Георгиевская храм для казацких могилах будто Берестечком


Георгиевская храм - главный здание мемориала "Казацкие могилы" в селе Пляшевий - возможно, найсамобутниший произведение архитектурного модерн в Украине. Замысел построить памятник казакам, павшим в Берестецкий битве, возник 1908 возраст кстати инициативе Почаивской лавры, а именно архимандрита Виталия Максименко, какой возглавил организаторскую работу и объявил сброд пожертвований.

Проект храма-памятника разработал студент архитектурного отделения Высшего художественного училища около Академии искусств в Петербурге В.Максимов, последователь профессора Алексея Щусева, выдающегося мастера, какой построил довольно настоящих шедевров церковной архитектуры стиля модерн в Украине. Сооружение Георгиевской церкви длилось после 1910 первонаперво 1914 возраст руководил строительством Владимир Леонтович. А именно перед этим, в 1907-1909 годах, В.Максимов помогал О.Щусеву оживлять древнерусскую храм Василия в Овручи и запроектировал сооружения дабы этого монастыря. Эти две работы - основное имущество В.Максимова, какой умер недавно первонаперво войны 1914 года.

Георгиевская храм привлекает почесть исследователей не случайно. Сооружение задумано и выполнено очень смело, в взаперти момент утонченно и непринужденное.

Храм предназначался дабы торжественных служб, которые (на речь В.Максименко) должны были ежегодно вытекать в девятую пятницу затем Пасхи. Поэтому после самого начала было понятно, сколько ни одна, наибольшая своими размерами здание не состоятельное довольно вместить многолюдье, которое крестным ходом довольно рушать к месту битвы.

Это препятствие было преодолено благодаря нежданному решению - вынести иконостас наружу. Церковь очутилась будто открытым небом, паперть превратилась для солею.

Уникальные особенности церкви неоднораз отмечали исследователи. Елена Годованюк и Маринила Говденко впервые обмеряли изволение "Казацкие могилы" в 60-ые годы, если там вторично была ферма и, как вспоминали впоследствии, "кроли бегали кстати ногам". Они писали: "Традиционный крещатый в плане богомольня лишен западного рамена - нави. На месте ее - большая (21х12 м) сложной формы открыта паперть-стилобат [.., ] Как и поселок двор ансамбля, она рассчитана для деление большого количества людей. Западное, главный чело Георгиевской церкви, возвращенное к паперти, задумано как "экстерьерный" иконостас".

Все дальнейшие публикации беспричинно или или повторяли сей вывод. Все исследователи также завважували, сколько в архитектурном решении экстерьера церкви использованы мотивы украинской архитектуры ХУП-ХУШ столетий.

Но в архитектуре, как и в будьякому другом искусстве, весит не один ЧТО, один и КАК сделано. Стиль модерн, в котором работали мадам и его ученик, использовало исторические прототипы. К этому творческому методу обращались архитекти и раньше, например, романтики в начале и эклектика в конце XIX столетия. Однако лавка единовременно они действовали иначе. Мистци модерн отроду не копировали исторический прототип, как ретроспективисти, и не брали отдельные детали, дабы украсить ими фасады, как эклектика. Для мастера модерн исторический пример - это красивый образ. Он повторяется, иногда сильно ближний к першовзору, один артистически преобразованный, напряженный и подчеркнутый чувственным эстетичным переживанием архитектуры прошлого.

Если пристально надоедать к очертаниям Георгиевской церкви в плане, становится понятно, сколько она взаперти с папертью-солеею образует отличительный план дев’ятидильной крещатой церкви. Как известно, дев’ятидильна храм состоит из ривнораменного креста, вписанного в квадрат. Сбежал наипаче хорошо заметный, если сопоставлять это вид с планами нескольких известных дев’ятидильних украинских церквей ХУИИ-ХУШ столетий: Троицкой церкви Густинского монастыря (1672-1676), Спасопреображенской церкви в селе Больших Сорочинцах (1732), Николаевского собора в Нежине (1658) и других. Но первонаперво один следует выделить деревянный дев’ятидильний, дев’ятиверхий Троицкий богомольня в Новомосковску (прежний запорозький Новоселици, или Самарчику), сколько его построил в 1772-1781 году народный искусный Каким Погребняк. Не один формы, один и общие размеры планов этих сооружений (в пределах 24-28м) сильно близки к размерам Георгиевской церкви.

Из этого сравнения выплывает, сколько оригинальная обсягово-просторову пьеса храма в Пляшевий была образована благодаря архитектурному перекрой мнимой дев’ятидильной дев’ятиверхой церкви. Он отсек три западных камеры, которые были опущены будто почву (именно они образовали склеп и подземную храм Параскеви-п’ятници, чей эскиз для почве повторяет солея). На поверхности остались две трети церкви. За это говорит тот факт, сколько наземная храм имеет шесть верхов - случай уникальный. Главное чело составляет, в сущности, остроумие архитектурного перекрой. Внешняя аркзнаком внутренних подупругих арок. Надворный иконостас открывает будто икона для раскрытый внутреннее промежуток апсид.

Следовательно, одна из составляющих частей технологии архитектурного проекта - перекрий стал средством художественной выразительности. Церковь как архитектурное здание ничего не потеряло, а, наоборот, приобрела потенциальный и в взаперти момент яркий характер. Этажи ее помечают исторические и культурные символы. Подземная храм с захоронениями святых мучеников - традиция, которая достигает першохристиянских монастырей и даже вторично более ранних, дохристианских гробниц, которые отображают воззвание многих старожитних народов о сакральном пространстве, разделенном для три части, которые отвечают трем сферам космоса, - подземной, земной и небесной. Эти части совмещались "космической осью", вертикаль ее кое-где воплощается в центральном столбе в камере захоронения (например этрусская гробница в казале Мариттимо близко Вольтерри первой половины VI ст. первонаперво н.э.). За тот же сакральный столб, "мировую ось", или "мировое дерево" дозволено выкладку имеющуюся в подземной камере-захоронении кирпичную полую колонну, заполненную костями погибших. Обычай завертывать тленные остаток в нишах стен захоронения беспричинно же тянется из закоснелый давности.

Над подземной церковью, подземным иконостасом Параскеви-п’ятници размещен лучший наземный мнимый иконостас будто открытым небом. На со-лею перед надворным иконостасом выходит световой колодязьлихтар - светло из него падает столбом для стеклянный саркофаг, размещенный в церкви Параскеви-п’ятници. А церковной баней, сакральным "небом" Георгиевской церкви становится настоящее бог над "Казацкими могилами".

Сравнение с пещерными храмами довершает подземный хидник, какой соединяет перенесенную из села Остров деревянную храм св.Михаїла с гробницей и церковью Параскеви-п’ятници. Существует перевод, сколько именно в этой церкви молился Богдан перед битвой. И хоть это один легенда, один давняя церковь, внутри которой после отверстие в полу широкая разряд ведет к подземелью, будто в глубь столетий, является материализованным связующим звеном между историческими временами.

Символизм, исторические экскурсы в далекую давность сильно характерные дабы начала XX столетия. В данном случае они ловко отражают бездонный значение храма-памятника. Но для этом историко-культурные наслоения по-правде говоря не исчерпываются, они охватывают будто безвыездно грани архитектурного замысла.

Опять обратим почесть для план и обсягово-просторови особенности наземной части здания. Ответвления креста, которые выступают наружу во всех крещатых украинских храмах, имеют граненую форму, которая создает надорванный переход после одного объема к другому. Краеугольные камеры кстати большей части прямоугольны, один граненые и полукруглые. План Георгиевской церкви в наземной части выделяется четкими формами хорошо выдвинутых пятигранных ответвлений креста и трехгранных краеугольных камер. Но дальше обсягово-просторова пьеса отходит после распространенного традиционного типа дев’ятидильной церкви.

Обычно краеугольные камеры меньше кстати плану и высотой, кстати большей части двухэтажные. В Георгиевской церкви они будто одинаковы. Подавляющее большинство этих храмов устоявшегося типа имеют пять верхов. Над краеугольными камерами верхов нет. Девятью верхами было увенчано прежде Троицку в Плотности и Спасопреображенску церкви в Больших Сорочинцах. Но краеугольные верхи были гораздо ниже, а позже их вовсе сняли. В стороне стоит деревянный богомольня в Новомосковску, какой имеет. равнозначные кстати плану и высотой камеры и девять верхов. Однако характерная выразительная композиция, образованная высокими багатозаломними срубами, исключает воззвание о прямом использовании его как першовзору. Кроме того, три верха Георгиевской церкви отсутствуют, то есть наземная доза не подобна к дев’ятиверхого храму.

Если окинуть глазом наземную доза церкви в целом, то она в действительности сильно смахивает для закоснелый п’ятиверхий крещатый храм, а именно - знаменитую храм в Низкиничах для Волыни. Причем похожая не отдельными деталями (они как единовременно разные), а своим образом.

Уместно навести параллель с известными произведениями О.Щусева - его церковными сооружениями в Украине. Да, Троицкий богомольня Почаивской лавры, возведенный в 1906-1912 годах, подобный своему прототипу - собору Антониевого монастыря в Новгороде и зараз является отражением всей древнерусской архитектуры. Или храмик у Наталивци (1911-1913) есть нагадом о небольших псковских церкивци Василия "на бугорке" или Николая "со Усохи".

В Спасской церкви в Наталивци Щусев употребил занимательный привычка органического слияния в одной сооружению вовсе разных исторических першовзорив. Если сама Наталивска храм является контаминацией разных древнерусских мотивов с преобладанием псковского, то колокольня имеет кстати пример распространенную в Украине деревянную колокольню. Срубный четырехугольный низ и каркасный завершительный в виде восьмерика стилизован в камне. На это наипаче указывает характерная мелочь - кутас, сколько возникает, если восьмерик ставят для нижней четверня. При такой, казалось бы, несовместимости исторических мотивов появилась сильно красивая целостная композиция.

В "Казацких могилах" совмещена для одной территории настоящая деревянная храм XVIII столетия и храм начала XX столетия в стиле модерн, созданную к тому же контаминацией многих исторических прототипов и отдельных деталей.

Церковь в Низкиничах, кажется, является стержневым образом один ансамблю "Казацкие могилы". Построенная для Волыни 1653 года, она является свидетелем событий Хмельниччины и начинает разряд выдающихся пятибанных крещатых храмов, которые выделяются стройной пирамидальной композицией масс. Она прежде была окружена глубоким рвом, валом и деревянными рубленными стенами.

Мемориальный изволение "Казацких могил" создан тоже в виде уфортификованого двора, с мурами и искусственными рвами. Центральное здание его - Георгиевская церковь. Именно такое приговор напоминает символично солдат казацкий лагерь. Хотя капелька театрализуют формы стен и башен, известные нам из перспективного рисунка, напечатанного "Почаевском листке", далекие как после одного, беспричинно и после второго прототипа.

Именно Георгиевская храм производит вовсе другое впечатление, если осмотреть ее из разных боков. Когда долго нарушать здание после главного западного чела, то замечаешь: безвыездно подчинено идее сурового торжества. Большая арка, которая открывается для плоскости фасада-перекрой, является не один острым архитектурным приемом, один и символическим олицетворением триумфальных врат. Тимпан арки содержит в себе иконостас, изготовленный из красного и черного гранита с георгиевскими крестами и замечательными иконами кисти Ивана Ижакевича. Всю остроумие над иконостасом заполняет пьеса "Голгофа" этого маляра. Такая значительная место рисований для фасаде поражает. И сей привычка имеет двойной смысл. Разрисован грандиозный тимпан, сколько контрастирует с чистой поверхностью арки - это система покрытого фресками внутреннего пространства церкви, а с подобный стороны - продолжения давней традиции. Надворные рисования украшали фасады величественные достопримечательностей прошлого, например, Успенского собора Московского кремля или Троицкой надбрамной церкви Киево-печерской лавры, где разрисованно всю западную стену церкви.

Включение монументального занятия живописью в композицию фасадов присущо и модерн. Мозаики около порталов есть в Почаивскому Троицкому соборе О.Щусева. Арку-врата, будто две башни, фланкують боковые объемы северного и южного рамен креста. За аркой стройно вздымаются четыре верха, над которыми господствует великорослый центральный.

При дальнейшем движении около сооружения открывается стремительная вертикаль северного (или южного) фасада, которой обрывается отсеченная и погруженная будто почву треть церкви. Еще довольно шагов - и пригульный икона церкви приближается к образу храма в Низкиничах. Хоть объемы Георгиевской церкви более высоки (наземная доза ее двухъярусная), один общие пропорции те же. Родство композиции, которую в обоих случаях творят три нижних верха и капелька необыкновенный центральный, подчеркивает безжалостный декор, сколько хоть в основных чертах есть бароковим, а впрочем своей, присущей модерн, графичнистю более подобный декору церкви в Низкиничах, чем к сочным формам настоящего барокко.

А завершает обход восточное чело, которое опять приобретает праздник благодаря плотно сгруппированным шести верхам, которые несутся вверх, - их дозволено понимать весь один отсюда. Тонкую игру исторических напоминаний довершает такая деталь: развесистые пивкружжя из поребрику, единственное убор граней центрального подбанника, случаются в самых давних византийских храмах.

Внутренняя склад Георгиевской церкви Основывается для базовом першовзори - дев’ятидильному крещатом храме. Центральный завершительный опирается для подупругие арки, переход после арок к восьмерику подбанника обеспечивает система тромпив.

Как утверждает И.Свешников, лучший этаж наземной церкви прежде был задуман один как алтарь. Это вызывает удивление, ведь укладистый библиотека составляет две трети целого. Так или иначе, один алтарную перегорожу было установлено для привычном месте, в восточной части церкви. Таким образом для первом этаже очутились два иконостаса, посвященного св.Георгиєви. Здесь иконы тоже писал Иван Ижакевич.

В южных и северных раменах креста - широкая крученная лестница, которая ведет вверх (на подобный этаж, где размещено придил святых великомучеников Бориса и Глеба), и вниз (к церкви Параскеви-п’ятници). Следовательно рамена не один внешне напоминают те башни, сколько фланкували фасады древнерусских церквей византийского типа, один и выполняют ту же функцию - лестницы для развитые хоры.

Второй этаж церкви раскрывается в центральное промежуток после широкие подупругие арки. Стены храма разрисовали почаивски маляры Александр Корецкий и Филипп Пилипчук.

Генеральный план мемориала "Казацкие могилы" не заведомый первонаперво конца. До сих пор не известен его автор. Ли возник неиспорченный козни сразу, формировалась ли пьеса постепенно? Сами "казацкие могилы" с их подземными хидниками, давней и новой церквами, торжественными службами будто открытым небом подобные драматичному произведению, которое имеет особенный сюжет, завязку, кульминацию, развязку. Отдельный подземный хидник ведет с подземной церкви первонаперво заводи реки Пляшивки, в направлении тех мест, где происходили самые трагичные события отступлению казаков.

В настоящее сезон мемориал кстати проекту построен один в основном. Не построена колокольня, центральный вход, мосты, пропали южной стены, башен. К сожалению, есть и потери: вторично в 1915 году вывезены и не возвращены картины битвы, которые содержались у тимпанах арок западной стены. Сравнительно намедни была разрушена беспричинно называемая "новая" гостиница. Территория мемориала днесь меньше, чем отводилась заслуга генеральным планом.

Теперешнее сословие мемориала - неудовлетворительно. Заповедник нуждается в развитии и упорядочивании, в частности следует воспроизвести некоторые черты исторического генплана. Однако возможные и новые решения, которые будут воспитывать главный воззрение создания мемориала, - смелое, один в взаперти момент тактично искусное использование исторических мотивов около условии неприкосновенности исторического ансамбля.