамическое производство, а ткачество приобрело качество организованный фабричного производства полотна, сукна, шелка, казацких пасов, плахт, ковров. Водяные мельницы, которые были источником дешевой энергии, обслуживали паперни, гути, валюши-ступы дабы битья сукна, керамические мастерские, лесопильные заводы.

Крепя гетманскую власть, добиваючися стабилизации украинской политической и экономической жизни, заботясь о развитии культуры родного края, Иван Мазепа в абсолютной тайне вынашивал свою идею независимой, самостоятельной Украины, прикрываясь наличность этом неопровержимой лояльностью относительно царского правительства. Вынужденный справлять веления царя, направленные для распространение колониального гнета в Украине, он вероятно служил Москве. Это вызывало негативное наказ к гетману между крестьянства, казачества и мещанства. Его считали прислужником Москвы.

А главное, сколько в нового гетмана сложились напряженные отношения из Запорозькой Сечью, которая и впоследствии создания Украинского Гетманского государства хранила в ее пределах автономию, подлежала сам царскому правительству. При этом она оставалась частью Украины, носителем украинской государственности. Со своей политической автономией, самобытным республиканским строем, демократическими порядками — частым проведением советов, для которых решались самые главные казацкие дела, избирательностью старшины, местным самоуправлением, своим судом — Запорозька Сеч была исторической антитезой московскому самодержавию, абсолютной монархии.

Запорожжя оставалось ячейкой национального и социального протеста, привлекательным местом воли. Сам быль его существования взрывал фундаменты феодально-крепостнического хозяйства. Все более частые побеги для Сечь не исключительно украинских, всетаки и российских крестьян лишали помещицкие имения рабочих рук.

Московское государство, имея в перспективе отмену Запорозькой Сечи, в конце XVII ст. усилила наступление для ее автономию, прежде исключительно для запорозьку территорию — «Вольности Войска Запорозького». Там сооружались царские крепости и внедрялись новые поселения, чаще исключительно из иностранцев. Первая такая — Богородицка крепость — была построена в 1688 г. впоследствии счет запорозьких рыбоводств, пасек и охотничьих мест для реке Самаре, позже ее возобновили около названием Самарского ретраншемента. Начались строительные работы весной в 1688 г. Ими руководил Иван Мазепа, которого для это обязывала царская грамота, выданная ему для гетманство. Появление царской крепости с воеводой и царскими «ратными людьми», а также окружающих поселений для землях Сечи вызывала беспокойный ответ запорозьких казаков. Гетман пытался успокоить их, доказывая, сколько крепость — временная, довольно функционировать будто перевальная аргумент дабы пищи и амуниции во сезон похода для Крым. Вместе с этим Мазепа послал кошевому для Сечь взятка — тысячу червонцев.

Такой поход в действительности состоялся в книга году. В мае Голицин выступил с 112-тысячной армией. Гетман приобщился к нему для Самаре с 50-тысячным казацким войском. Этот другой Крымский поход также был неудачным, дошли исключительно накануне Перекопа. Вступили с ханом в переговоры, всетаки тот медлил. Не хватило воды. Голицин, беспричинно и не закончив переговоры, не заключив мир, вернулся в Москву, где сей поход отпраздновали будто победу. Казацким войском в инициатор некогда руководил свежий гетман Иван Мазепа. Крепость для Самаре продолжала бытие и в дальнейшем.

Противоречия между Запорозькой Сечью и гетманом заострялись в результате социальной политики Ивана Мазепы. Аристократическая ее направленность не воспринималась демократическим казачеством.

В начале 90-х годов XVII ст. Запорожжя послужило импульсом дабы политического и социального освободительного движения. Это засвидетельствовало, сколько идеал свободы отроду не умирало в украинском народе. В январе в 1693 г. для Запорожжи появился ратоборец канцелярист Петр Иваненко, которого называли Петриком. Он призывал запорожцев прибывать визави Москвы. Заслуживает для внимание, сколько военные канцеляристы были служащими Генеральной военной канцелярии — высшего исполнительного органа владыка в Гетьманщине. Они занимались ведением дел, перепиской, копированием документов их составлением. В соответствии со своим служебным положением военные канцеляристы были свидетелями и участниками многих событий, которые происходили в сфере политических и общественных отношений, имели доступ к государственным и других официальных документов. Военные канцеляристы не исключительно знали механизмы и подводные течения современной им политической обстановки, социальных отношений, всетаки и были осведомлены с историей Украины для основе документальных источников. Они являли собой представителей тогдашней украинской светской интеллигенции с высоким национальным самосознанием и демократическими тенденциями.

Именно таким и был Петрик. Манифест, с которым он обратился к запорожцам, является ценным документальным источником, какой удостоверяет развитие украинского национального самосознания в конце XVII ст., а также украинской общественно-исторической и политической мысли.

«Больно смотреть, — отмечалось в манифесте, — будто чужестранцы разрушают и притесняют домашний край.

Не чудо, которое беспричинно делает польский король. Когда-то мы были его подданные, всетаки с Божьей путем благодаря Хмельницкому выбились мы из неволи и натворили Польше столько беды, сколько она и накануне сих пор не опомнится.

Не чудо, сколько нашим врагом крымский хан: из давних давен мы разрушали его земле.

Но странное вот что: обычай московских царей. Не мечом же они нас получили; наши предки пропорционально собственной воле дабы обороны православной веры волею с ними соединились, советы веры христианской. Переселив с правой стороны Днепра для левый наших людей, москали обсадились нашими людьми путем всякого врага, потому сколько откуда алчность не пришел враг — весь довольно наши села первое жечь, наших людей в неволю забирать, а Москва довольно впоследствии нами в беспечности, будто впоследствии каменной стеной. Но Москве и того мало, и она хочет всех нас повернуть у своих рабов и холопов. Гетманов наших Многогришного и Самойловича, сколько впоследствии нас стояли, забрала в неволю, а теперешнему гетману Москва позволяет делить старшине поместной, а начальник позаписувала наших людей своим детям в вечную неволю, и исключительно сколько в плуг не впрягает. Сие Москва позволяет нашей старшине такое делать дабы того, дабы наши лицо оплошили и омужичилися, а москали между тем завладеют Днепром, Самарой и настроят там своих огородов.

Следовательно, подумайте, умные председатели, - либо лучше нам виднеться в неволе либо для свободе? Чужим слугой либо самому себе господином? У москаля либо ляха мужиком — свободным казаком ли? Когда славной памяти Богдан Хмельницкий с Войском Запорожским выбился из-под лядского подданичества — нешто плохо тутто было жить для Украине? Не было ли тутто у казаков золота, серебра и сукон дорогих, коней табунами и скота табунами? Всего было много. А будто стали мы московского царя холопы, то погибшая край вконец Чигирина, а у тех наших братьев, сколько перегнала Москва для левый край Днепра, и есть не было чего. Многие наши лицо сидят в неволе пропорционально московским огородам. А вторично пусть вам, господа, довольно и то известно, сколько сам гетман из совета всех полковников прислал ко мне секретно мужчину и велел передать, сколько будто исключительно мы приблизимся в Самару, то весь они путем Москвы отстанут, сойдутся с нами и будем вместе бить москаля».

Таким образом, выход из московской неволи было главным в программе Петрика. На войну визави Москвы он стремился летать запорожцев, съеживаться с ними для Гетьманщину, приобщить жителей городов, которые исключительно ожидают лозунга, присоединить будто союзника крымского хана. Программа Петрика имела и социальный характер. Он призывал пилить украинскую шляхту, которая держалась царя, готовить у нее имущество.

Призывы Петрика, хорошего оратора, нашли мнение для Запорожжи. Его избрали военным писарем, а для Сече это была важна должность. Военный писарь входил в численность сечевого правительства — Коша Запорозькой Сечи. Отозвались не исключительно запорожцы. Из всей Украины лицо начали собираться для Сече. Между тем Петрик поехал в Крым и заключил с ханом соглашение, впоследствии которым Украина отрекалась путем своих договоров с царем, а киевское и черниговское княжества создавали независимое государство.

Иван Мазепа разослал в Крым и для Запорожжя десятки агентов, которые ежедневный сообщали ему о действиях Петрика. Гетман послал письма кошевому атаману, а впоследствии направил специального посла для Сечь — Горбаченко. Мазепа советовал запорожцам виднеться верным царям и добивался, дабы ему выдали Петрика. Запорожцы, полагаясь для давнее право защиты беглецов, отказали гетману. Однако в поход впоследствии Петриком пошла, хоть и значительная, всетаки исключительно доза запорожцев, которые выбрали его гетманом Украины. Присоединились к ним и ханские войска. Ряд городов перешли для край Петрика: Царичанка, Китай-городок, кишенски и сокальски жители. Восстание быстро охватило поселение невинный утверждени Ворсклы.

Мазепа выслал визави Петрика пять украинских полков, а с другими пятью пошел вслед. Обратился в Москву с просьбой послать войско. Там возникла большая тревога. Царские отряды прибыли около проводом князя Барятинского, которому удалось нанести беспорядок Петрику около городом Маячки.

Постоянный, всетаки ложный казацкий союзник — крымский хан — изменил Петрика и покинул его. Оставшись без поддержки, Петрик пошел впоследствии ордой, жил в Перекопе. К нему приходили украинцы, которым он говорил: «Я сколько надумал, то сделаю. Выгоню москалей и всех вас освобожу из московской неволи».

У деятельности Петрика были довольно элементов авантюризма. Хана он убеждал, сколько его поддерживает весь Запорожжя, запорожцам говорил, сколько хан весь приманка орды отправит для войну с Москвой. В некоторых письмах он называл себя сыном Мазепы, а в воззвании делал намек, как гетман тайно поддерживает его и готовый отдыхать путем царя. Может, в последнем он был не такой уже и дальний путем истины. Противомосковская перечень Петрика была созвучна потайным, глубинным замыслам гетмана и настроениям его старшинского окружения. Но дабы них была неприемлемой социальная перечень Петрика — вместе с московским рождать владычество и украинских господ, отобрать в них имущество.

На другой год, если в Крыму назначили нового хана, Петрик убедил его дождь вместе войной для царя. Опять обратился с воззванием к запорожцам, но, будто и в прошлом году, не вся Сечь отозвалась. Позволили дождь исключительно желающим. Объединенные силы дошли накануне Полтавы, где опять повторилась тогорична положение — татары покинули Петрика.

В 1695 г. он опять ходил с ордой, писал универсалы, всетаки с таким же финалом, будто и в предыдущих два походы. Мазепа ходил визави Петрика в походы вторично и в 1694, 1696 годах. Наконец гетман пообещал тысячу карбованцев потому, сколько убьет Петрика. Такой желающий для фамилию Вечирченко нашелся. Он догнал Петрика и проколол его копьем, всетаки и сам был убит.

В первые годы XVIII ст. сложилась такая политическая ситуация, которую Иван Мазепа мог пользоваться дабы распространения своей владыка для Правобережье, сколько впоследствии Андрусивским перемирием и Вечным вместе оставалось впоследствии Польшей. Это дало алчность ему знать объединить две части Украины и предпринять инициатор аллюр для пути к независимому самостоятельному украинскому государству. Однако склад этого ожидание вступало в ответ с личными отношениями Мазепы и Семена Палия, которому принадлежала главная достоинство в возобновлении казачества для Правобережье. По-видимому, нелегкую внутреннюю душевную драму пришлось пережить Мазепе в этих обстоятельствах.

Семен Поджигатель, фастовский полковник, способный ратоборец коновод и организатор, имел хорошее склад и был человеком великий храбрости. Он прошел военную школу в Петра Дорошенко, почасту бывал для Запорозький Сечи, прослыл успешными походами для Крымское ханство и турецкие крепости в низовье Днепра, принимал покровительство в обороне Вены путем турков.

Вместе с полковниками Искрой, Абазином и наказным гетманом Самусем организовал казацкую колонизацию правобережных земель, которые в результате руины пропорционально большей части являли собой пустыню: города и села лежали в руинах, житель было уничтожено либо разбежалось. Совсем пустой, незаселенной оставалась пропорционально договору с Москвой целая карьера земли путем Киева к Чигирину, которая должна была ворочать впоследствии необыкновенный буфер между Левобережной Украиной и владениями Польши. Вещь Посполитая нуждалась в постоянной охране своих украинских владений путем татарских нападений. Поэтому польский князь Ян Собеский в 1684 г. выдал универсал, какой позволял казакам селиться в местностях, где лежали разрушенные города Корсунь, Чигирин, Лисянка, Умань, а в 1685 г. парламент принял закон возобновить для Правобережье казачество, которое достало знать расселяться пропорционально всему краю.

Заселение происходило быстрыми темпами. Возникали казацкие полки не исключительно будто военные, всетаки и будто административно-территориальные единицы с казацким строем, казацким свободным земледелием для плодородных черноземных незанятых почвах. Поджигатель, установив свою резиденцию в Фастове (60 километров путем Киева), поводил себя будто ни путем кого не бесхарактерный обладатель. Это вызывало тревогу и гнев и польского, и московского правительств. Поджигатель мечтал воспроизвести весь полки правобережного казачества и передать его около власть левобережного гетмана, дабы объединить разрозненные части Украины. В 1688 г. он путем гетмана Мазепы обращался к московскому правительству с просьбой принять его вместе с фастовским полком в подданичество. Но царское начальство не хотело нарушать соглашения с Польшей. В 1699 г. польский парламент впоследствии замирения с Турцией, которая кругом отреклась путем своих претензий для Правобережную Украину, постановил упразднить здесь казачество, поскольку оно уже было ненужно будто охрана.

Поджигатель, Самусь и другие полковники "не покорились и в 1702 г. подняли для бунт лицо Киевщины, Волыни и Подолья. В ряде битв они разбили польские войска, получили очень укрепленную крепость в Белой Церкви, оснащенную многими пушками, запасами пороха и амуниции.

Тайно Поджигатель поддерживал тесные контакты с левобережным гетманом Мазепой. В 1694 г. он писал гетману: «Я нашел сей край пустыней и работал слуга Хвастова, будто слуга своего хозяйства. Широкие поля засеялись хлебом, численность обитателей выросло, и не беспричинно из польской стороны, будто из берегов Днепра, из казацкого края и из Волощини; и церкви Божьи я построил и убрал для славу Божью». Мазепа советовал царю, дабы тот принял около свою власть Правобережную Украину, пропорционально крайней мере Белую Церковь. Но уже началась Северная война, и Петр и, какой объявил войну Швеции, желал запасаться польской путем впоследствии счет Правобережья Украины. Не принимая Поджигателя в свое подданичество, правитель требовал путем Мазепы, дабы он отписал Поджигателю о необходимости прекращения восстания и подчинения полякам. Относительно самого гетмана, Петр и запретил ему делать воспособление повстанцам.

Мазепа предлагал Поджигателю пропорционально царскому указу вработаться и входить полякам, а в то же сезон в Москву писал: «Не могу брать греха для душу и приветливыми обнадежениями клеветать Поджигателя, Самуся и Искру к послуху, а впоследствии поручать их полякам в неволю. Я не могу внушать их, сколько они остануться целые и невредимые, будто в своем здоровью, беспричинно и в имениях. Поляки не исключительно над казаками, всетаки и должен всем украинским народом, какой очутился около их властью, по-тирански ведут себя. Это же показали их недавние дела для Приднистрянщини и для Побужжи, где они мстили впоследствии народное восстание, многих карали смертью, вешали, бросали для гвозди либо садили для кругов...»

Восстание было придушено поляками, хоть им пришлось преодолеть отчаянное сопротивление, перебороть героическую оборону. Погибло десять тысяч наличность обороне Ладижина, тысячи наказаны для смерть. Только Поджигатель держался в своей Белой Церкви. Польский гетман Синявский просил Мазепу помочь ему в борьбе с повстанцами. Но украинский левобережный гетман оказывал воспособление своим землякам, спасал казаков путем репрессий. Он принял у себя Самуся, какой отдал ему приманка гетманские клейдони.

Весной в 1704 г. Мазепа получил наказ Петра дождь со всем своим войском углуби Польше, дабы поддержать союзника царя — польского короля Августа II. Польша тутто разделилась для две партии. Значительная доза магнатов перешла для край Станислава Лещинского, которого впоследствии Карл XII посадил для престол.

Для Мазепы наступило удобное сезон осуществить давнее намерение, свою заветную мечту — объединить всю Украину около своим проводом. С 30-тысячной казацкой армией он перешел Днепр, занял Киевщину и Волынь и решил оттуда не отступать. За просьбой царя Петра и короля Августа Мазепа расправился с магнатами, сторонниками Станислава Лещинского, преодолев их вооруженное сопротивление.

Свою главную квартиру Мазепа разместил в Бердичеве. ее почасту посещал Семен Палий, которого Мазепа завсегда встречал будто дозволено лучше. В то же сезон ему было надо оправдаться накануне царем Петром и королем Августом, легитимировать свое военное согласие для Правобережье. Чтобы закрепить принадлежащий политический успех, левобережный гетман решил определять Поджигателем, хоть их и объединяли патриотические чувства в Украину, общая политическая цель. Царь велел опередить Поджигателя около стражу и немедленно отправить в Белую Церковь взамен него полковником назначить Михаила Омельченко.

Первого августа Семен Палий пришел к главной квартире Мазепы. Его приняли пиром. Ночью, если полковник очень заснул, его схватили и силой вывезли к Батурина, а оттуда выслали в Москву. При связке со сторонником Лещинского Любомирсьиим Поджигателя обвинили в шведофильстви и заслали в Сибирь.

Некоторые исследователи объясняли устранение Поджигателя Мазепой их взаемопротилежной социальной политикой. Мазепе не пропорционально нраву был демократизм Поджигателя, какой установил в своей «палиевий государству» порядки, близкие толком Запорозькой Сечи. Кроме того, он враждовал с украинской шляхтой. Считали даже, сколько Мазепа видел в фастовскому полковнику возможного соперника — претендента для гетманскую булаву. Во всяком случае народная песнь осудила измена Мазепы относительно Поджигателя, сделав выговор для моральном смысле этого события. Поджигатель выступает в песне будто народный герой, «казацкий отец».

В октябре в 1704 г. Мазепа, оставив для Правобережье казацкие отряды, вернулся к Батурина будто законченный домовладыка Украины. Он употреблял надпись — «Гетман обеих сторон Днепра».

Менее впоследствии весь отражено в литературе полководческое искусство Ивана Мазепы. Кое-кто из историков даже пытался утверждать, сколько Мазепа не был хорошим воином, показал себя плохим стратегом и неопытным военным руководителем, уклонялся путем битв, считал наличность лучше командировать взамен себя наказных гетманов. Однако такие утверждения не отвечают действительности. Еще в молодежи годы он примкнул к изучению военного дела. Посланный королем Яном-Казимиром дабы учеба впоследствии границу. Мазепа для имущество мецената краковской академии Новодворского специально изучал пушечное спор во Франции и Голландии, завладел мастерством производства пушек. Дружил с ним будущий полковник артиллерии Мартын Катский.

Юношей Иван Мазепа принимал покровительство в войне с шведами. Он хорошо знал оружие, собрал в Батуринскому дворце многочисленную и ценную ее коллекцию организовал в Батурини литейную дабы выработки пушек.

Во главе одной из лучших европейских армий того времени — казацкого войска — Мазепа провел темнота походов, пропорционально большей части успешных. В конце XVII ст. он писал царю: «За 12 лет с начала своего гетманства я сделал 11 летних и 10 зимних походов».

Во сезон беспричинно называемого «первого азовского похода 1695 р.» правитель Петр и с 35-тысячным войском, между которого было и маломальски казацких полков, целое лето добывал турецкую крепость Азов, забросав ее несколькими тысячами больших бомб, всетаки беспричинно и не взял ее. С приближением осенней отверстие он вынужден был отступить. В то же сезон гетман Иван Мазепа во главе казацкого войска, к которому присоединился аристократ Б. П. Шереметев со вспомогательным московским конным и пешим войском, действовали пропорционально приказу царя в низовье Днепра — добывали турецкую крепость Казикермен.

За описанием казацкого летописца Самийла Величка, объединенные войска подошли к ней для рассвете 24 июля. Гетман приказал украинским казацким полкам и сердюкам подступить к ее стенам. Они прошли сады предместья, разбили и загнали назад к Казикермена турецкий отряд, какой пытался сдержать набег казаков. Неподалеку путем стен Казикермена казаки поделали шанцы и залегли там. Шанцы обставили плетеными кошами, насыпанными землей, а также пушками и мортирами, сделали тайные подкопы. Следующего утра Мазепа приказал начать обстрел Казикермена. На протяжении пяти дней, «неусыпно денно и нощно бито из пушек и мелкого оружия, бросаемый из мортир бомбы».

Сначала из Казикермена энергично и активно отвечали из пушек и яничарок. А впоследствии казацкие и московские пушкари беспричинно пристрилялися, сколько будто исключительно янычары отворяли окна в амбразурах, их огонь подавлялся, уничтожалась обслуга.

Казикерменский бей обещал большие деньги, всетаки никто из янычар не соглашался виднеться пушкарем.

Поскольку стены крепости были из твердого камню и скудно разрушались (осада могла длиться затянуться), гетман приказал своему войску ехать к казикерменских стенам такой беспредельный и важный земляной вал, дабы им дозволено было отдыхать дупло и, сравнившись со стенами, уломаться в город. Казикерменска залога пыталась обстреливать вал, всетаки их мероприятия были тщетными. Одного вечера в Казикермен было заброшено маломальски десятков бомб и малых гранат, стреляли из всех обозов. Как лже путем молнии, весь было освещено в тот пасмурный вечер. Один из московских подкопов сломал казикерменску стену. 30 июня в 1695 г. путем сей козни казаки, сорвав башню, ворвались в крепость.

Начался рукопашный бой, какой длился близ пяти часов. Казикермен капитулировал.

Из крепости ближнего — Мустрит-кермен, расположенной напротив, для днепровском Гаванском острове, попробовали обстреливать казацкие и московские шанцы и обозы, всетаки впоследствии капитуляции Казикермена, будто свидетельствует Самийло Величко, «поклонились и себе Низовому Запорозькому Войску, которое со своим кошевым атаманом Максимом промышляло, добывая его, — они приплыли туда путем Сечи для лодках».

Из других две крепостей — Аслам-кермена и Муберек-кермена, сколько стояли рядом, гарнизоны и обитатели, покинув большие пушки, со всем своим имуществом убежали в Крым. Генерал А. Гордон, какой состоял для российской службе, дал такую оценку этой кампании, которой руководил Мазепа: «Тогоричний (1695) поход для Борисфен, где генерал Шереметев командовал вместе с гетманом Мазепой, был вконец успешен. Они по-мистецки завладели несколькими городами — Гаге-Керменом, Аслан-керменом и Шингиреем».

На месте турецких крепостей построили новые, обсадили их украинскими и московскими залогами. Это были своеобразные военные базы для границе с Крымом. В следующие годы борьба с татарами длилась в низовье Днепра и для Запорожжи, где была выдержана беременная татарская осада.

В 1697 г. Мазепа принял покровительство в морском походе. В конце мая в 1697 г. правитель Петр и находился для одной из 16 галер, которые вышли в много во главе с венецианским вице-адмиралом Лиме вместе с сотней больших открытых лодок, впоследствии рулем которых сидели казаки. Командовал ими гетман Мазепа. Они встретили турецкую флотилию, которая состояла из 13 галер, семи трехмачтовых и пять малых судов. Царь решил атаковать их. В результате двухчасового наступления четырнадцать враждебных судов с 270 янычарами во главе с агой были захвачены.

В июле в 1698 г. многочисленные казацкие полки около проводом гетмана Мазепы вместе с 60-тысячным московским войском, которое возглавлял Долгорукий, отправились визави турецкого войска сераскерского паши и заставили его отступить впоследствии реку Буг.

Мазепа также пытался возобновить украинский флот для Черноморском море, — прислал запорожцам всякие верфи припасы, поощрял их к морским походам. По приказу гетмана полтавский полковник Иван Искра тщательным образом описал весь днепровские острова, реки и урочища путем порогов к морю. Но впоследствии Константинопольским вместе в 1700 г. с Турцией Петр и обеспечил себе Азов, согласившись для гибель намедни основанных казаками во главе с Мазепой крепостей для Днепре.

Успешно действовал Мазепа и во сезон Северной войны, например, в 1705 г. для Красной Руси. Того же возраст казаки около проводом гетмана заняли Замостя. Автор «Истории русив» характеризуя Ивана Мазепу, справедливо заметил: «в безустанной борьбе с поляками, татарами и турками Мазепа отмечался храбростью, предприимчивостью и всем военным искусством».

В 1700 г. Петр и в союзе с Данией и Польшей начал войну визави Швеции, пытаясь получить Балтийское побережье, дабы вмещать морскую дорогу к Западной Европе. Он втянул в войну и Украину, не считаясь наличность этому ни с заключенными ею договорами, ни с ее экономическим положением, ни с политическими обстоятельствами, ни с социальными условиями.

Для Украины царские интересы в этой войне были далекими и чужими. По украинско-российскому соглашению в 1654 г. московские цари отроду прежде не использовали вооруженные силы Украины визави государств, которые не выступали сам визави Украины и ее интересов. Украина посылала казацкие войска исключительно дабы обороны своего края, если борьба сам продолжалась близ ее границ. Петр и заставил Ивана Мазепу отправить казацкие полки для Север, для далекие фронты Ливонии, Литвы, Польши, Саксонии. Начиная с 1700 г., казаков неволили ступать год впоследствии годом своим средством в эти далекие походы, пить покровительство в тяжелой войне в необычных дабы них климатических условиях. Не хватало самого необходимого, даже пищи. Кладя приманка головы для чужого дабы них дела, казачество не исключительно не доставало никакую награду, а вторично и попадало около командование московских начальников, офицеров и генералов. Казаки терпели и страдали путем насилия, беззакония, неслыханного своеволия, жестокости, всякой несправедливости и пренебрегания всех Божьих и человеческих прав. Много казаков погибали, а которые и возвращались, то пешие, голые, изуродованные.

Целый корпус украинского войска около проводом полковника Даниила Апостола действовал для севере вместе с царскими войсками. Под Ерестфером в Лифляндии они разбили шведского генерала Шлипенбаха. Казаки захватили большие военные трофеи, всетаки царские командиры весь у них отняли. Вообще, взамен благодарности, казаков ограбили — забрали всех коней. В результате этого изможденные казаки должны были пешком преодолевать далекий оборот домой.

Много казаков погибали для принудительных «канальных», землекопных, строительных работах, для прокладке новых дорог, высушивании болотных местностей, копании каналов для севере, гораздо их сгоняли тысячами и где условия труда были нестерпимыми. Казацкий полковник Черняк беспричинно описывает обстановку для Ладоге, где работало 10 тысяч казаков. «Большое численность казаков больных и умерших находится, и слуга некогда больше множатся тяжелые болезни — больше исключительно вкоренилась лихорадка и опух ног, и мрут с того, всетаки приставлены офицеры, невзирая для такую нужду бедных казаков, пропорционально приказу господина бригадира Леонтьева... бьют их наличность работе палками — хоть и беспричинно они ее не исключительно денно и нощно, а даже и в дне воскресные, праздничные выполняют — без отдыха». Следовательно, вернулась из Ладоги едва треть (к тому же темнота из них искалеченных) из тех 10 тысяч казаков, которые работали для севере. Может, с тех времен пришли к нам горькие слова, сколько «Петербург построен для казацких костях». В действительности, весь вторично не подсчитано, сколько легло казацких председателей в тех болотах, для которых построена была новая город Российской империи.

В 1706—1707 годах причина силенна народу, прежде исключительно крестьян и казаков, должна была заниматься слуга строения новой крепости в Киеве для Печерске, поскольку правитель Петр боялся прихода шведов в Украину. Казаки должны были заниматься зимой и летом около пристальным глазом московских надзирателей, которые обращались с ними грубо и немилосердно. Военный писарь Филипп Орлик, доверено лицо Ивана Мазепы, писал в письме: «Началась та дело слуга фортификации печерской, наступили переходы путем украинские города к главной армии — то рекрутам, то всяким начальникам. И полковники со старшиной, почасту приходя к гетману, из жалями повествовали, сколько приставы слуга тот фортификационной работы казаков палками пропорционально председателю бьют, уха шпагами обсекают и всякое надругательство делают. Казаки, покинув дома свои, косовицу и жатвы, сносят тяготу и жару для службе царского величества, а там великороссийские люде дома их грабят, разбирают, жгут, женщинам и дочкам их делает насилие, коней, скот и всякое движимость забирают, старшину бьют смертным боем».

Принудительные «канальные» и строительные работы слишком обессиливали казацкое обстановка — казаки должны были дождь со своими конями и фуражом, пищей, одеждой, оружием. Годами они не могли наметаться собственным хозяйством, которое приходило в упадок, казачество беднело.

Упоминавшиеся в письме Орлика «переходы» путем украинские города происходили не исключительно в связи с построением Киево-печерской крепости. В передвижение около всей войны путем Украину проходили московские полки и команды. Они делали всякую несправедливость, забирали в житель припасы, обращались грубо не исключительно с простыми людьми, всетаки и из старшиной. Со всех сторон поднимался «плач, шелест и гамартрома» казачества, крестьян, мещан, исключительно украинского народа.

Один из наиболее уважаемых проводников казачества — полковник Горленко, какой командовал близ Гродна вспомогательным корпусом, доза которого стояла и в Риге, прибыв к главной гетманской квартире, изложил жалобы для прихоть московских командиров, их издевательство, обидчивое обычай с казаками и старшиной. В ответ для это полковника столкнули из коня, которого отобрали, будто и у остальных старшин. Когда стало известно, сколько из казаков, которых выслали в Пруссию, хотят исполнять драгунов (это было покушением для вакационный ратоборец уклад), Горленко воскликнул: «Пане гетьмане, ты, сколько нами проводишь, сколько ты думаешь относительный этом все?» И, может, впервые гетман наивный выразил свое критика московской владыка и намекнул для знать другого союза: «Вот какая знак впоследствии нашу службу!.. Какой я дурак, какой отбросил внушение Станислава» (Лещинского). А правитель к тому же неутомимо требовал думать к московской армии коней, скот, пища и всякие другие припасы, сколько также разоряло украинские хозяйства.

Через войну прекратилась украинская занятие путем балтийские порты. Вообще, Петр и нанес страшного удару пропорционально экономике Украины, действительно упразднив свободную торговлю. Указами царского правительства было запрещено вывозить из Украины куда-либо, кроме России, селитру — сырье дабы изготовления пороха. Уголь из Донбаса позволялось брать лишь для российские заводы. Именно в интересах российских купцов и заводчиков запрещалось ввозить в Украину из-за границы линия промышленных изделий. Украина могла торговать лишь путем отдаленные и невыгодные дабы украинского купечества порты.

Следовательно, петровске «окно в Европу» обернулось дабы Украины бедой. Она уже не имела право пользоваться давними, традиционными дабы себя торговыми путями, должна была спориться приманка товары путем всю страну к Архангельску.

До гетмана доходили сведения, жалобы, жалоба из всех городов Гетьманщины для бесправие, ограбление издевательство, надругательства царских военных начальников и солдат над украинским населением. Мазепа остро реагировал, пытался защитить принадлежащий народ, протестовал, высылал десятки писем к царю, его генералам и сановникам, почасту выражал приманка протесты в разговорах, отдавал приказ казацкой старшине с рекомендациями, каким образом предотвратить прихоть чужестранцев.

После ливонского похода Мазепа писал царю: «Вернувшись из здание нашей монаршей из границь Ливонских, полковники, начальник и скрепа начали для меня вконец жаловаться в первую очередь впоследствии то, сколько понесли такие труды и обстановка свое разорили во сезон такого дального походу, а дальше того, сколько впоследствии сено немало их общества побито и потоплено, и кони повидбирани, а управы, несмотря для весь споры, им ни одной не дано. Особенно же они жалуются для то, сколько в Пскове забрали их пушки полевые. Вообще, весь говорят для меня, сколько я не стою впоследствии их права и вам, большому государю, не бью челом, сколько такие дела делаются».

Мазепа добился путем царя проведения расследования. Был прислан стольник Лутовинов. Но командующий царскими войсками Шереметев беспричинно весь повернул, сколько казаки вторично и остались виновными.

Особенно темнота жалоб поступили для немецкого наемника, царского доверенного, авантюриста Паткуля. Немцы из его многочисленного отряда окружили в Познани казацкий, отряд, отняли у казаков коней, старшин арестовали. Казаки должны были дождь пешком в Краков, где их побили шведы и поляки короля Лещинского. В результате в Украину из 1700 казаков вернулось исключительно 80. В другой некогда Паткуль силой захватил коней, которые были собранные в Миргородском полку дабы перевозки казацкой военной армати, лагерного оснащения, а также больных, и продал их во Франкфурте.

Невзирая для протесты, жалобы и возмущения, прихоть и преступления царских прихвостней в Украине длились. Лично дабы Мазепы донимающим было моральное пренебрежение, которое он около неутомимо чувствовал будто гетман. Царь как относился к нему с большим доверием, жалел почестями. В 1700 г. Мазепа первым впоследствии Головкина получил наивысший общество — святого Андрея. Петр и добился дабы Мазепы титула князя Священной империи. В то же сезон правитель не позволял украинскому гетману приобрести политическую и военную самостоятельность. Когда начались военные операции, Петр и поставил Мазепу, будто обычного генерала, а не гетмана, около руку своего любимца князя Менши-кова, неука и взяточника, какой стремился достать Украину в свое владение.

Однако над всем этим стояло главное. Царь Петр и проводил в Украине колониальную политику. Унифицируя весь части своей империи, он начал кончать отдельный склад Украины, атрофировать устоявшиеся формы ее управления, убавлять старшинское самоуправление и гетманскую власть, имея целью их окончательная отмена. В более отдаленные ожидание Петра и входило также и уничтожение вооруженных сил Украины, которые он пока вторично использовал в своих войнах. В 1705 г. специальным указом Петр и перевел казацкое рота в непосредственную компетенцию царского командования, внедрил контроль впоследствии расходами для иждивение казацкого войска, частично реквизировал его артиллерию. Царь намеревался повернуть казаков для солдат, завести в Украине рекрутчину. Как для первую попытку в 1705 г. впоследствии царским приказом два казацких полка были отправлены в Пруссию для выучку, дабы исполнять из них регулярные драгунские полки.

Вообще, Украина дабы Петра и была своеобразной разменной монетой в его внешне политических комбинациях, козырной картой в военно-дипломатической игре. Ценой розшматування Украины правитель стремился запасаться поддержкой Польши (какой отдал Правобережье) дабы общей борьбы с шведами. Сделав из Гетьманщины княжество, правитель намеревался отдать его английскому герцогу Мальборо, путем которого надеялся втянуть в приманка ожидание Англию, дабы она способствовала успешным переговорам с шведским королем Карлом XII.

Если прежде Мазепа, может, и надеялся, сколько своей службой царю он сумеет воспользоваться и бухнуть Украину из руины, укрепив гетманскую власть, и посодействовать этим расцвету науки и культуры, подъема престижа Украинского государства в европейском мире, ее пути к будущей независимости, то впоследствии он начал осознавать неосуществимость этих стремлений. Имперская политика Петра и, которая с первых годов XVIII ст. приобрела особенную агрессивность, направлялась для то, дабы исполнять из Украины самую обычную российскую провинцию, а также уничтожить главного носителя менталитета украинского народа — казачество. Пятую доза его правитель намеревался зачесть в царские регулярные полки и расплавить в солдатской массе своей империи, остальные же перевести в крестьянство и закрепостить.

Нужно было избавлять Украину, избавлять ее из тисков деспота и поработителя. Рассуждая над судьбой Украины, Мазепа задумывался и над собственной судьбой. Она была около угрозой. Можно было пользоваться европейскую политическую обстановку, которая сложилась неблагоприятно дабы завоевательских планов царя. Шведский князь Карл XII победил Данию, сколько вместе с польским королем Августом II, какой в то же сезон был и саксонским курфюрстом, первой начала Северную войну в 1700 г. Дания оккупировала Шлезвиг-голштинию. Август со своим войском взял в осаду Ригу. Карл XII высадился из войском в Копенгагене и заставил датского короля следовательно утверждени и съеживаться из антишведской коалиции.

Царь Петр объявил Швеции войну 19 августа в 1700 г. и осадил 40-тысячной армией крепость Нарву для южном берегу Финского залива. 20 ноября шведский князь во главе восьмитысячного войска неожиданным решительным наступлением разгромил царскую армию. Все генералы и офицеры Петра и, между которых преобладали иностранцы, показались в плен. Царская сонм потеряла поселение обоз, артиллерию, военное сокровище.

За велением царя 12-тысячный казацкий корпус около командованием полковника Обидовского отправился около Нарву, всетаки успел добиваться исключительно накануне Пскова, если весь было закончено. Несколько тысяч казаков, хоть они и не воевали, погибли путем голода и холода либо вернулись в Украину изуродованными.

В в 1702 г. Карл XII в Ливонии преодолел и третьего своего врага — польского короля Августа, сторонника царя, а, разбив его армию, перенес военные действия в Литву. Однако Петр и, невзирая для сокрушительный беспорядок его войска около Нарвой и поражения союзников, с непреклонной решительностью и энергией пытался продолжать войну. Новым договором правитель укрепил принадлежащий скрепа с польским королем Августом. Петр алкоголик был дождь визави требованиям Августа относительный отречении тех прав, которые он вторично имел для доза Правобережной Украины. Это вызывало протесты Мазепы, какой быстро высказался накануне царем визави всяких уступок полякам средством Украины.

Нового, вторично более сокрушительного, беспорядок военным силам польского короля нанес Карл XII в 1702 г. Шведские войска захватили Варшаву и Краков. Много польских магнатов перешли для край познанского воеводы Станислава Лещинского, какой претендовал для королевскую корону и которого поддерживали шведы. Мазепа пропорционально приказу царя вынужден был у 1703 г. послать в Беларусь в поддержку креатуры Петра и — Августа II большое военное соединение (12 тысяч казаков), возглавленное полковником Миклашевским.

Сам гетман весной в 1704 г. во главе исключительно своего войска (40 тысяч казаков) отправился в Правобережную Украину дабы выполнения приказов Петра и и Августа II укротить магнатов — сторонников Станислава Лещинского. Но Иван Мазепа, заняв казацкими войсками Киевщину и Волынь, а в будущем году — Подолье и Галичину, дойдя вплоть накануне Сандомира, осуществлял, будто уже отмечалось, свою давнюю цель, свою национальную программу — соединение обеих частей Украины. Фактически он стал гетманом всей Украины и употреблял надпись — «гетман обеих сторон Днепра».

В то же сезон 17-тысячный украинский корпус около проводом полковников Апостола и Мировича впоследствии распоряжением Мазепы присоединился к саксонским войскам Августа и действовал вместе с ними визави шведов для Познанщини. Казаки Апостола разбили шведские части Лейбнгельма и захватили в неволя 300 шведов. Казаки Мировича принимали покровительство в получении Варшавы.

Однако Карл XII продолжал делать довольно успешно. Он опять разгромил военные силы Августа, а его самого выгнал из Польши и перенес войну для территорию Беларуси и Литвы, а впоследствии и Саксонии. Литовские магнаты и шляхта в массе своей переходили для край шведов, признавая Станислава Лещинского, какой третьего сентября в 1705 г. был провозглашен польским королем.

Царь, пытаясь понимать продвижение шведов, вызывал Мазепу с казацким войском. 14 тысяч казаков привел украинский гетман к Минску, где их поставили залогой, а также в Слуцку, Несвежие, Ляховичах. Шведам и здесь улыбнулось военное счастье. Они взяли Несвиж, в боях впоследствии какой погиб стародубский полковник Миклашевский. После длинной осады шведы получили Ляховичи, где попал в неволя переяславский полковник Мирович.

В 1706 г. Карл XII решил кругом разделываться из Августом Саским. С главными своими военными силами Карл отправился в Саксонию, родное имущество Августа, и оккупировал ее вплоть накануне Лейпцига. Августу ничто не осталось, будто начать переговоры, в результате которых был заключен сепаратный утверждени 14 сентября в 1706 г. с шведским королем. Август разорвал принадлежащий скрепа с Москвой, отрекся путем польской короны в интересах Станислава Лещинского, освободил своих подданных путем присяги ему для верность. Карл XII достал знать повернуть весь приманка вооруженные силы визави последнего члена антишведской коалиции — царя Петра.

Осенью в 1708 г. шведский князь отправился из Польши путем Литву и Беларусь для Московщину. Стоит отметить, сколько в канун 1707 г. Мазепа кругом утверждался в уме: дабы спасения Украины воздерживаться заранее разорвать с Москвой (разгром которой тутто казался неминуемым) и искать обеспечения самостоятельности Украины путем скрепа с Швецией. Еще прежде украинский гетман установил контакты с шведским королем путем доверенных посредников. Делалось это с чрезвычайной осторожностью. Обстоятельно передать перебежал этих событий, наипаче начало, запрещать путем нехватку достоверных исторических источников.

В октябре в 1705 г. попытку установить с украинским гетманом союзные отношения сделал Станислав Лещинский. Его агент привез официальный план союза впоследствии подписями польского короля и канцлера. Мазепа, впоследствии допроса с пытками, отправил этого представителя вместе с проектом договора в Москву. В письме к Петру он сообщал, сколько уже было четыре попытки подговорить гетмана для отверстие с царем. Но, заверял гетман царя, он «остается непреклонным, будто гранитная скала, визави всех искушений». В действительности, Мазепе скрепа с польским королем был ни к чему, поскольку гетман завсегда непримиримо относился к господству поляков в Украине. А как-то в разговоре с французом Балюзом, которого принимал в батуринскому дворце, Мазепа заявил, сколько «польская корона одобрять пропорционально примеру давнего Рима к обветшаю». Его интересовал исключительно Карл XII.

В марте в 1706 г. в Беларуси монах передал Мазепе шифрованное письмо близкого доверенного лица княжны Дольской, в котором сообщалось, сколько Карл XII направил гетману своего письма. Спустя некоторое время, уже в Киеве, Мазепа получил нового письма, где сообщалось, сколько шведский князь обещает поддержать Мазепу для Волыни, и он может намереваться для всю шведскую армию, следовательно, гетман может начинать к выполнению своего плана. Вскоре ему довольно послан афера впоследствии подписью Карла XII и Станислава Лещинского.

4 июля в Киев приехал правитель из Меншиковим. Разошелся слух, сколько Карл XII одобрять для Украину. Царь приказал своему любимцу подготовить дабы отпора конницу, а Мазепу поставил около его командование. Обладатель Украины почувствовал себя оскорбленным униженным и обиженным. Меншиков, которого правитель наградил титулом князя, стремился останавливаться украинским гетманом. Однако Мазепа не обнаружил приманка чувства, и правитель и Меншиков продолжали думать гетмана «одиноким между старшин верным царю».

Во сезон пира Меншиков около хмельком завел диалог с Мазепой о том, сколько поскольку царские войска в Киеве, наконец следует воздавать с «нашими врагами», имея для внимании старшину. Мазепа ответил, сколько «опасно замышлять новую войну, внутреннюю, пока не покончили с внешними врагами», всетаки сделал так, дабы присутствует начальник слышала сей разговор. Потом гетман своим старшинам сказал: «Везде проливаем свою кровь — в Ливонии, Польше, Литве, в Крыму, Турции. И зачем? Вся ваша знак — это обиды, унижения, а ныне хотять нам вторично овладевать огарок нашей свободы... Господи, смилуйся над нами, не дай им выполнить будущий план». Это был намек, всетаки начальник уже удостоверилась, сколько их гетман враг царской политики в Украине, которая вызывала весь больше сетований и возмущения между исключительно украинского народа.

Строительство Киевской крепости летом в 1706 г., основанное Петром и в связи с упоминавшимся направлением шведских войск в Украину обернулось рабским трудом, издевательством, бедой не исключительно дабы казачества, всетаки и дабы мещанства, наипаче же дабы крестьян, которых силой гнали для землекопные работы. К Мазепе друг впоследствии другом приходили полковники и уже наивный призывали к освободительным действиям. Говорил миргородский полковник Даниил Апостол: «Глаза исключительно народа обращены к тебе, гетьмане. Этот нарид верит у тебя. Пусть Господь бережет тебя накануне смертью чтоб ты не оставил нас в неволе». Полковник Горленко прибавил: «Как мы ежедневный молимся впоследствии бездействие души Хмельницкого и возвеличиваем его имя впоследствии то, сколько освободил Украину из ляцкого ига, беспричинно и, напротив, будем анафематствовать мы и наши деть довики тебя и твои костищи, если ты нас наличность своего есть гетманом впоследствии смерти своей в такой неволе оставишь».

Однажды Мазепа собрал полковников и поручил генеральному писарю, какой был ближайшим и доверенным лицом гетмана, зачитать дежурное письмо путем княжны Дольской, в котором она писала о намерениях Меншикова останавливаться гетманом Украины. После этого Мазепа сообщил полковникам, сколько Меншиков просил царя предоставить ему черниговское княжество, которое он считает первой ступенькой к гетманской власти, а также то, сколько правитель хочет упразднить казацких старшин, вовлечь в себя весь украинские города, наслав к ним своих воевод, выгнать всех украинцев к Польше, если они будут делать обструкция его планам, и даже предложил Украину одному английскому герцогу Мальборо. Закончил свою предложение Мазепа словами: «Боже, визволь нас путем Москвы!»

Так постепенно, больно подозрительный подводил Мазепа старшину к засекречиванию в приманка планы. А правитель между тем продолжал останавливаться антиукраинскую политику. Он привлек для принадлежащий край значительную доза польских магнатов обещаниями воспроизвести польскую Украину, то есть опять отдать Польше Правобережья. Мазепу Петр и вызывал к своей главной квартире в Жовкви для Галичине и 11 апреля для большом совещании сообщил о своем намерении упразднить казачество, превратить его в рекрутскую армию. В сущности, шла предложение относительный уничтожении вооруженных сил Украины. Меншиков начал поручать приказы казацким полковникам путем председателя Мазепы, какой уже наивный выразил свое гнев «глумом, обидой и унижением», нарушением «статей», которые прежде принимались Москвой и Украиной. Старшине он сообщил о планах царя уничтожить казачество. Полковники и другая начальник собрались для совет. Апостол нашел в Печерский библиотеке в Киеве текст Гадяцкой соглашения Виговского с Польшей. Обоговорювали также афера Богдана Хмельницкого с Москвой в 1654 г.

Мазепа не брал участия в этом совещании, считая, сколько преждевременное разглашение его контактов с шведским королем может грянуть мгновенную реакцию царя, какой уничтожит дело, которое беспричинно долго и терпеливо готовилось. Тем более, сколько в передвижение исключительно есть гетманом Мазепы для него шли доносы. Царь пренебрегал ими всетаки что-то могло и остаться в его памяти.

В то же сезон гетман продолжал путем посредников переписку с шведским королем. Нордберг, исповедник и литератор Карла XII, раскрывая иждивение корреспонденций Мазепы, отмечал, сколько в письме впоследствии сентября в 1707 г. был искренний иск к шведам прибыть для Украину и спариться с казацким войском. Мазепа обещал шведскому королю оказать ему воспособление и присоединиться к нему со своим войском. Гетман считал, сколько для то сезон была самой благоприятной дабы реализации его замыслов военно-политическая ситуация.

Как думает главный знаток мазепинских суток Илько Борщак, гетман, «что в действительности должен был амбицию исполнять Украину независимой, выбрал дабы этого момент очень благоприятный. Россия умирала около ударами враждебных армий, Швеция торжествовала. Польша была в агонии. Союз с Швецией не представлял ни одну опасность дабы политической свободы Украины». Казацкие силы были, в основном, сосредоточенные в Украине. Объединившись с ними, 69-тысячная шведская сонм приобретала большое важность над петровскими силами в 50 тысяч. К тому же сонм Петра была рассеяна путем Полесья к Свободная.

Но вышло иначе. В 1707 г. Карл направил передвижение своей армии не в Украину, а в Литву и таким образом потерял время. Царь затребовал путем Мазепы разделять путем казацкого войска 15 тысяч и послать их вдалеке путем дома, а для их местечко пришли царские войска. Большинство исследователей считают, сколько это достоинство близко с другими факторами было причиной полтавской катастрофы в 1709 г.

А пока еще, 16 октября в 1707 г., Мазепа получил нового письма путем Дольской. По сообщению княжны, Карл XII отправился в границы Украины, план договора с Мазепой уже был подготовлен. И вот тутто гетман в инициатор некогда открыл свою душу Орлику, предусмотрительно и разумно, с предостережениями рассказал о своих планах, объяснил причины их изменения, посилаючися для высокую цель, заверяя в своем бескорыстии.

«Всевышнего Бога взиваю для свидетеля и присягаю, сколько я не дабы частной своей пользы, не дабы высших почестей не дабы обогащения себя либо дабы каких-либо других химер, а исключительно дабы вас всех, который есть около моей властью и около региментом стоят, дабы женщин и детей ваших, советы общей добра матушки нашей бедной Украины, дабы пользы исключительно народа украинского и Запорозького Войска, дабы расширения прав и военных вольностей, хочу наличность помощи Божьей беспричинно сделать, дабы вы с женщинами и детьми нашими и домашний край из Войском Запорозьким не погибли будто а московского, беспричинно и с шведской стороны. Когда же алчность я для своей выгоды беспричинно должен был делать, то пусть побьет меня для душе и для теле Бог в Троице Святой единственной и невинные большой Христовы». Гетман поцеловал крест с частицей животворящого древа, а впоследствии предложил то же исполнять Орлику, какой и присягнул.

Нет сомнений, сколько Мазепа был искренним. У него не было своих детей, потому он не мог намереваться династических. Был пожилым человеком и понимал, что, по-видимому, недолго ему осталось царствовать. Богатства он и беспричинно имел огромные. Кто-то из его современников высказался, сколько Иван Мазепа был одним из самых богатых людей Европы. Хотя над гетманством и навис меч дамокла, всетаки Петр и имел к Мазепе безграничное доверие и вконец ценил его таланты. Гетман был кавалером наивысшего царского отличия. Поэтому ежели алчность шла предложение исключительно о борьбе впоследствии власть, то Мазепа не был ею обделенный. Между прочим, в доносе Кочубея царю для Мазепу передавались его слова, обращенные к полковникам в Киеве: «Когда в настоящее сезон есть между вами хоть алчность один, какой может спасти Родину, я передал алчность ему ее в ожоге».

В конце 1707 — в начале 1708 годов сложилась острая коллизия, которая могла вмещать фатальные последствия дабы задуманного Мазепой большого плана. На склоне своего возраста гетман пылко влюбился в дитя генерального судьи Василия Кочубея — Мотрю, которая ответила ему не менее пылкой взаимностью. Мазепа намеревался вступить в бросовое с ней, всетаки родители девушки непременно опротивели, тем более, сколько Мотря была хрещеницею гетмана, а храм запрещала браки крещенного отца из хрещеницею. Супруги Кочубеив мучало и истязало свою дочку. Она покинула домашний семейство и убежала к Мазепе, всетаки он, оберегая репутацию девушки и учитывая драка и критика казацкой старшины, отослал Мотрю к ее родителям.

Василий Кочубей затаил сильную вражда к Мазепе, всетаки зачинщиком всей интриги была женщина генерального судьи. Трижды Кочубей вместе с полтавским полковником Искрой посылал царю доносы для гетмана обвиняя его в измене. Но Мазепа, узнав о заговоре визави него, опередил листа Кочубея и Искры и просил царя обманывать испытание дабы проверки их обвинений. Царь, какой пренебрегал ливнем доносов для Мазепу, которые шли в передвижение двух десятилетий, и в сей некогда дважды выразил гетману свое доверие.

Мазепа выслал великий казацкий отряд, дабы понимать Кочубея с Искрой, всетаки они успели пересечь границы Украины и спрятались между царского войска. К ним пришло письмо путем царя, где он призывал их к Москве. Царь лицемерно писал, сколько хочет их выслушать и посоветоваться, будто помешать планам Мазепы. 18 апреля Кочубей с Искрой приехали к генеральной царской ставке в Витебске. Это спор правитель поручил Головкину и Шафирову. Их, будто и другое высокое окружение царя, Мазепа почасту наделял драгоценными подарками, повторяя «Москва бумажка любит».

Головкин и Шафиров вконец учтиво приняли доносчиков, заверяя в благосклонности царя к ним и поощряя, дабы рассказали все, сколько им известно. Кочубей передал грамота с 26 статьями, в которых им выкладывались факты, которые свидетельствовали, пропорционально его мнению, о связках Мазепы со Станиславом Лещинским и Карлом XII. Утверждалось, сколько гетман изменяет царю и даже, готовил козни для него.

Следствие из этого дела царские судьи начали тем, которые поддали для пытки именно обвинуватцив. Искру, Кочубея и других лиц и слуг, которые были с ними, били страшным кнутом, которого не знали в Украине. Кочубей та Искра вмиг же отказались путем своих доносов. 30 апреля их будто обвиняемых выслали к Смоленская. Головкин и Шафиров в справозданни к царю выразили свое приговор о смертном наказании. Однако Петр и требовал новых истязаний. Вымученных казацких старшин привезли в Витебск 28 мая и опять поддали новым жестоким издевательством. Стены комнаты, где происходили беспощадные истязания, были покрыты кровью. Узников сковали и отослали путем Днепр к главной квартире Мазепы, которая разместилась в Борщагивци близко Белой Церкви. Неумолимый гетман присудил их к казни. Приговор выполнили накануне фронтом войска в присутствии огромной толпы. Под топором палача упали председатели генерального судьи и полтавского полковника.

А между тем начальник усилила свое бремя для Мазепу. Однако исключительно Орлик знал о связках гетмана с шведским королем. Однажды к гетману пришли генеральные обозные Ломиковский и полковники — Апостол, Горленко и Зеленский, которые составили текст присяги. Мазепа внес некоторые поправки. Сначала полковники присягнули для кресте, а впоследствии и гетман, какой обязался наличность соответствующих обстоятельствах соединиться с Карлом XII визави московского царя, дабы обеспечить Украине самостоятельность.

Между тем тайные, путем посредников, переговоры украинского гетмана и шведского короля закончились заключением договора, какой лег в основу украинско-шведского союза в 1708 г. Об этом событии, кроме короля и гетмана, было известно исключительно генеральному писарю Орлику и премьер-министру Карла XII графу Пиперу. Оригинал договора погиб где-то около Полтавой. Граф Пипер собственноручно уничтожил в огне весь тайные государственные бумаги, по-видимому, в первую очередь те, сугубо секретные, сколько касались Мазепы. По приказу Петра и их напрасно искали. Первый испытание графа Пипера в плену касался отношений Карла XII с украинским гетманом.

До нас дошло шесть статей настоящего договора, зафиксированных в документе, составленном Филиппом Орликом в 1712 г., — «Вывод прав Украины».

«1. И. К. В. (его королевское величество) обязывается оборонять Украину и приобщенные к стране казаков земли и немедленно выслать туда для этого помични войска, если довольно доправлять того нужда и если помощи этой будут просить дворянин (имеется в виду гетман. — О. А.) и Состояния. Войска эти, вступая в страну, будут около командой шведских генералов, всетаки во сезон операций для Украине И. В. доверит господство ими князю и его преемникам и это довольно длиться накануне тех пор, пока Украина довольно воздерживаться в книга войске, которому И. К. В. довольно ассигновать плату, а казаки будут думать пища и пищу.

2. Все, сколько завоюется из бувшой территории Московщини, довольно иметь для основании военного права тому, который этим завладеет, всетаки весь то, что, — будто окажется, принадлежало когда-то народу украинскому, передается и задержится наличность украинском княжестве.

3. Князь и Состояния Украины, пропорционально праву, которым накануне сих пор пользовались, будут спрятаны и удержаны для всем просторные княжества и частей, приобщенных к нему. 4. Иван Мазепа, правомерный дворянин Украины, ни одним способом не может виднеться нарушений во владении этим княжеством; пропорционально его смерти, которая — надо верить — не наступит вторично долго. Состояния Украины спрячут весь вольности пропорционально своим правам и древним законам.

5. Ничего не изменится в том, сколько накануне сих пор отмечено, относительно герба и титула князя Украины. И. К. В. не сможет отроду присвоить сей надпись и герб.

6. Для большего обеспечения будто настоящего договора, беспричинно и самой Украины, дворянин и Состояния передадут И. К. В. для весь время, пока довольно ступать эта война, а с ней и опасность, некоторые из своих огородов, а именно: Стародуб, Мглин, Батурин, Полтаву, Гадяч».

Следовательно, афера Карла XII и Мазепы был договором двустороннего международного характера, он отвечал типа союзного договора двух суверенных государств. С одной стороны, выступал шведский король, а из другого — «гетман и Состояния». Шведский князь гарантировал Украине ее вакационный казацкий строй и весь земли, которые принадлежали когда-то к Руси. Мазепа со старшиной вконец выразительно поставили спор объединения всех украинских земель, и в этом они пошли пропорционально следам своих предшественников — Богдана Хмельницкого и Карла Х Густава. Швеция вторично в 1657 г. гарантировала Богдану Хмельницкому отвоевание всех украинских земель.

В договоре специально подчеркивалось, сколько шведский князь ни в коем случае не может доправлять для знак и надпись гетмана Украины. Оба этих элемента играли большую занятие в международном государственном праве XVII— XVIII веков, поскольку были тутто символом и внешним признаком суверенности края. Украина имела грустный испытание с Москвой, в договоре с которой сей вопрос не затрагивался. Цари узурпировали надпись Украины. Алексей Михайлович вмиг же стал именоваться — «царь Малой России». Поэтому наличность переговорах Богдана Хмельницкого с Карлом Х относительно герба и титула Украины делалось специальное предостережение, которое повторилось и в договоре Карла XII с гетманом Мазепой.

Рядом с позициями конституционного характера в украинско-шведском договоре в 1708 г. были положения, которые имели преходящий качество и вызывались тогдашней военной ситуацией. В 1708 г. Карл XII решил вступить в Украину. Такое приговор предопределялось проблемой, которая возникла со снабжением армии продовольствия. Положение в Украине для то сезон изменилось, поскольку Мазепа пропорционально требованию Петра и должен был отправить ему 15 тысяч отборного казацкого войска, зато в Украину были введены российские военные соединения. Существовала реальная угроза, сколько появление шведских армий приведет к появлению в Украине дополнительных петровских войск.

Однако поступил решающий час соединения казацких войск с шведской армией, для появление которой ожидал Мазепа. Он высылает к главной квартире шведского короля в Могилив своих посланцев с просьбой ускорить обыкновенный армии Карла XII в Украину, дабы опередить московские войска. Между тем Мазепа готовится к обороне путем царских войск, собирает запасы пищи в больших городах, крепит Батурин. В сей вконец укрепленный город с многочисленной артиллерией и с большим составом боевых запасов завезли новые пушки. Делаются эти приготовления открыто, ведь правитель уверен, сколько они направлены визави шведов. Мазепа напоминает священникам заниматься богослужение в церквях впоследствии победу Петра И. Ця избыточная осторожность действительно и вторично в решительное сезон обратится впоследствии визави самого гетмана., Когда он наивный изменит свою позицию, лицо его не поддержит.

По назойливому требованию царя немедленно выслать казацкие полки для соединение с российскими войсками, Мазепа притворяется тяжело больным. Умело обманывает царского посланника Протасиева, сколько информирует Головкина о смертельной болезни гетмана. Мазепа же немедленно сообщил графу Пипера; сколько с утешением встретит шведскую армию, и передал инструкцию, будто осуществить переправу путем Десну. Карл XII больно долго тратил драгоценное сезон и исключительно 16 сентября в 1708 г. отдал наказ передовым частям генерала Лягенкрона перейти границы Украины, овладевать Стародуб и соединиться там из гетманской армией. Но Лягенкрон совратился с пути, упустил время, и царские войска опередили его. Петр и тоже отдал наказ военному соединению около командованием немецкого генерала Инфлянта овладевать Стародубскую крепость учитывая ее первостепенное стратегическое значение.

Через маломальски дней вся шведская сонм во главе с королем вступила в Украину. Этот богатый край с естественными сокровищами, из огромным достоянием работящих рук, где каждое деревня могло прокормить целостный полк, показался шведам землей обетованной. Французский причина наличность дворе карпа XII Безенваль писал 25 сентября 1708 р.: «Украина такая богата пищей всякого рода, которых сама не может съесть ни вывезти для чужбину дабы торговли, сколько и житель имеет завсигди для маломальски лет соответствующие средства».

Шведы вели себя в Украине будто союзники, дружественно, уважали обитателей, платили золотом впоследствии реквизицию. В противовес им царские войска в Украине, впоследствии своей традиционной тактикой, оставляли пропорционально себе пустыню, прогоняли крестьян, разрушали и грабили села и хутора.

В конце сентября гетман собрал удивительный внушение и обратился к ее участникам: «Господа полковники, должен ли я спариться, будто мне приказывает царь, с генералом Инфлянтом?» Совет вместе высказался, дабы Мазепа отправил послов в шведского короля просить помощи и объединиться с казацким войском с целью помешать московской армии в походе для Украину. Настроение совета было такой, сколько чувствовалось: ежели алчность Мазепа отказался, выбрали алчность другого гетмана и поручили ему возглавить войну визави царя. Тогда Мазепа приказал Орлику зачитать текст договора с Карлом XII. Все в восторге произнесли славу в почтение Украины и ее гетмана.

Во главе пятитисячного казацкого войска выступил гетман из Батурина для соединение с шведской армией. Столько же казаков из четырех сердюцких и Лубненского, Миргородского и Прилуцкого полков во главе с сердюцким полковником Чечелем и пушечным есаулом Кенигсеном оставил Мазепа дабы защиты гетманской резиденции, батуринского дворца и крепости, приказав не благоволить царские войска в Батурин.

С гетманом шли: из генеральной старшины — рецензент Семен Чуйкевич, обозный Иван Ломиковский, писарь Филипп Орлик, есаулы М. Гамалия и Д. Максимович, хорунжий Иван Судима, племянник Мазепы Андрей Войнаровский, бунчуковий единоверец Федор Мирович, Клим Довгополенко, Григорий, Иван и Панас Герцики, Федор Нахимовский, Федор Третяк, Андрей Гамалия, Семен Лизогуб; из канцелярии — писари Михаил Ломиковский, Яков Гречаний, Иван Максимович и канцеляристы Антонович и Григорьевич; полковники — киевский Констянтин Мокиевский, прилуцкий Дмитрий Горленко с зятем Бутовичем, лубненский Семен Зеленский, миргородский Даниил Апостол, компанейски Игнат Галаган и Ю. Кожуховский, сердюцкий Яков Покотило. Все со своими полками.

Когда украинская сонм впоследствии дневного перехода переправилась путем реку Десну для невинный ее берег, Мазепа впервые открылся накануне казаками, большинство из которых не знали относительный истинных намерениях гетмана и считали, сколько они идут в наступление для Карла XII. Мазепа торжественно сообщил казакам, сколько ведет их визави «извечных врагов» украинского народа, визави московского царя, какой хочет отобрать права и вольности украинцев, упразднить гетманскую власть и казацкое войско, а самих казаков исполнять невольниками.

Гетман провозгласил: наступило время, если дозволено рождать ненавистное владычество и исполнять из Украины свободное и независимое государство. В этом поможет шведский князь Карл XII, какой присягает, сколько довольно беречь Украину всеми доступными ему средствами визави московских попыток, обеспечит независимость. Мазепа убеждал, сколько это некоторый порядок спастись Украине, которая в результате российско-шведской войны очутилась «между двумя пропастями». Хоть алчность который из тех двух воюющих — правитель либо князь — победил, дабы Украины одинаково наступит дешевый час, рабство. Победит князь шведский — и «мы неминуемо причислени будем накануне Польши и отданные для волю его любимца короля Лещинского... и посчитаны будем будто завоеванные... следовательно, будем рабами». А ежели победит российский царь? Он «карает лицо беспричинно своевольно, и не исключительно приволье и добро, всетаки и именно век подбита единственной воле и забиганци царской». Таким образом, единственным спасением дабы Украины является равноправный скрепа с Швецией.

8 ноября в девять часов утра в Горки, где размещалась главная помещение шведского короля, прибыл украинский гетман из всем своим войском в окружении личной гвардии. Перед ним несли бунчук и булаву, украшенные драгоценными камнями. Карл XII встречал Мазепу с наивысшими государственными достойниками, полководцами, отмеченными храбростью и другими воинскими заслугами, командирами и выстроенными наилучшими полками шведской армии.

За маломальски шагов путем короля Мазепа сошел с коня для землю и отборной для латинском языке поприветствовал его, благодаря Богови, сколько прислал Карла в Украину рождать московское иго. Король был в увлечении путем дрязги Мазепы. Он увидел накануне собой обладателя-европейца, человека большого интеллекта, с изысканными манерами, какой держался достоинство и независимо.

Карл XII поставил к украинскому гетману с наивысшим пиететом, склонил низко председателя накануне ним и пригласил разоряться для диваны, а сам стоял накануне ним, пренебрегши таким образом этикетом для Мазепы. Карл XII подякував и дал королевское слово, которое не составит оружие, пока не обеспечит Украине независимость. И потом, для протяжении исключительно времени общения, и тогда, если Мазепа был в изгнании, Карл XII, будучи человеком честным и благородной, ценил и уважал гетмана, неутомимо оказывал к нему глубокое внимание и искреннюю симпатию. После нескольких дней празднования в почтение украинско-шведской дружбы, объединенные войска отправились в Батурина.

Меншиков с передовыми московскими силами приблизился к Батурина, весь вторично сподиваючися соединиться с войсками Мазепы, хоть уже разошлись слухи относительный отъезде гетмана дабы соединения с шведским королем. Батурин встретил Меншикова пушечными выстрелами. Узнав, сколько гетман переправился путем Десну, Меншиков кругом удостоверился о переходе Мазепы к шведам и немедленно сообщил относительный этом Петра И. Цар удивился, даже растерялся. На него нашел начало безумной ярости и ненависти. Складывалась угрожающая ситуация. Шведские войска, усиленные казацкими, могли нанести беспорядок царю, и тутто Московию постигла алчность карьера ее союзников пропорционально коалиции. Однако особенностью Петра было опытность не ронять председатели в самые критические моменты, соединять приманка силы для главном, пить важные решения и делать с безудержной энергией.

И в сей некогда Петр с молниеносной скоростью принимает решение: являться манифесты ко всему украинскому народу, старшине избрать нового гетмана, а Меншикову штурмовать Батурин, употребляя безоглядного террора, дабы с самого начала видстрашити житель Украины путем шведов.

Седьмого и восьмого ноября появились царские манифесты, пропитанные подлой демагогией и нахальной ложью. Царь делал весь возможно, дабы вознегодовать достоинство Мазепы, возвести клевету для его политику и скрепа с шведами, отвернуть народные массы путем гетмана, направить настроения в другую сторону. В манифесте Петр называет Мазепу изменником царя, обвиняет его в том, сколько он как хочет отдать Украину в польскую неволю и силой повернуть украинцев в католическую веру, передать унии православные церкви и монастыри. О шведском короле писал, лже он, где исключительно не проходил, «церкви их и святыни грабил и вращал их для конюшне и поварни, священника тиранил и убивал, утвар церковную переделывал для светские неприличные вещи, обиды святые презирал, уничтожал и ногами топтал».

Царь дабы уничтожить Украину, в манифесте выступил будто ее защитник, более того — будто адвокат украинских крестьян. Он как упразднил налоги, сколько их, будто он утверждал, прежде наложил Мазепа дабы своего обогащения. Это имело побуждение для понимание народа — московского царя противопоставляли украинской старшине.

Такие манифесты и прокламации к украинскому народу выдавали и шведский князь и Мазепа. Гетман пытался донести к населению мотивы его союза с шведами. Мазепинские письменные обращения к народу разыскивали, уничтожали, терроризировали тех, который их распространял. Развернулась борьба манифестов. Петр и имел значительные преимущества в средствах этой «прокламационной» борьбы. его указы печатались во многих экземплярах. Только в типографии Киево-печерской удача накануне 10 ноября в 1708 г. было изготовлено 634 экземпляра. Князь Голицин раздавал их иностранным послам. Кроме того, он приказал зачитывать их в церквях во сезон службы.

11 ноября Меншиков пришел к Батурина с большим войском и сделал так, будто ему приказал царь. Когда царский офицер-парламентер утверждал, сколько залога держится непреклонно, Меншиков решил опередить Батурин приступом. Войска переправились путем Сейм и начали штурмовать крепость, всетаки пушки Кенигсена смели им мосты и заставили солдат отступить в беспорядке. Все попытки поладить путем маломальски парламентеров были непременно отброшенные защитниками Батурина. Меншиков маломальски некогда бросал приманка войска для стены Батурина, всетаки казаки храбро защищали город и его укрепление, отбрасывали врага путем городских ворот. Рвы заполнились труппами, всетаки запекла баталия длилась и впоследствии стенами города.

Несостоятельный преодолеть казаков, Меншиков решил отступить путем Батурина и даже перешел реку. Он должен был спешить, потому сколько уже приближались шведы с Мазепой. Но здесь для воспособление Меншикову пришел прилуцкий полковник Нес, какой находился в Батурини. Он отправил вдогонку Меншикову своего сторонника Соломаху говорить ему, сколько в Батурин дозволено войти засвит, если казаки будут отдыхать потайным ходом. О нем знала вконец малая скрепа доверенных казаков.

Ночью изменники ввели царские войска для середину площади, и те набросились для сонных казаков. Потом началось уничтожение жителей Батурина. Казаки и батуринци в перекрестном огне отчаянное, геройски защищались. Войско московское жег и грабил город, насиловало и убивало женщин. Впоследствии пожар неистовым пламенем охватил местечко разные и грабежу. Меншиков дал наказ не жалеть никого и мертвить даже детей. «Выбил всех их к ноге, не милуя ни пол, ни возраст, ни самих молочных младенцев», — писал литератор «Истории русив». Казаки, которые попали в плен, наипаче старшины, были по-варварски замученные. Сам Меншиков с палачами вешал и мучал людей. «Обычное эпитимия было дабы них живьем четвертовать, колесовать и для сваю убивать, а дальше вымышлены новые роды пыток, сколько само воображение ужасали». Один из современников свидетельствовал: «Все жители перерезаны — сие обыкновенный нечеловеческих московитов. Меншиков велел привлекать к доскам труппы начальных казацких людей и бросать пропорционально реке Сейм, дабы они подали известие другим о погибели Батурина». Вылавливать и завертывать жертв около угрозой смертного наказания было сурово запрещено.

Вся рота Мазепы (больше 70 пушек), его флаги, отличия, и весь драгоценности оказались в руках Меншикова. Заканчивая книга о страшном кровавом разгуле террора Меншикова, какой длился два дня, — 13 и 14 ноября 1708 года, о бессмысленном и жестоком сжигании и разрушении Батурина, о вырезанных детях и людях преклонных лет, относительный уничтожении казацкой залоги (свыше 15 тысяч человек), литератор «Истории русив» отмечал, сколько царские солдаты разрушали даже церкви, хоть были одноверцами с украинцами. «Весь город и весь общественные его здания, то есть церкви и правительственные дома с их архивами, арсеналы и магазины с запасами из всех концов воспалены и назад для пожарище. Тела побитых христиан и младенцев брошены для улицах и вне города... Меншиков, спеша с отступлением и будучи побочный человечности, оставил их для поталу птицам небесным и зверям земным, а сам, обремененный бесчисленными драгоценностями и сокровищами городскими и национальными и забрав из арсенала 70 пушек, отошел путем города и, переходя околицы городские, жег и разрушал все, сколько случалось ему для дороге, вращая поселки народные для пустыню. Такая же карьера постигла большую доза Малороссии. Отряды войска царского, разъезжая пропорционально ней, жгли и грабили бросать весь жилища без исключения, впоследствии правом войны, около неслыханным. Малороссия долго вторично курила впоследствии пламени, сколько ее пожирало».

Страшные репрессии вызывали много в Украине. Люди оставляли города и села, убегая в степи. Со страхом и отвращением присматривалась Европа к изуверской разные, совершенной Петром и в Украине. Украинский литератор Илько Борщак, какой в передвижение десятилетий работал во французских архивах и библиотеках, разыскал темнота ценных неизвестных документов и материалов из истории Украины, наипаче Мазепипской суток, в книжке «Иван Мазепа. Жизнь и порывы большого гетмана» наводит красноречивые названия статей из французских газет и журналов, которые вышли в 1708 р.: «Страшная резня», «Руина Украины», «Женщины и деть для остриях табель», «Все обитатели Батурина, без обзора для возраст и пол вырезанные, будто приказывают нечеловеческие обычаи московитов», «Целая Украина купается в крови. Меншиков употребляет московского варварства».

Приказав немедленно выбрать нового гетмана, правитель стремился унизить достоинство Мазепы в глазах шведов. В Глухив, где разместилась главная помещение царских войск, 17 ноября съехались исключительно четыре полковника с казаками, а также духовенство — высокие иерархи. Выборы происходили около прицелом царских ружей. И весь же вторично стало у казацкой старшины духа, первое, чем приступить к выбору, просить царя подтвердить весь давние права и вольности украинского народа. И правитель клялся, сколько весь права и свободы сохранит. Гетманом «выбрали» впоследствии волей царя стародубского полковника Ивана Скоропадского, обессиленного старца. Кандидатура молодого и талантливого нежинского полковника Полуботка, искреннего патриота, которого предлагали старшины, была отклонена царем, потому что, будто сказал Петр и, «из Полуботка может съеживаться другой Мазепа».

Скоропадский был давним приятелем Мазепы, какой его приглашал присоединиться к союзу с шведами. Но Скоропадский, имея в непосредственном соседстве царские войска, для это не осмелился. Однако, уважая Мазепу, он прежде уклонялся путем выборов, всетаки бремя для него было таким, которое вынуждено был согласиться. Текст присяги Скоропадского для верность царю имел унизительное обязательство, пропорционально которому гетман «не довольно вмещать никакую скрепа с Мазепой и довольно извещать царю обо всех волнениях народа и его симпатии к Мазепе».

После процедуры выборов для рыночной площади устроили пропорционально приказу царя и в его присутствии видовиско из смертного приговора. Чучело повесили для виселицу, а впоследствии мучитель таскал его между пыли улицами города, топчучи ногами.

Петру показалось и этого маловато. Он возобновил средневековый московский обряд, тутто для Украине неизвестный, - анафему. 23 июля в глухивский Святотроицкий церкви в присутствии царя и его царедворцев и генералов, казацкой старшины, которая осталась около московской властью проводилось неистовое богослужение. Священники и монахи, которых собрали из всех концов, были вдягнени в грустные однострой черного цвета, держали в руках длинные, будто казацкие сабли, свечи из воска, закрашенные сажей.

Поет псалмы, они окружили чучело, а затем, вращая для него приманка черные свечи, стали плакать вместе с благодарностями и пономарями: «Да довольно Мазепа проклят». Потом архиерей ударил кукла палкой в душа и крикнул: «На изменника и отступника Ивана Мазепу анафема». Чучело с криками поволокли из церкви, а впоследствии ним шли священнослужители, поет: «Днесь Иуда оставляет учителя и приемлет диавола». Царь выдал специальное поручение, дабы того же дня такую же службу устроили в Москве в Успенском соборе у присутствия царевича Алексея и исключительно двора.

Было что-то сатанинское в этом приказе Петра и: анафематствовать Мазепу в церквях, построенных для его средства. Анафему Мазепе провозглашал украинец, главный ученый, педагог Филиппа Орлика, литератор панегирика в почтение Мазепы, царский духовенство Стефан Яворский. Часть здеморализованого украинского духовенства, сколько отошла путем традиций независимой автокефальной национальной церкви, вероятно служила царю. С того времени свыше двух веков ежегодно в церквях всей Российской империи проклинали Мазепу и провозглашали ему анафему.

Анафема была снята путем 210 лет будто неправомерную антицерковную акцию. Царь Петр будто мирской, вежливый лицо не имел право диктовать и соответствовать такое действо в церкви. Прерогатива этого могла иметь исключительно Собору либо Синоду. К тому же не было соборного постановления православной церкви. Вселенская храм признала анонс такой анафемы будто повиновение православной церковью закона Божьего законам сатрапа. В 1918 г. анафема относительно Мазепы была снята, всетаки не российской православной церковью, а Украинской автокефальной в Києво-софийському соборе.

Царь желал перетянуть для принадлежащий край казацкую старшину. Все имения Мазепы и «мазепинцив» он провозгласил конфискованными и пообещал раздать их старшинам, которые докажут свою верность царю. Но казацкая старшина, которая прибывшая впоследствии первым приказом к Глухова для выборы нового гетмана, щедрой рукой была одарена грамотами для поместной. Из конфискованных маетностей правитель подарил большие земельные латифундии своим генералам и министрам: Меншикову, Головкину, Долгорукову, Шафирову, Шереметеву и другим.

Награждено и тех, который сделал для кого-то донос, обвиняя, сколько тот является явным либо тайным сторонником Мазепы. Антипатриотичные элементы украинского общества пытались пользоваться момент, дабы обогатиться, исполнять карьеру таким неправедным, черным путем. Это вконец углубило деморализацию общества; В то же сезон разыскивали богатства Мазепы, которые он закопал в разных местах. Из этого сокровища Голицин получил 25 тыс. руб. — «за книга наличность осаде Батурина», Меншиков — 6 тыс.

Царь всемерно пытался пугать украинский народ, беспощадным террором уничтожить у него слуга жанр оппозиции. На сторонников Мазепы, тех, кого подозревали в связках с ним, для старшин, которые не прибыли для выборы нового гетмана, посыпались страшные репрессии. Людей разыскивали пропорционально домам, а впоследствии возводили к местечку Лебедина, близ Охтирки, гораздо были перенесена главная царская помещение из Глухова. Там им наносили такие варварские муки и страдания, которые могло выдумать исключительно садистическое воображение Петра, какой сам давал точные инструкции.

Система ужасных пыток, путем которых лицо безумели, имела поэтапный характер: кнут, розпечене железо, колесование, четвертование, вколачивание для сваю, сдирание кожи живьем. Когда несчастные не выдерживали и сознавались в несуществующих грехах, наступала найлегша в этом аде эпитимия — виселица либо топор в руках палача. 900 лиц упали жертвами, не выдержав накануне конца нечеловеческих пыток. В Лебединых появилось тутто большое кладбище, которое в народе называли «гетманским кладбищем».

Дикие кровавые оргии Петра и и его сатрапов гораздо превысили все, сколько испытал лицо во времена руины. В Украине даже дабы криминальных преступлений не применяли нечеловеческих мук, которые широко практиковал Петр и.

Через 90 лет литератор вышеупомянутой «Истории русив» назвал это «лебединскими тиранами и звериными лютостями, сколько ужасают само человеческое воображение». По его мнению, насилием, жестокостями, кровопролитием правитель стремился искоренить, уничтожить идею права народной свободы, будто одного из принципов развития нации. «Остается ныне розмислити и посудити, что, когда, пропорционально словам самого Спасителя, в Евангелии списанными, которые главный неизменные и непроминальни: "Всякая кровь, проливана для земле, доправиться из рода своего", — то какое доправлення належится впоследствии кровь народа Руского, пролитую путем крови Гетмана Наливайка накануне сих пор, и пролитую большими потоками впоследствии то единственное, сколько хотел он воли, либо лучшей жизни в собственной земли своей и имел о книга замыслы, всему человечеству свойственные?»

Вообще царский порядок с его кнутами, пытками, ссылками в Сибирь тяжело .деморализував казацкую старшину, элиту украинского народа.

Между тем боевые действия развивались. 16 ноября шведско-украинские войска переправились путем Десну. Российские войска безрассудный пытались им помешать, их разогнала шведская артиллерия. 23 ноября союзники переправились путем реку Сейм и подошли к тому месту, где прежде стоял Батурин. Вместо своей могучей, роскошной столицы гетман увидел руины, обожженные огнем и щедро политые человеческой кровью, труппы ее защитников. Не осталось ни одной аналогичный души.

29 ноября Карл XII и Мазепа заняли Ромни, для другой день — Гадяч, крепость большого стратегического веса. Ромни Карл XII сделал главным местом пребывания своих войск. Через Ромни, Гадяч, Прилуки и Лохвицю проходил фронт шведской армии. Царские войска развернули наступление для Северную Украину и расположились для окраинах Полтавщини и Харьковщины. Войска Петра и пытались тревожить своего противника мелкими нападениями.

Зимой 1708—1709 лет ударили сильные морозы, путем которых погибло более чем четыре тысячи шведов. Гадяч превратился в великий госпиталь. Шведская армия, уже накануне того ослабленная, количественно уменьшилась. Однако именно в сильные морозы шведские и казацкие войска, главную квартиру которых Карл XII перенес к Зинькова, получили победу в боях около Веприком, а также близ Гад. Военные операции были проведены для Слобожанщине, где около Красным Углом состоялась большая битва. Карл нанес петровский коннице такого удара, сколько она для длительное сезон потеряла свою боеспособность. Но нежданно наступила оттепель, весь укрылось водой. Столкновения прекратились. Шведы и казаки отошли. Свою главную квартиру они перенесли к Будища для правом берегу реки Ворсклы.

И царь, и Мазепа вместе с Карлом XII пытались привлечь для принадлежащий край запорозьких казаков. Царь отправил для Сечь послов с подарками и большими деньгами, стремясь подкупить запорозьку старшину, всетаки из этого ничто не вышло. Позже туда прибыли посланцы гетмана: главный писарь Орлик, главный рецензент Чуйкевич, киевский полковник Мокиевский, бунчуковий единоверец Мирович.

Запорозька Сеч в передвижение исключительно своего существования оставалась самой демократической ячейкой в Украине. Поэтому у запорозьких казаков были вконец напряжены отношения из гетманом Иваном Мазепой. Они противостояли его социальной политике, а также были неудовлетворены тем, сколько гетман, осуществляя ожидание Москвы, строил для землях Запорозькой Сечи царские крепости.

Кость Гордиенко — некоторый из самых выдающихся кошевых атаманов — сам относился враждебно к Ивану Мазепы. Однако, если экспансионизм московского царя относительно Украины проявился со всей очевидностью, будто и намерение Петра и кругом побеждать украинскую государственность, если найжиттевишим интересам украинского народа начали наноситься сокрушительные удары и нависла предостережение уничтожения казачества, а также сплошного закрепощения крестьянства, запорозьки казаки сплотились близ Мазепы — носителя великий общенациональной идеи независимого самостоятельного Украинского государства. Решительно и энергично поддержал Мазепу и Кость Гордиенко. 23 марта он выступил для Сечевом совете. Сначала там выслушали московских послов. Потом зачитали письма путем Мазепы. Гетман перечислял всю несправедливость, какие цари наносили Украине, которая с путем шведов сможет, наконец, рождать московское владычество и добыть в борьбе себе свободу. Патриотическая предложение кошевого атамана повлияла для участников совета. Они вместе решили присоединиться к Мазепе. 30 марта Карл XII принял в Будищах запорозьких послов, которые привезли ему письма путем своего кошевого атамана, в котором он сообщал о принятии ожоги шведского короля и алчность дождь для жертв для виборення Украиной свободы. Того же времени запорожцы во главе с Костем Гордиенком развернули боевые действия визави царских войск, сколько изменило для лучше военную ситуацию дабы казаков и шведов, которые уничтожили царскую залогу в Кобеляках, линия сторожевых отрядов, очистив таким образом территорию Украины к Днепру.

6 апреля Гордиенко прибыл к Будищ во главе восьмитысячного запорозького войска, их торжественно встретили две тысячи гетманских казаков во главе с двумя полковниками. Мазепа принимал Гордиенка с его почтением в прежнем имении Кочубея в Диканьци. В большом зале близ стола, для котором лежали гетманские клейноды, кошевой атаман, поклонившись гетману, склонил накануне ним бунчук в знак почета. Они обменялись речами. Потом Мазепа устроил дабы гостей пир.

На предстоящий день состоялась быль Гордиенка и запорожцев с Карлом XII. Шведский полководец и князь обнаружил пиетет к запорожцам, высоко ценя их искусство, великий достоинство национального войска. Гордиенко, из своего бока, дал высокую оценку шведским воякам, а королю выразил взятка впоследствии то, сколько он пришел помогать отрешать Украину.

Гетман составил с кошевым договорное условие, к которому шведский князь присоединил свое обязательство, не подписывать с царем мир, пока Украина не довольно свободна путем московского господства. Мазепа принес присягу в своей резиденции, а запорожцы — в будищанский церкви. Запорозьки посланцы, к которым присоединились представители вгд шведского войска, вернулись для Сечь. Они везли лист короля и бумажка в подарок, к которым гетман прибавил вторично 50 тысяч золотых дукатов.

В то время, будто запорожцы вели эти переговоры в главной квартире шведского короля, запорозький отряд разбил военное соединение московского генерала Шаумбурга около местечком Нехворощею и доставил Карлу XII маломальски сот пленных. Присоединение запорожцев было дабы шведов вконец своевременным, потому сколько они нуждались большую в коннице. Напомним: значительная доза шведской конницы была уничтожена во сезон зимней кампании. Непосредственные коммуникации с Сечью для днепровских островах были главным путем дабы контактов с Крымом и Турцией, с которыми Карл XII проводил переговоры, стремясь втянуть их в войну с Московией. Союз Запорозькой Сечи с гетманом Мазепой и шведами вне политического и военного веса имел вторично и моральное значение. Запорозьки казаки, которые завсегда защищали православные церкви и казацкие вольности, защищали крестьянство путем господ и боролись визави господства чужестранцев, пользовались почетом, любовью и доверием между низших прослоек украинского населения. Участие запорожцев в этом союзе определяло его справедливость дабы народных масс Украины. Поэтому в передвижение нескольких дней накануне союзных войск присоединились темнота добровольцев, а крестьяне обеспечивали рота пищей.

В начале мая сонм Карла XII, просуваючися для юг, дошла накануне линии Ворсклы и здесь облегла Полтаву с ее крепостью. Шведские исследователи считают, сколько Карл XII будто любитель активной, наступательной стратегии стремился нанести решительного удара главным силам врага, уничтожить их в генеральной битве. Через осаду Полтавы Карл надеялся втянуть в битву царскую армию. Решительная победа, пропорционально мнению Карла, обеспечила алчность ему также новых союзников, в частности турков и татар.

Украинско-шведская сонм расположилась близ полтавских стен. Запорожцы — большие мастера фортификационного дела — начали копать окопы близ Полтавы. Меншиков использовал благоприятную дабы него военную ситуацию, дабы выполнить наказ царя о .зруйнування Сечах, где осталось мало казаков, поскольку большинство пошло впоследствии Мазепой. Царское войско, возглавленное полковником Яковлевим, разделилось для два отряда: некоторый из них плыл лодками Днепром, другой шел правым берегом впоследствии лодками. Первый отряд гладко и нежданно завладел казацкой крепостью Кодак и преодолел пороги. 18 мая Яковлев добрался накануне Каменной заводи и отправил парламентария с письмом путем Меншикова, которое властно требовало казаков поддаться ему. Запорожцы бросили посла в воду.

Чертомлицка Сеч расположилась для острове, какой омывали, будто тутто говорили, восемь рек. Во сезон наводнения он впрямь был неприступен. Первая испытание солдат Яковлева приличествовать к берегу для легких лодках закончилась дабы них фатально. Более чем тысяча солдат утонули, те, который попал в плен, были уничтожены. И опять, будто и к Батурини, нашелся изменник. Казацкий полковник Гектара-лаган, какой в молодой возраст жил для Сече, хорошо знал весь пути к ней. Сначала Галаган пошел впоследствии Мазепой, всетаки после покинул его. По-видимому, стремясь довести свою лояльность относительно царя, он пошел для измену и ввел малопомалу солдат в Сечь. Казаков было исключительно маломальски сот, всетаки они дрались храбро и отчаянное. Галаган и Яковлев пообещали тем, который волею покажется, сохранить жизнь. На самом же деле, над теми, которые этому поверили, совершенна кровавая резня. «Головы луплены, шью к плахе рубленый, вешаются и другие смерти тиранов завдавано, мертвых из гробов многих не исключительно общества, всетаки и чернецов луплено и вешаемый». Галаган охотился для запорожцев для путях, в степных хранилищах, пойманных высылал в Москву. Из Сечи были вывезены пушки, государственное драгоценность и флаги.

6 июля около Полтаву прибыло 70 тысяч отборного царского войска. Шведско-украинского войска было вдвое меньше. 7 июля Петр выдал анонс к своей армии. В нем правитель привычно клеймит Мазепу «подлым изменником», всетаки уже не обвиняет его, будто раньше, в измене в интересах Польши. В сущности Петр и признал, сколько гетман, желая «отделить Украину путем России», хотел самостоятельности Украины — «сделать из нее независимое государство и вовлечь в него Волынь».

Генеральная баталия состоялась восьмого июля. Первыми у нее вступили шведы, которые в восемь часов утра начали наступление для российские редуты. Полтавская баталия имеет огромную литературу многими языками. В многочисленных трудах обстоятельно описан передвижение битвы, определяются причины поражения шведской армии, которая накануне того считалась непобедимой. Военные историки проанализировали стратегию и тактику обеих воюющих сторон, прокомментировали ожидание и действия Карла XII, Петра и, их военачальников. Мысли и оценки разных авторов довольно почасту не совпадают. Больше исключительно сходятся для том, сколько к поражению повлеклось значительное количественное неравенство сил сколько действовали около Полтавой, а также невозможность Карлу XII в результате ранения сам водить боем.

Назначен королем вождь маршал Ренскиоль не развил дальше первый, вконец удачный набег шведских частей для российское войско. Отброшены солдаты Петра непоследовательно убегали к своему лагерю. Вообще инициатор остановка Полтавской битвы складывался плохо дабы Петра и, и он подумывал относительный отступлении. Однако оказалось, сколько Ренскиоль не владел ситуацией, командующие отдельных соединений спорили между собой во сезон операции. Из-за этого в шведской армии возник беспорядок, какой перешел в панику. Не могло спасти достоинство и то, сколько отдельные шведские части героически, отчаянное, накануне последнего противостояли наступлению царских войск. Большое численность шведских воинов вместе со своими генералами и маршалами попала в плен.

Битва велась между шведскими и царскими войсками. Казаки около не брали в ней участия. Однако те из них, который попал в плен, испытали большие муки и издевательства путем царских палачей. Все они погибли путем пыток. Иван Мазепа не брал участия в бое и не выходил из своей палатки. Гетман появился близко с Карлом XII, если тот начал отступать.

Полтавская катастрофа, из обзора для последующие события и будущую судьбу Украины, была дабы нее национальной трагедией. Полтавская баталия стала началом рабства и колониальной зависимости Украины. Петр и одержимо истреблял накануне основания все, сколько касалось имени Мазепы и украинской государственности.

Часть шведского войска сплотилась близ раненного короля, которого для ношах кругом вытянули из перекрестного огня. Решили отдыхать в край турецкого султана, воспользовавшись тем, сколько правитель Петр, празднуя свою победу, упустил сезон и не организовал преследования. Король вторично рвался вступить в битва и лучше погибнуть для луг боя, чем позорно отступать. Однако генералы и Мазепа убедили его, сколько царь, захватив короля в плен, заставит его подписать договор, низкий дабы Швеции.

Остатки шведской армии вместе с запорозькими казаками шли берегами Ворсклы вплоть накануне ее устья. К ним долго собирались вместе рассыпанные шведские полки. Шли в военном порядке, с развернутыми флагами. Казаки прикрывали отступление. Мазепа и князь ехали в карете. К ним присоединялось то украинское население, которое поддерживало шведов и пугалось московского преследования.

Девятого июля стало известно, сколько царские войска наздогоняють шведов и казаков. Но Карл XII и Иван Мазепа со своей маленькой армией успели примечать путем погони. Однако ночью из девятого для десятое они забрели в лесу и путем то потеряли значительную доза выигранного времени. На рассвете прошли Кобеляки, гораздо Меншиков с войсками прибыл исключительно в восемь часов вечера.

Десятого июля около вечер беглецы добрались Переволочной, где Ворскла сливается с Днепром. Здесь решили переправиться, всетаки правитель опередил их. Чтобы отвечать шведам оборот отступления в Турцию, предусмотрительно, вторично впоследствии маломальски дней накануне Полтавской баталии, приказал отвести и потопить весь лодки, жечь паромы для маломальски миль вокруг, а также жечь поселение Переволочну.

Около десяти тысяч шведских войск, между каких больных были три тысячи, должны были сохраняться для березе около проводом генерала Левенгаупта. и опять шведский князь не желал бросать даже доза своей армии и освобождаться такой ценой. Стремился вступить в битва с преследователями, всетаки его вблагали не делать этого. С несколькими генералами, государственным секретарем и сотней воинов эскорта он переправился. Искусные пловцы, запорожцы стали в большом приключении во сезон тяжелой переправы. Карету видтранспортували в тот способ, сколько передние колеса поставили для одну лодку, а задние — для второй. Мазепа со своим почтением переправлялся в лодке, которая начала зачерпывать воду, пришлось доза груза — золото и серебро, которое взял с собой Мазепа, бросить в воду. Казаки переправлялись путем реку, тримаючися грив коней. Не всем это удалось сделать.

Когда для рассвете приспел Меншиков с десятью тысячами пехотинцев и конников, Левенгаупт вступил с ним в переговоры, дабы опередить время, и затянул дрязги накануне полудня. Когда же он убедился, сколько королю уже не угрожает опасность, капитулировал. Условия капитуляции были вконец тяжелыми. Казаков всесветный не включили в эти условия. Меншиков не хотел испытывать казаков будто равноправных противников. Шведский генерал Левенгаупт недостойно отрекся путем товарищей пропорционально оружию. Казаки бросались в днепровские волны, предпочитая погибнуть, чем быть в руках врага. Кое-кому повезли спастись. Однако доза казаков и вторично 500 запорожцев, ранее захваченных в плен, были пропорционально приказу царя замордованные. Французская газета, сообщая относительный этих событиях, писала 21 сентября 1709 р.: «Немилосердный правитель был спрагнений украинской крови».

Царская конница переправилась путем Днепр и продолжала погоню. Изнурительное ход беглецов пролегло путем Звединивку, Решетиливку, Полтавку, Пески, Федоривку, а впоследствии «Диким полем», для юго-восток, путем безграничную однообразную степь, опустошенную и обезлюднений. Мазепа, физически вконец ослабленный, всетаки повелительный духом и твердой волей, был главарем путем пустынные степи, которые он хорошо знал. Вообще, в известной мере благодаря его умственные и знанием Карл XII впоследствии Полтавской катастрофы смог избежать плена и прибыть накануне турецких владений.

Путь беглецов путем пустынную поле был вконец тяжелым: не хватало еды и воды, истощала жара, огнем пекло солнце. Шведские солдаты — лицо из севера — в таких условиях были менее выносливыми, чем запорожцы. Они беспричинно переутомляли, сколько засыпали для ходу и падали во сне из коней. 17 июля беглецы добрались Южного Бугу. Царские конники, возглавленные Волконским, наступали им кругом для пяти. С большими трудностями 19 июля беглецы добыли лодки, всетаки в недостаточном количестве, хоть и заплатили впоследствии них немало золота. Запорожцы были кормчими великий лодки, где расположились Карл XII, Мазепа и их ближайшее окружение. Казаки переходили реку плавом, тримаючися впоследствии хвосты коней. Шведов немало затонувший, если они пробовали с конями переплыть реку. Те из казаков, которые не успели переправиться, спрятались в степи. Потом, переплыв реку в другом месте, присоединились к гетману. Около тысячи шведов осталась для левом берегу Бугу и попали, в плен, их отправили в Переволочной.

От Очакова шведы и казаки направились к Бендер. Целую неделю преодолевали сей оборот в сто километров путем степь, высушенную нестерпимой жарой. Карл XIІ и Мазепа отправили слуга своих послов к турецкому султану и крымскому хану. В Бендерах короля ожидал царский посол, какой путем имени Петра и предлагал Карлу ХІІ утверждени и добивался председателя Мазепы. Король с возмущением отбросил внушение царя. Карл XII и в дальнейшем непременно отбрасывал назойливые царю домогательства о выдаче гетмана. Как свидетельствуют современники, Петр и для само упоминание о Мазепе впадал в приступы такого безудержного бешенства и ярости, сколько наводил много для свое окружение. Агенты царя весь сезон пытались подкупить впоследствии большие бумажка турецких правителей, дабы те выдали Мазепу. Это иск Петр и изложил и в своих листьях к главе турецкого правительства — большому визиру, переданному царским послом в Константинополе. Большому муфтию впоследствии содействия в этом деле предлагали 300 тысяч талеров — огромные дабы того времени деньги.

На защиту Мазепы накануне турецким правительством выступил причина Карла XII в Константинополе Найгебавер. Он передал большому визиру меморандум, в котором, между прочим, отмечалось: «казаки не являются подданными царя, потому сколько исключительно приняли его вконец далекую опеку, потому-то они должны были полный невинный выступить вооруженное визави гнета, какой вовсе не скрывал своего намерения, чтоб уничтожить казацкие вольности».

Турки остались верными завещанию своего Корана — не ассигновать беглецов, которые ищут у них охраны, и не отдали старого гетмана для свирепую вендетта жестокого царя. Первого августа Мазепа прибыл к Бендер, где его с королевскими почестями принял турецкий генерал-губернатор и сообщил о решении султану, какой к тому же приказал касаться к гетману с большим почетом.

Мазепа два месяца прожил в своем доме в Варниди, предместье Бендер. Моральные и физические испытания кругом взорвали его здоровье. Жизнь отходила путем него. Он долго погасал. Заботился о нем весь эти последние век племянник Войнаровский, какой жил в соседней комнате. Часто просиживал с Мазепой безопасный Филипп Орлик, которого Мазепа хотел исполнять наследником своей идеи. Он передал ему свое политическое завещание. Посещал гетмана и Карл XII.

В конце сентября из города Яссы привезли православного священника. Мазепа висповидався. Потом он устроил приманка дела относительно имущества. Идет предложение о оба боченят, наполненных золотыми дукатами, а также два мешочка с драгоценностями, а главный — о шкатулке с бумагами, которую всю свою век напрасно искал Петр. Для этого дела, впоследствии просьбой Мазепы, Карл XII прислал 29 сентября шведского комиссара Сольдана—знавця славянских языков, какой и прежде полагоджував деловые дела украинцев в главном штабе шведов. Мазепа доверил ему распорядиться бумагами и имуществом и исправлять предсмертное завещание. Сольдан оставил книга о последних днях гетмана Украины, какой вторично должен был силы забавлять относительно своей судьбы сравнивая ее с судьбой Овидия, поэта-изгнанника древнего Рима, какой умирал в тех же краях.

Первого октября вечер Мазепа потерял память и около день длился его бред. Он звал свою ’мать, говорил о битвах. В четыре часа пришел попрощаться со своим союзником и другом шведский король, а с ним и официальные представители Англии и Толландаи;

От полудня второго октября близ гетманского дома начали собираться лицо — шведы, поляки, турки, больше исключительно же было казаков. В тревожном молчании стояли они весь время, даже если началась и долго длилась взрыв и большой ливень.

В десять часов вечера 2 октября в 1709 г. Иван Мазепа отошел. На пороге дома появился Орлик и известил: «Господа казаки, сиятельный владелец гетман Иван Мазепа умер». Все упали для коленях и перекрестились. Из бендерской крепости начали бить пушки.

В заключительный оборот большого гетмана Украины Ивана Мазепы провели торжественно и с печалью. Похоронную процессию открывали шведские фанфары и казацкие горны, которые играли навпереминно. За ними казацкая начальник несла признаки гетманской власти: булаву, украшенную самоцветами, знамя и бунчук. Гроб, покрытый малиновым бархатом из золотым шитьем, везли для телеге, запряженной шестерней, для которых ехали казаки с возвышенными вверх саблями. За гробом шли шведский князь со своим почтением и уполномочены наличность нем иностранные послы, а также представители султана, молдавский и валашский хозяева. За ними ехали верхом для конях Орлик и Войнаровский, казаки. Дальше с опущенным оружием и склоненными флагами — королевские трабати в красочных одностроях и янычары в белом. За древним обычаем голосили украинские женщины. В последних рядах толпой шли армяне, цыгане, татары и поляки.

Прощальная богослужение состоялась впоследствии обрядом казацкой традиции в маленькой православной парафиальной церкви села Варници, близко Бендер. Потом Орлик, учитывая присутствующих иностранцев произнес латынью речь, напомнив о победах и добре поступки и действия гетмана. Особенно остановился для его больших планах освобождения Украины. «Тот великий великий муж, какой остался для старые возраст без потомков и с большим имуществом, жертвовал всем, чтоб виборити волю своей родине. Он не колебался зректись всего, сколько может виднеться дороже исключительно для этой земле, и отдал собственную век впоследствии выход родного края из-под московского ига... Имя Мазепы довольно жить вичнй из славой в памяти нашего народа, потому сколько он желал дабы него свобидного развития всех его бесконечных возможностей».

Первым склонил председателя для прощание накануне тленными останками Мазепы Карл XII, впоследствии ним это сделали весь присутствуют. Завершилась богослужение салютом казацких самопалов, шведских и турецких ружей, выстрелами пушек. Потом кортеж с гробом гетмана в сопровождении отдела казацкого войска отвез ее к Галаца и там, у земли Молдавии — православного княжества, которое было около протекторатом Турции, — похоронили гетмана.

В главной церкви Святоюрского монастыря Галаца казаки построили между церковной трапезной кирпичный погреб-гробницу и в нем похоронили тело своего гетмана. На кончина была положена мраморная доска с чеканной для ней эпитафией, гербами Украины и Мазепы, а также фигурой одноглавого орла. Но Мазета, какой не знал бездействие наличность жизни, не нашел его и впоследствии смерти. Через маломальски месяцев впоследствии похорон, во сезон прутской кампании, которая была впоследствии хозяина Дмитрия Кантемира, турецкое рота заняло и ограбило Галац. Турки, надеясь встречать большие сокровища в могиле Мазепы, выкопали тело гетмана и выбросили его огарок для утверждени Дуная. Вспомогательный украинский корпус около проводом Орлика, какой воевал здесь для боку турков, узнав о святотатстве, положил огарок Мазепы опять в давнюю могилу.

Почти путем полтора века, в 1835 г., родственники умершего молдавского боярина Дмитрия Дерикча Баши, щедрого дарителя для Святоюрский монастырь, выразили алчность похоронить его между трапезной. Монахи открыли могилу Мазепы, всетаки они не помнили, чья это могила. На зачевганий богомольцами плите вывеска запрещать было прочитать. Боярина похоронили обок тленных останков Мазепы. Когда же молдавское начальство запретило погребать людей в церквях, родственники этого боярина добыли из могилы кости и боярина, и Мазепы и положили их в новой могиле — справа наличность входе к церкви. Надмогильная доска впоследствии длинных перипетий потерялась.

Место захоронения Мазепы посещало темнота украинских патриотов. В 1722 г. Орлик, проезжая путем Галац, уклонился могиле гетмана. Он записал: «Был я в церкви св. Юрия, посетил греб покойника Мазепы. Я молился впоследствии его душу и говорил отправить впоследствии него панихиду из сожаления, сколько такой великий лицо не имеет доблестный дабы себя гроб». Украинский литератор и офицер российской армии Мартос прежде войны с Наполеоном, в 1811 г. проезжал со своим воинским подразделением путем Галац. Он напивтаемно посетил могилу Мазепы. Паломничество к гробу гетмана официальные царские круги считали лишь ли не государственной изменой, заговором визави царской власти.

Украинский патриот Мартос зафиксировал в своих воспоминаниях те размышления и чувства, которые проняли его для могиле большого гетмана. «Мазепа умер вдалеке путем своего родного края, впоследствии независимость которого боролся. Он воевал впоследствии свободу и впоследствии это доблестный почета грядущим поколений. Когда он погиб, сыновья Украины потеряли тех святых права, которые Мазепа оборонял беспричинно долго с рвением и любов’юсправж-него патриота. Он исчез, а вместе с ним исчезло имя Украины и славных казаков. Он выделялся большими приметами и поддерживал развитие наук. Возобновил Киевскую Академию и обогатил ее библиотеку редкими драгоценными рукописями. И того человека, какой вернул Академии ее славу, которая построила либо возобновила столько святынь, проклинают ежегодно в первое день большого поста... Мазепа — образованный и добряк человек, удатний полководец и вожак свободного, следовательно, счастливого народа! В Киеве я присутствовал для этой недостойной службе, в которой, для позор нашей церкви, принимают покровительство духовенство духовенство и весь духовенство».

Ни одно анафема не в состоянии было уничтожить большую идею Ивана Мазепы о свободной, независимой, самостоятельной Украине. Исторический испытание неопровержимое убеждает, сколько свободное независимое государство будто историческая структура, которая обеспечивает народу экономическое и культурное развитие, способствует продвижению, прогрессу страны, ее равноправному участию в развитии цивилизации. Господство чужеземной государства, наипаче имперского характера, в экономическом отношении является в сущности барщиной для государственном уровне. Народ вынужден поручать приманка материальные и духовные достижения, а народное обстановка между тем приходит в упадок. В духовном же отношении социальная деградация приводит к исчезновению народа, уничтожения его языка, культуры. Поэтому изображение государственной суверенности, независимости имеет общечеловеческое вес и обеспечивает нормальное бытие каждого народа, каждой нации, хранит етнофонд человечество.

Последнее десятилетие XX ст. ознаменовано могучим историческим процессом возрождения национального самосознания народов Восточной Европы и прежнего Советского Союза, их безудержным устремлением к независимости своих государств. Хоть последняя, наибольшая и найжах-ливиша государство в мире — советская — развалилась, всетаки прессинг остатков имперских структур, имперское мышление, другие исторические обстоятельства имеют следствием то, сколько кое-где сей действие проходит болезненно, в деструктивных условиях. Однако колесо истории не повернуть назад.

Идея Мазепы о свободной, независимой Украине, его деятельности и попытке реализовать эту идею имели международный авторитет и весь заключаются в всесветный действие развития человеческой цивилизации. Через 283 года, в 1991 г., Иван Мазепа «вернулся» к Батурина. Накануне, в 1990 г., культорологичний поход пропорционально черниговщине отправил первую легальную панихиду пропорционально Мазепе, его войску и замученных батуринцях. Тогда даже не весь местные жители восприняли это однозначно, будто и появление национального сине-желтого флага. Давало о себе аристократия около трехсотлетнее позорище и очернение имени большого гетмана, его деяний.

Но год не минул безрассудный дабы дела возрождения Украины, в частности и дабы батуринцив. Проснулось национальное самосознание, историческая память украинского народа. Третьего июля в 1991 г. состоялась Батуринска поселковый совет, какой признал Ивана Мазепу национальным героем и позволила областной ячейке Общества украинского языка имени Тараса Шевченко «Просветительство» обманывать в поселке (такой статус ныне имеет прежняя и залюднена гетманская столица) Батурини торжества в почтение большого гетмана.

Два дня длился казацкий день в Батурини, для какой съехались лицо из всей Украины, — из Чернигова и Киева, Львова и Прилук, Самбора и Конотопа, Винницы и Житомира. Началось свято научно-практической конференцией «Батурин — гетманская город Украины», которая проходила в переполненном зале Дома культуры. Голова Батуринской поселкового совета говорил о тяжелом, тернистом пути к независимости Украины, какой начал вторично Иван Мазепа. Писатель Роман Иваничук, известный литератор исторических романов о мазепинских сутках, закончил свое выступление заявлением, сколько Батурин, прежняя последняя гетманская столица, должен останавливаться местом паломничества дабы украинцев исключительно мира. Научные работники-историки О. Апанович, М. Дмитриенко, В. Сергийчук произнесли речи: «Большая изображение гетмана Ивана Мазепы о независимости Украины», «Поэзия Ивана Мазепы», «Батурин в 1708 г.».

После конференции для стадионе, у дома, какой в далеком прошлом принадлежал казацкому старшине — генеральному судье, состоялся митинг-реквием. Под сводом неба произносились речи звучали песни для болтовня поэта Ивана Мазепы, стихотворения местных авторов для его честь.

На предстоящий день, в воскресенье, состоялось, по-видимому, самое главный событие этого двухдневного праздника — находка памятной плиты гетману, ее установили там, где размещались когда-то крепкая Батуринска крепость и замок гетмана, путем которых не. осталось ничего. В настоящее сезон там исключительно круча, деревья, полет, одинокая древняя груша. Именно около ней и установили памятную мраморную плиту. На ее мраморе гетман Иван Мазепа изображенный в парадном наряде с отличиями власти. Взгляд у него суров и любознателен. Рядом выбиты слова: «Поклонимся этой земле! Из нее черпал силу гетман Украины Иван Мазепа, с именем которого связано славное и трагическое в истории твоей Отчизны».